Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
05 мая 16:10Распечатать

Константин Преображенский. ДВЕ ТАЙНЫ АРХИЕПИСКОПА МАРКА. Бывший чекист размышляет над обликом главного идеолога процесса «воссоединения» Русской Церкви


Архиепископ Марк Берлинский, являющийся иерархом Российской Православной Церкви Заграницей (под омофором митрополита Лавра) (РПЦЗ(Л)) – ключевая фигура в деле объединения РПЦЗ(Л) и Русской Православной Церкви Московского патриархата (РПЦ МП). Но вот кто бы мне объяснил, почему?

Кто уполномочил архиепископа Марка? Или это добровольная общественная нагрузка, как говорили в советские времена?

Ответа нет. Как и на некоторые другие вопросы его биографии тоже. Например, о том, как он оказался на Западе. Или почему КГБ отпустил его из-под ареста в 1979 году? Это напоминает биографию советского Патриарха Пимена, из которой тоже выпали самые интересные эпизоды.

1. Таких КГБ не отпускал.

В 1979 году архиепископа Марка арестовали при пересечении советской границы за ввоз антисоветской литературы. Какого это было числа, никто не знает. Сколько времени Марка продержали в КГБ, одни сутки или несколько, – тоже. В то время архиепископ Марк был активистом Народно-Трудового Союза (НТС) – некогда боевой белогвардейской организации, изрядно нашпигованной потом агентами КГБ.

Некоторые из русских эмигрантов сегодня говорят так:

– А что, если КГБ просто попугал архиепископа Марка, да и отпустил с Богом?

Уверяю вас как отставной подполковник КГБ: этого быть не могло. Потому что ввоз антисоветской литературы подпадал под 70 статью УК РСФСР "Антисоветская агитация и пропаганда". Она считалась особо опасным государственным преступлением и сулила немалый тюремный срок.

Да и чем бы тогда чекисты, арестовавшие Марка, отчитались бы за свою работу?

Тем, что отпустили? А где же конкретный результат, который так ценится в КГБ? Или, как говорят там, "сухой остаток"?

Чекисты могли отпустить попавшего к ним в лапы иностранца лишь обмен на ещё большеё поощрение. А его дают за вербовку иностранца. Она считается высшим достижением в работе чекиста. Его карьера идёт вверх. О том, как вербовать иностранцев, попавших к ним под арест, учили в Минской школе КГБ.

Наивного западного человека облапошить очень легко. Для этого используют "злого" и "доброго" следователей. Правда, такая тактика применялась и при "обработке" советских людей.

"Злой" говорит так:

– Ну, теперь ты попался! Читал, небось, "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицина? С тех пор наши лагеря не изменились. Засадим тебя туда лет на семь, и прикажем нашей агентуре среди заключённых, чтобы они тебя каждый день насиловали. И двух месяцев не продержишься!

Тут вступает в разговор "добрый" следователь:

– О, не будь столь жесток к нашему другу! Ведь он будет сотрудничать, не так ли?

Донельзя запуганный иностранец, никогда в жизни не сталкивавшийся с подобным обращением, обречённо кивает.

И тут добрый следователь подсовывает листок бумаги.

– Пиши расписку: "Обязуюсь сотрудничать с КГБ", – говорит он внезапно посуровевшим голосом.

Если иностранец отказывается, процедура может затянуться надолго.

В 1979 году я уже был старшим лейтанантом КГБ, и отлично помню ту настороженность, с которой КГБ относился к ввозу антисоветской литературы. Противодействие ему было задачей не только контрразведки, ловившей таких, как Марк, но и разведки, действовавшей за рубежом.

Она вербовала продавцов магазинов русской книги в странах Запада, заставляя их доносить о том, кто из советских граждан покупал у них запрещённую литературу.

Абсолютно все представители внешнеторгового объединения "Международная книга" в советских торгпредствах были офицерами политической разведки КГБ. Именно они и вербовали продавцов русской литературы. И при этом были прямы:

– Если будешь сообщать нам о своих советских покупателях, заключим с тобой контракт себе в убыток. У нас государство богатое.

И когда западный предприниматель, порой русского происхождения, рассыпался в благодарностях, разведчики так же говорили ему внезапно посуровевшим тоном:

– Пиши расписку!

После этого доверчивый книготорговец до самой смерти попадал под дамоклов меч ареста контрразведкой своей страны.

Для того, чтобы вернуться в атмосферу тех лет, я позвонил в Москву известному правозащитнику Сергею Григорьянцу. Он провёл девять лет в лагерях, будучи обвинённым по той самой 70-й статье - "Антисоветская пропаганда". И почему-то КГБ не отпустил его, как архиепископа Марка. Наоборот, ФСБ, наследница КГБ, ненавидит правозащитника святой ненавистью до сих пор. В конце восьмидесятых годов, на волне перестройки, Сергею Григорьянцу удалось создать правозащитный Фонд "Гласность". Его целью стало развенчание деятельности КГБ. От проводимых им международных конференций "КГБ: вчера, сегодня, завтра" ФСБ скрежещет зубами и по сей день, но помешать их проведению в те годы не могла: демократия! Хотя даже в её недолгий период у Сергея Григорьянца убили сына, и чекисты неоднократно намекали ему, что это сделали они.

Однако, с приходом к власти Путина ФСБ поняла, что руки развязаны. В конце 2003 года, в обстановке откровенных провокаций, "Гласности" удалось провести свою последнюю конференцию "Роль спецслужб в управлении Россией". После этого её деятельность была парализована.

Сергей Григорьянц рассказал мне следующее: "Если в семидесятые годы у кого-нибудь находили антисоветскую литературу при въезде в страну, то против этого человека выдвигали обвинение в антисоветской пропаганде. Следствие по таким делам находилось в компетенции КГБ. Если кого-либо из иностранцев всё-таки приходилось отпускать по политическим соображениям, то это делали в скандальной форме. Иностранца выдворяли из СССР и навсегда закрывали въездную визу. То, что КГБ поступил с архиепископом Марком так "гуманно", говорит о том, что между ними, возможно, было достигнуто полюбовное соглашение".

Недавно в мои руки попал № 2741 газеты "Наша страна", в которой была опубликована и моя статья "Неравный брак". В этом же номере я прочитал статью Николая Казанцева "Роль солидаристов в капитуляции". Следующие её строки несказанно поразили меня как бывшего чекиста: "Энкаведисты внедряли своих агентов в ряды НТС разными методами. Один из них состоял в обработке попавшихся в их лапы "ходоков".

В связи с этим заставляет крепко задуматься один многозначительный штрих биографии архиепископа Марка Берлинского, ныне с фанатичной одержимостью стремящегося подчинить Зарубежную Церковь руководимой сексотами КГБ Московской патриархии. В молодости г-н Арндт был весьма активным солидаристом и, будучи ещё мирянином, ездил в СССР с энтээсовской литературой. Там его арестовали. И хотя нескольких его товарищей выпустили через ряд часов после допроса – Марка продержали намного дольше! Думается, если бы в Синоде при Митрополите Филарете узнали про этот крайне подозрительный эпизод – не стать Марку епископом Зарубежной Церкви".

То есть как? Получается, что Марк не сообщил своему церковному начальству о таком важном обстоятельстве, как арест советской котрразведкой?

Но странно еще одно обстоятельство! Человека выпустили из застенков КГБ. Значит, обвинения нет, он юридически чист. Но тот, вместо того, чтобы "качать права", он молчит "в тряпочку", подыгрывая тем самым своим мучителям. Это ли не явный признак вербовки, подтверждающий факт полюбовного соглашения с КГБ?

А где доказательства? – спросят меня.

Их может быть только два – вышеупомянутая расписка в агентурном сотрудничестве или улики, полученные контрразведкой другой страны.

Ведь даже если кому-то удастся посмотреть агентурное досье Марка, то и оно не послужит уликой. Настоящих имён вы там не найдёте, только псевдонимы:

– Сегодня Иванов встречался с "Петровым".

В кавычках – псевдоним агента. Без кавычек – разведчика. Пойди догадайся, кто они?!

Подлинны лишь имена начальников, накладывавших резолюции. Именно из-за них досье даже давно расшифрованных агентов никогда не показывают иностранцам.

Что касается расписки, то завербованный иностранец может и отказаться её дать. Это разрешается. Тогда в отчёт о вербовке разведчик вносит такую фразу: "Расписка не отбиралась по оперативным соображениям".

Но начальству такой поворот событий обычно не нравится. Ведь в КГБ никто никому не верит. А что, если никакого агента нет, а разведчик просто кладёт в карман казённые деньги? Таких случаев – тьма. Для них используется известный литературный термин – "мёртвые души". А расписка успокаивает начальство.

Теоретически расписку Марка увидеть можно. Если она существует, то хранится в архиве одного из отделов Службы внешней разведки (номер отдела известен, но специально не называю его, чтобы не "подставить" публикаторов). На первом этаже огромного здания в Ясенево, окна которого выходят на зелёный луг, летом зарастающий полевыми цветами. Правда, выпрыгнуть на него нельзя – мешают решётки.

Иностранная контрразведка тоже может доказать, что тот или иной гражданин её страны тайно сотрудничает с российской Службой внешней разведки. Но только в том случае, если он нарушает законы. Например, ворует секретные документы. Но ведь агенты бывают разные! Главные из них – информаторы. Рискуя жизнью, они похищают государственные тайны своей страны и передают их России. Почему – разговор в каждом случае особый. Но есть и другие категории агентов. Например, содержатели почтового ящика. Их обязанности гораздо проще – получить письмо и отнести его, куда скажут, не задавая вопросов.

Иных агентов пренебрежительно именуют вспомогательными. Разумеется, сами они об этом не знают. Их вербуют для выполнения отдельных поручений разведки – от телефонного звонка до убийства.

А есть и агенты влияния, воздействующие на политику своей страны в выгодном для России духе. Но законов они, как правило, не нарушают.

Если архиепископ Марк действительно агент КГБ, то он принадлежит именно к этой категории. Соответствует ли его деятельность внешнеполитическим целям путинской администрации? Безусловно, да. Она помогает подчинить Зарубежную Церковь Москве, чтобы взять под контроль русскую эмиграцию.

А соответствует ли она его личным целям? Ведь в газетах пишут о том, что Марк хочет стать главой Германской митрополии Московской патриархии.

А вот этого, полагаю, не произойдёт. Потому что архиепископ Марк, каким бы хитроумным он ни был, не знает главного правила КГБ. А оно предписывает избавляться от агентов, выполнивших свою миссию. Ведь они слишком много знают, а потому становятся опасными. Теперь не они зависят от разведки, а она, наоборот, дрожит в ожидании того, что бывшие агенты сболтнут что-нибудь лишнее.

Достаточно вспомнить о судьбе английского разведчика Кима Филби. В молодости, в тридцатые годы, он был завербован советской разведкой. Поверив коммунистической идее, но ни разу в СССР не бывав. Через тридцать лет, после провала, он впервые приехал туда, спасаясь от своих бывших британских коллег. Увидев мрачную действительность шестидесятых хрущёвских годов, он понял, что КГБ всю жизнь водил его за нос.

Филби запил. И умер в забвении. Примеров можно привести еще достаточно много, но не это – задача настоящей статьи.

Имеющая огромный опыт, российская разведка тонко учитывает изменчивость и неблагодарность человеческой натуры. Да, сегодня Марк всем доволен, а завтра? Что, если он обидится на Москву и даст интервью, от которого берлинский резидент Службы внешней разведки поседеет?

Ведь такое случалось даже в насквозь отфильтрованной Московской патриархии! В конце 80-х годов, в разгар горбачёвской "перестройки", митрополит Виленский и Литовский Хризостом (Мартишкин) публично заявил о том, что он – агент КГБ. Если это позволил себе Хризостом – советский человек, прошедший суровую школу выживания в тоталитарном государстве, то чего угодно можно ожидать и от архиепископа Марка, привыкшего к западной свободе слова.

Итак, зачем создавать себе проблемы на будущее? Не проще ли назначить на место германского митрополита другого архиепископа Берлинского и Германского? Его зовут Феофан, и назначен он Московской патриархией.

2. Архиепископ Марк – гражданин России?

В биографии этого архипастыря есть ещё одна тайна, похлеще первой. Никто толком не знает, как Марк очутился на Западе. Николай Казанцев в своей статье "Роль солидаристов в капитуляции" ("Наша страна", № 2741) пишет об этом так: "К тому же он, воспитанник коммунистической Германии, добровольцем поступил в её армию, где стал офицером. Интересно, в каких войсках он служил?"

Простим автору незнание тонкостей военной службы. Ни в одной из социалистических стран просто после службы в армии офицером стать было нельзя. Для этого требовалось окончить военное училище или гражданский институт, в котором была военная кафедра.

Всё это тоже очень странно. Как и подчёркивание добровольности поступления Марка на солдатскую службу.

Ведь в ГДР была всеобщая воинская обязанность! Добровольно или нет, но каждый был обязан отправиться после школы в солдатские казармы. Мне известно, что именно сам архиепископ Марк всё время упирает на эту добровольность, которая никакого юридического значения не имела.

Но в то же время никому не известно, как он попал на Запад. Говорят, что Марк перебрался в ФРГ в 1963 году. Но легально этого было сделать нельзя, тем более офицеру. Если бы Марк убежал, то его бы признали бы предателем. Но тогда он никогда бы не рискнул поехать в СССР под страхом немедленного ареста.

Но он рискнул. И даже арест состоялся. Но не за это. И тут же его отпустили. Поверьте мне, старому чекисту: всё это очень странно. Так не бывает.

Один бывший очень высокопоставленный чин КГБ подтвердил, что архиепископ Марк в те годы не мог легально покинуть ГДР иначе, чем при содействии органов государственной безопасности – Штази. Молодёжь из социалистчиских стран не отпускали на Запад ни под каким видом. Тем более офицеров.

В условиях тогдашней ГДР офицер мог уехать на Запад только в качестве разведчика.

Тут многое встаёт на свои места. Странное получение офицерского звания без окончания военного училища может объясняться учёбой в разведшколе, где тоже давали звание лейтенанта. Солдатская служба, скорее всего, превращается всё в ту же разведшколу.

Насколько я знаю, многих офицеров разведки ГДР принимали в советское гражданство после крушения тамошнего социализма. Что, если и архиепископ Марк теперь гражданин России? Это полностью меняет картину…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования