Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
05 августа 17:59Распечатать

Надежда Кеворкова. ИЗГНАНИЕ РЕСТАВРАТОРОВ ИЗ ХРАМА. Что же на самом деле творится вокруг храма Воскресения в Кадашах?


Четвертый день верующие кадашевской общины Москвы не пускают реставраторов в мастерские, расположенные в храме. Вся территория прихода с 1992 года принадлежит общине, кроме храма Воскресения в Кадашах, который еще с 1964 года сдан Центру реставрации имени Грабаря в аренду Госинспекцией охраны памятников. Уже 12 лет власти предлагают реставраторам переехать либо в руины, либо в занятые другими организациями помещения, а община восемь лет добивается решения дела в арбитражном суде Москвы (во вторник суд очередной раз перенесли на конец сентября за неявкой ответчика от Минимущества). А пока 57 реставраторов отправлены начальством Центра в бессрочный отпуск, верующие молятся на паперти храма, который им не отдают, охранники охраняют опечатанную дверь мастерских, а милиция следит за тем, чтобы "все оставалось в рамках закона".

Церковный двор знаменитого храма XVII века в Кадашах - одного из двух самых знаменитых столичных памятников в стиле "нарышкинского барокко" - замкнут на замок, ограда увита колючей проволокой, по двору бродят молодые бородачи и обычная церковная публика. На крыше храма зеленеет молодая березка, древняя штукатурка сыпется со стен и идет трещинами. В небольшом притворе храма сидит охранник мастерских и тут же - в окружении икон - стоят на коленях человек 20. Молятся они в сторону опечатанной ими же совместно с реставраторами двери, ведущей в мастерские.

"Мы обращались в людские инстанции - ничего, теперь мы обратились в другие инстанции," – юноша поднял палец вверх, намекая на небесное заступничество. Один из тех, кто утром понедельника повел прихожан "на наложение печатей на двери". "Замок-то у реставраторов сломан, опечатывали мы вместе с их охранниками, а только за первую ночь приехало уже 33 проверяющих комиссии, которые удостоверились, что никакого оборудования никто не тронул и на мастерские не позарился", - говорит глава общины протоиерей Александр Салтыков. Реставратор с 40-летним стажем, в прошлом - замдиректора Музея древнерусской живописи имени Андрея Рублева, сейчас - декан факультета церковных искусств Православного Свято-Тихоновского богословского института. Его общине 12 лет назад передали всю землю приходского двора и каретный сарай с пристройками, а вот сам храм оставили реставраторам. "В любой просвещенной стране специалисты такой квалификации достойны дворца! Кому сейчас нужно продолжать сталкивать Церковь и государство?" - недоумевает священник. Половина реставраторов - его коллеги, однокашники и верующие люди.

К калитке подъезжают новые милицейские машины. Визитеры представляются работниками 12-го отдела МУРа по борьбе с хищениями исторических и культурных ценностей. Для них калитка открыта - крестятся, входя в притвор храма. "Как же это мы духовное с мирским помирить не можем?" - милиционеры смущенно переминаются перед все той же опечатанной дверью и "как христиане и неофициальные лица" недоумевают, почему нельзя "все решить по-людски".

Еще в июле, как подтвердили в Московской патриархии, Патриарх Алексий II обратился с ходатайством вывести мастерские из трех храмов Москвы и предоставить им помещение.

"Там своя власть, здесь - своя, между нами - менты", - мрачно говорит в трубку директор мастерских Алексей Владимиров, когда мы входим к нему в кабинет. Сидит он в километре от Кадашей - и тоже в храме, где в притворе ютится подворье Православной Церкви в Америке и где недавно отпевали убитого главного редактора русской версии журнала "Forbes" Павла Хлебникова. Уникальные мастерские разбросаны по четырем точкам: Марфо-Мариинская обитель, Кадаши, храм святой Екатерины и единственное новое помещение - в Чертаново. По документам 1996 года, договоры на аренду с Госинспекцией по охране памятников действуют до "фактической передачи памятников Церкви", но ничего ни по суду, ни "мирным путем" без вмешательства правительства, уверен директор, решено не будет. В 1992 году, вспоминает Владимиров, мастерские безвозмездно передали свои площади Сретенскому монастырю - "никто нам эти площади не компенсировал до сих пор". А нужно им 6 тысяч квадратных метров с потолками не ниже 4 метров – "иначе северные иконы не проходят". Две недели назад мастерским предложили неплохое помещение на улице Радио, директор согласился. "Но выяснилось, что у нас есть документы на здание, которое Росавиакосмос уже отсудил себе!"

Если сегодняшнее противостояние не завершится миром, считает директор, то все уникальные вещи, находящиеся на реставрации, просто погибнут, уникальных специалистов ему придется уволить (57 человек из 350), а уникальные мастерские - закрыть. "Ни шитье, ни деревянную скульптуру в России кроме нас не реставрируют", - утверждает директор и отвергает саму идею, что это конфликт просвещенных реставраторов и фанатичных церковников. "С Церковью у нас отношения нормальные", - директор перечисляет, сколько икон мастерские восстановили для открывающихся обителей. "Теперь-то я своих преподавателей из Свято-Тихоновского от отца Александра отозвал, - говорит Владимиров. - А так ведь половина его дипломов делали у нас, в Марфо-Мариинской, а дочь благочинного у меня хранителем работает".

В довершение Владимиров выносит копию письменного благословения самого Патриарха Тихона от 1918 года, данного основателю мастерских Игорю Грабарю "на собирание и охрану ценностей культуры и истории": "Вот какие у нас были отношения, а теперь что?" - восклицает директор, сидящий под Иисусом Христом, благословляющим Марию Магдалину.

Надежда Кеворкова, корреспондент "Газеты"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования