Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
31 мая 14:42Распечатать

Л.А. Карпычева. РОССИЙСКИЕ ОБЩИНЫ СЕСТЕР МИЛОСЕРДИЯ И ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ. Часть вторая


Начало - здесь

Однако "оскудение любви и частной благотворительности", о которых писал о. Иоанн Янышев, обнаруживалось в это время не только в рабочих трущобах больших городов, но и в российской деревне. На этой благодатной ниве вскоре развивается движение народничества, в котором приняли участие и женщины-акушерки, фельдшерицы, учительницы и даже врачи. Но их служение народу в деле здравоохранения и просвещения, в основном, питалось идеологией чуждой и даже враждебной Церкви.

Появление "исполненного благодати мужа-служителя церкви" трудно было ожидать, если Петербургская духовная академия, возглавляемая о. Иоанном Янышевым, не воспитывала пастырей готовых ступить на новое поприще, даже прослушав его курс "Нравственного богословия". И спустя полвека св. Елисавета Фёдоровна отыскала духовника для своей обители милосердия, о. Митрофана Сребрянского, лишь в провинциальном Орле. О. Митрофан в 1909 г. свидетельствовал: "современное общество в большинстве лишь сохранило название "христианского"… В доброй половине современные люди погрузились в новое язычество, можно сказать хуже древнего, так как стали лицемерны…" [43].

Женщины – подвижницы в делах милосердия – появлялись чаще, чем "исполненные благодати мужи". Одной из них была игумения Серпуховского Владычнего монастыря Митрофания (в миру баронесса Прасковья Григорьевна Розен), бывшая фрейлина императрицы Марии Александровны. При участии м. Митрофании великая княгиня Александра Петровна расширила и благоустроила Санкт-Петербургскую Покровскую общину сестер милосердия и хотела превратить её в монастырь. По распоряжению императрицы она переустроила сельскую общину сестер милосердия св. Марии Магдалины, основанную кн. М.М. Дондуковой-Корсаковой.

Большой заслугой м. Митрофании было устройство образцовой епархиальной Иоанно-Ильинской общины сестер милосердия в Пскове (1869-70) и такой же Владычне-Покровской – в Москве (1870-71) [44]. 7 марта 1872 г. она была утверждена в председательницей Московского дамского комитета Общины сестер милосердия Общества попечения о раненых и больных воинах (позже – РОКК), сменив скончавшуюся председательницу – игумению Вознесенского монастыря Паисию [45].

По замыслу м. Митрофании именно церковные епархиальные общины должны были возникнуть в каждом губернском городе, в каждой епархии и быть приписанными к местному женскому монастырю. Они имели монастырский устав, а также монашествующую настоятельницу и часть сестер, так как этого хотел митрополит Филарет [46]. В созданных при участии м. Митрофании епархиальных общинах, по мнению их современника и, пожалуй, единственного исследователя первых общин П. А. Илинского [47] действительно применяются "некоторые начала монастырского общежития" [48].

Однако этим планам не суждено было осуществиться. Вскоре м. Митрофания стала "героиней" одного их самых скандальных судебных процессов века: её обвинили в подделке векселей, мошенничестве и приговорили к ссылке в Сибирь. Сама же м. Митрофания писала, что причиной её поругания было именно то, что у дела, которому она служила, было слишком много врагов. Епархиальные общины, по мнению м. Митрофании, противостояли "распадению нигилизма". "Это поняли те, которым не нравилось нововведение, и возбудили дружное восстание против меня, учредительницы этих общин", – считала она [49]. Так или иначе, но хлопотная и с неохотой встречаемая идея церковных общин сестер милосердия была скомпрометирована, а заодно – и идея деятельного монашества.

Далее новые общины сестер милосердия возникали уже в светском ведомстве РОКК, в становлении которого Церковь приняла определенное участие. При учреждении Общества, в мае 1867 г., к "россиянам, чадам православной церкви" с призывом принять в нем участие обратился митрополит Московский Филарет, ссылаясь на евангельского милосердного самарянина [50]. В почетные члены Общества записались семь епископов, среди них – митрополит Московский Иннокентий и митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Исидор, а также десятки священников. В рамках зарождавшегося Общества Московский дамский комитет Общины сестер милосердия возглавилам. Паисия, игумения Московского Вознесенского монастыря. В него также вошли игумения Алексеевского монастыря Иллария и игумения Страстного монастыря Антония. [51]. Четыре монахини Вознесенского монастыря ещё в 1863 г. в качестве сестер милосердия постоянно дежурили в лечебнице для чернорабочих [52]. Комитет, возглавляемый м. Паисией, на своем попечении имел 10 сестер в Вознесенском монастыре, 6 сестер – в Алексеевском и 6 – в Страстном. Но эти сестры милосердия не были монахинями, монастыри лишь обеспечивали их подготовку. В почетные члены Общества записались семь епископов, среди них – митрополит Московский Иннокентий и митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Исидор, а также десятки священников. Кроме того, вначале участие в подготовке сестер милосердия для РОКК из числа своих послушниц приняли несколько женских монастыри в Казани (Богородичный), Астрахани, Виннице, Курске и Смоленске. Однако этот опыт не имел широкого распространения. В 1913 г. необычными событиями стали первый выпуск сестер милосердия Красного Креста из 11 монахинь на курсах, организованных игуменией Новодевичьего монастыря Антонией в Петрограде, и открытие при монастыре больнице и амбулатории [53]

Но в основном, новые общины сестер милосердия РОКК строились на началах гуманизма и туманно-патриотической идеи. Насколько непрочным оказался этот фундамент, стало очевидным уже через несколько десятилетий. В 1908 г. сестра милосердия Т. Миркович в обстоятельной Записке, имевшей большой резонанс в обществе, писала, что даже "идеи старых общин сестер милосердия настолько расходятся с задачами Красного Креста, что служить целям последнего не могут" [54]. В Записке отмечается и общий упадок общин Красного Креста в профессиональном и нравственном смысле. Требования бескорыстного и безвозмездного служения сестер диктовались корыстными интересами различных государственных ведомств. Общежитие, способствующее в православных общинах спасению души и исполнению заповеди любви к ближнему, подменялось казармой закрытых заведений. Духовное подвижничество уступало место кратковременному военному героизму. Из общин Красного Креста исчезали просто человеческие "чувства локтя", дружества, взаимной поддержки. Старые и формально независимые от Красного Креста общины сестер милосердия вполне усваивали тот же дух. Это, конечно, не исключало возможности подлинного христианского подвижничества на поприще сестры милосердия, но сам строй общин сестер милосердия ему не содействовал.

Создавая свою Марфо-Мариинскую обитель милосердия, св. Великая Княгиня Елизавета Федоровна, будучи попечительницей московской Иверской и петербургской Елизаветинской общин, писала: "Мне также не хотелось обращать Обитель в обыкновенную общину сестер Милосердия, так как во-первых там только одно медицинское дело, а другие виды даже не затронуты и во-вторых в них нет церковной организации, и духовная жизнь на втором плане, тогда как должно быть совершенно наоборот" [55]. Отвергая идею деятельного монашества, св. Елисавета жаждала восстановления древнего чина диадиаконисс. В настоятельницы Марфо-Мариинской обители она поставлена по особому церковному чину, утвержденному священномучеником Владимиром, митрополитом Московским [56]. Упреки некоторых иерархов, звучащие и поныне, в том, что Великая Княгиня при этом руководствовалась протестантскими примерами, были несправедливыми. Св. Елисавета подвела итог всей драматической истории Российских общин сестер милосердия и нашла новую форму женского церковного служения. В сознании современников звание сестры милосердия уже прочно ассоциировалась с женской медицинской профессией. Поэтому она писала: "…Мы просили о /присвоении/ имени "диаконисс", что по-гречески означает "служительницы", то есть служительницы Церкви, чтобы сделать наше положение в стране более ясным: мы – организация Православной Церкви" [57]. Она также осознавала свое начинание и как миссионерство среди простого непросвещенного народа, мечтая о том, что обители милосердия возникнут по всей России. Как известно, вопрос о введении чина диаконисс был утвердительно решен Отделом церковной дисциплины 26 марта 1918 г. на Поместном Соборе Русской православной церкви, однако соборного решения принять не успели [58].

Таким образом, все попытки придать служению сестер милосердия прочное церковное основание потерпели неудачу. Российские общин сестер милосердия представляли собой заведения, порожденные общественной и частной благотворительностью в стране, где Православие стало государственной религией. Подавляющее большинство из них возникло под эгидой РОКК. К началу XX века оно насчитывало 81общин, с общим количеством в 1603 сестры [59]. Из значительных и, относительно, старых общин вне РОКК оставались: Свято-Троицкая, во имя Христа Спасителя, Петербургская и Московская Покровские, Одесская Стурдзовская и Псковская Иоанно-Ильинская общины. Согласно основополагающим документам РОКК сестрами милосердия могли стать лица всех христианских исповеданий [60], т.е. сохранялся принцип межконфессиональности устроения, который пыталась преодолеть первая Свято-Троицкая община. Сестры милосердия брали на себя лишь "нравственную обязанность в избранной ими трудной задаче ухода за больными, выполняя свое дело с любовью и кротостью". Прослужившие в общине не менее пяти лет удостаивались особого знака отличия и диплома. Ни о каких церковных обещаниях (присягах, обетах) в документах не говорится. В качестве профессионального знака отличия сестры милосердия имели вышитые красные кресты на передниках, а при исполнении обязанностей – белую повязку с таким же крестом. Красный крест на белом фоне – "негатив" герба Швейцарии, эмблема Женевской конвенции и Международного комитета Красного Креста, принятая в качестве таковой и РОКК. Цветовая конверсия произведена, видимо, из чисто практических соображений: красный крест на белом фоне был виден издалека и сигнализировал воюющим сторонам о местонахождении госпиталей, санитарных поездов, медицинского персонала, которые были защищены от нападения согласно Женевской конвенции [61].

Характерно также, что РОКК предпринял попытку переименовать "сестер милосердия" в "сестер Красного Креста", впрочем, не увенчавшуюся успехом, так как кандидатки явно отдавали предпочтение первому названию, поступая в Общины, где оно сохранялось.

Невозможно согласится с мнением автора единственной современной монографии по истории общин сестер милосердия, [62] ныне священником Андреем Постернаком, деканом исторического факультета Православного Свято-Тихоновского Богословского Института: "Общины сестер милосердия возникли не только как специальные организации по уходу за больными, но и как религиозные учреждения… В этом смысле им близкой была монашеская традиция, в отличие от Западной Европы, где с приходом Флоренс Найтингейл в уходе стали видеть определенную профессию" [63]. Заметим также, что в Германии и Франции со светской школой Найтингейл долгое время успешно конкурировали церковные диакониссы и католические сестрымилосердия. Они существуют до сих пор и имеют множество благотворительных заведений.

Изначально в большинстве российских общинах религиозность была вытеснена межконфессиональностью и гуманизмом. Церковная "компонента" была представлена в нем не более, чем во многих других закрытых заведениях Российской империи. Институт сестер милосердия, в том виде, в каковом он сложился к началу XX века, сыграл значительную роль в становлении женской медицинской профессии средней и низшей квалификации (фельдшера, медсестры, сиделки, санитарки). По уставу РОКК общины сестер милосердия имели в первую очередь "целью подготовку опытного женского санитарного персонала для ухода за больными и раненными как в военное, так и в мирное время" [64] Лишь в некоторых общинах старого образца, изначально имевших общие благотворительное цели [65], помимо медицинских сестер милосердия имелись сестры милосердия, специализирующие на воспитании и обучении детей, работе с бедными, стариками, инвалидами.

Во время Русско-японской войны стало очевидным, что общины как организации для подготовки сестер милосердия стали тормозить развитие этой медицинской профессии. Впрочем, уже в Великой Отечественной войне 1914-1917 гг. участвовало большое количество сестер милосердия, не принадлежавшим никаким общинам и получившим специальность сестры милосердия на различных курсах.

Актуальность вопросов, обсуждаемых в данной работе, очевидна не только в связи появившимся академическим интересом к истории общин сестер милосердия, но практическими задачами, стоящими перед РПЦ МП. В последнее время в России появился женский монастырь (Богоявленско-Анастасиин, Костромской епархии), где монашествующие служат врачами, медицинскими сестрами, воспитателями. Возникли четыре, по крайней мере, обители милосердия – в Москве, Владивостоке, Самаре, Оренбургской области. Работают десятки сестричеств и групп милосердия при церковных приходах. Более десяти лет существует Свято-Димитриевское православное училище сестер милосердия в Москве, ведется подготовка сестер милосердия на специальных курсах в Архангельске, Вологде, Кемерово, Курске, Смоленске, Санкт-Петербурге и других городах. Те, кто сейчас называет себя православными сестрами милосердия, далеко не всегда имеют профессию медсестры и трудятся в различных социальных сферах, помогая престарелым, инвалидам, психически больным, сиротам, бездомным, бедным. Недавно патриарх Алексий II и министр здравоохранения Ю.Л. Шевченко заявили о восстановлении института сестер милосердия. Но, учитывая "нецерковность" дореволюционного института, необходимо осмыслить какое содержательное значение должно иметь сейчас звание сестры милосердия в Церкви. На него также претендуют, и не без основания, медицинские сестры, призывающие к нравственному возрождению основ своей профессии, труженицы Российского Общества Красного Креста, недавно получившие от патриарха благословение на свою деятельность, и даже верующие медсестры, не состоящие в каких-либо организациях. Отсутствие определенного церковного статуса женского служения (диаконии), как и в прошлом, является одной из причин его слабого развития.


[43] Материалы к житию преподобномученицы великой княгини Елизаветы. Письма, дневники, воспоминания, документы. М., 1995. С.175.

[44] Дело игумении Митрофании с ея портретом. Подробный стенографический отчет составленный С.П.Забелиной. М., 1874. С.326-327.

[45] Отчет дамского отдела Общины сестер милосердия, состоящего под высочайшим Государыни Императрицы попечительством, Общества попечения о раненых и больных воинах. М., 1872. С.5.

[46] Собрание мнений и отзывов Филарета Митрополита Московского и Коломенского по учебным и церковно-государственным вопросам. М., 1885. Т.III. С.270-275.

[47] П. А. Илинский разделял общины сестер милосердия на три категории: <<1) общины, которые преследуют общие благотворительные цели, …как например Свято-Троицкая и Покровская в Петербурге; 2) общины, которые главной целью поставляют участие в деле попечения о больных и раненных, как то: Крестовоздвиженская, Георгиевская и "Утоление печали"…; 3)общины состоящие под ведением Святейшего Синода, как то Владычне- Покровская в Москве, Иоанно-Ильинская в Пскове и др>>. См:. Илинский П. А. Русская женщина в войну 1877-78 гг. СПб., 1879. С.165-166.

[48] Илинский П. А. Русская женщина в войну 1877-1878 гг. СПб., 1879. С. 166.

[49] Записки баронессы Прасковьи Григорьевны Розен, в монашестве Митрофании. Русская старина. 1902. Т.110. С.288.

[50] Слово при учреждении в мае 1867 г. в Санкт-Петербурге Общества Красного Креста Митрополита Московского Филарета //Вестник народной помощи. 1877. №1. С.2.

[51] Вестник Общества попечения о раненых и больных воинах. 1870. №2. С.7.

[52] Сердобольные монахини в Москве //Православное обозрение. 1863. №11. С.178.

[53] Монахини сестры милосердия // Вестник Красного Креста. 1913. №2. С.399-400.

[54] Миркович Т. Российское общество Красного Креста и общины Сестер милосердия. СПб., 1910. С.10.

[55] Вдали от мирской суеты. (Великая Княгиня Елисавета Федоровна. О служении женщин в Русской Православной Церкви.). Нижний Новгород, 1996. С.63-64. Пунктуация оригинала.

[56] Легенда о тайном монашеском постриге св.Елисаветы и найденном на её теле парамане ничем не подтверждается. Ей, в частности, противоречит тот факт, что отпевание в кладбищенской церкви Алапаевска всех мучеников, извлеченных из шахты, был совершено "мирским" чином, а все их тела облечены в белые саваны. Облачение мощей святых.Елисаветы и Варвары в монашеские одежды произошло при их перевозе: по одной версии - в женском монастыре Читы, где они тайно сохранялись шесть месяцев, по другой – уже в Иерусалиме, непосредственно перед погребением.

[57] Материалы к житию преподобномученицы великой княгини Елизаветы. Письма, дневники, воспоминания. С.56. Подчеркивание оригинала.

[58] Обсуждения вопроса о диакониссах на Поместном Соборе 1917-1918 гг. // Церковно-исторический вестник. 2001. №8. С.149-155.

[59] Очерк возникновения и деятельности Российского Общества Красного Креста // Вестник Красного Креста. СПб., 1913. №5. Приложение. С.12.

[60] Правила о сестрах Красного Креста, назначаемых для ухода за больными и раненными воинами. // Вестник Общества попечения о больных и раненных воинах. 1875. №2 С.2-5. Нормальный Устав общины сестры милосердия РОКК. СПб., 1903. § 35.

[61] "Хотя эмблеме Женевской конвенции не было придано религиозного значения, некоторые государства (Турция, Персия, Сиам) заменили крест полумесяцем. Япония добавила поперечные полосы" (Михайлов Д. Красный Крест и сестры милосердия в России и за границей. Пг.-Киев., 1914. С.13.). Тем более сегодня такой крест, например, на машинах "Скорой помощи", аптечных вывесках, не воспринимается как религиозный символ.

[62] Постернак А. В. Очерки по истории общин сестер милосердия. М., 2001.

[63] Постернак А. В. История общин сестер милосердия // Благотворительность в России. СПб., 2002. С.316.

[64] Нормальный Устав общин сестер милосердия РОКК. СПб., 1903. § 1.

[65] См. сноску 43.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования