Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
03 мая 18:55Распечатать

Валерий Емельянов. МОЛУККСКИЕ СОБЫТИЯ. Станет ли Индонезия страной религиозно-политических кризисов?


 Новая эскалация христиано-мусульманского конфликта на далеких Молуккских островах доказала... несостоятельность близкой нам пословицы о том, что "худой мир лучше доброй ссоры". В 2002 году уже заключался мир между христианами и мусульманами региона после конфликта, начавшегося в 1999 году и унесшего более 9000 жизней.

Сегодняшний рецидив христиано-мусульманского противостояния дает основание полагать, что требуется глубокое и основательное рассмотрение двух вопросов - в чем глубинные причины конфликта на Молуккских островах в частности, и возможно ли межрелигиозное противостояние в Индонезии, стране с самым большим в мире мусульманским населением.

Христианская "республика на час", возникшая на островах полвека назад, была естественной реакцией религиозного меньшинства на провозглашение независимости страны с абсолютным мусульманским большинством.  И боялись христиане отнюдь не за свои исповедальные права. Во времена голландского господства метрополия согласно принципу "разделяй  и властвуй" активно поднимала  социальный и экономический статус обращенных в христианство индонезийцев, а также этнических китайцев в противовес мусульманам. Понятно, что провозглашение независимости страны резко усилило боязнь христиан, что мусульмане могут отыграться за колониальное прошлое.  Но мусульманского реванша так и не произошло, поскольку изначально был взят курс на создание светского государства и поликонфессионального общества. Другое дело, что и экономические процессы шли своим чередом. И среди них - активная миграция на христианские Молуккские острова из других частей Индонезии, особенно в 70-80-е годы прошлого столетия. Иммигранты, во-первых, нарушили приблизительно равное соотношение между христианами и мусульманами в пользу последних, а во-вторых,  стали активно отбирать у христиан рабочие места и иные источники дохода. В результате этих процессов к началу 90-х годов христиане впервые оказались на Молукках в меньшинстве. Именно такое положение вещей и послужило, по мнению многих экспертов, источником конфликтов в 1998 и 1999 годах, отголоски которых слышатся и в сегодняшних событиях. Также в качестве одной из причин конфликта упоминается индонезийский закон 1974 года, фактически уничтоживший местное самоуправление и передавший всю власть назначаемой из Джакарты бюрократии. Это был очень болезненный удар по престижу вождей христианских племен Молуккских  островов. А вообще, наиболее точной будет не межрелигиозная, а межэтническая формула конфликта: противостояние между местными жителями-даяками и малайцами и приезжими мадуранцами-мусульманами.
 
Такие сугубо земные корни христианско-мусульманского противостояния на одном из небольших архипелагов не дают основания надеяться на скорое разрешение конфликта, поскольку он потребует серьезной "ломки" страны, да и региона в целом. Кстати, по последним сведениям, христианские  лидеры Молуккского архипелага запросили военной помощи у Нидерландов.
 
Христианско-мусульманское противостояние на Молуккских островах - далеко не единственная проблема подобного рода в Индонезии. Можно еще назвать такие горячие точки страны, как Восточный Бали, Восточный Тимор, остров Ява, принадлежащая Индонезии западная часть острова Папуа. Кроме того, периодически объектом нападений становятся проживающие в стране этнические китайцы, в абсолютном большинстве буддисты, конфуцианцы, иногда христиане.
Молуккский конфликт в первую очередь поставил следующий вопрос: насколько в ближайшем будущем в жизни Индонезии будет играть роль религиозный (исламский) фактор, и не примет ли этот фактор крайние экстремистские формы.
 
Религиозно-политическая панорама республики Индонезия выглядит следующим образом. В Конституции страны говорится: " Нация основывается на вере в единого Всевышнего Бога... Каждый человек имеет права богопоклонения в соответствии с его религией и верованием". Официально в Индонезии признано пять исповеданий - ислам, католичество, протестантизм, индуизм и буддизм. Среди населения в 240 миллионов человек 87% составляют мусульмане, 6% -протестанты, 3,6% - католики,1,8% - индуисты, 1% -буддисты и 0,6%  попадают в категорию "прочие", в которую включаются последователи местных традиционных верований, а также свидетели Иеговы, бахаи и прочие.

Абсолютное большинство мусульман Индонезии - сунниты, хотя в стране есть также около 100 000 шиитов, а также последователи суфийских тарикатов и неомусульманских мессианских сект типа ахмадийя. С точки зрения религиозных взглядов, большую часть индонезийской уммы можно отнести к "модернистам", строго придерживающимся основных вероучительных положений ислама, но при этом многие положения социального и этического учения своей религии рассматривающим в контексте современных учений. Мусульманский "традиционализм и фундаментализм" распространен в первую очередь на острове Ява, центрами его являются местные медресе, где преподается ортодоксально - буквалистское понимание Корана и исламских наук.

Однако две крупнейшие мусульманские ассоциации Индонезии - "фундаменталистская" и "модернистская" - отнюдь не враждуют между собой, и даже периодически выпускают совместные декларации о религиозной терпимости.

 Хотя ислам является религией абсолютного большинства населения, государство продолжает оставаться подчеркнуто светским. В первые годы после получения независимости, период так называемой парламентской демократии, исламские политические силы попытались внести в преамбулу Конституции положение об обязанности мусульман следовать нормам шариата. Но во время многолетнего правления диктатора Сухарто всякие разговоры о шариате, об исламском государстве были просто-напросто запрещены, со всеми вытекающими из этого последствиями. Исламская политическая активность возобновилась после падения Сухарто в 1998 году. При следующем президенте, слепом Абдул-Вахиде, вновь пошли дискуссии о введении норм шариата, в отдельных местностях были даже введены локальные юридические нормы, основанные на принципах мусульманского права. Однако попытка введения шариатских норм в общенациональное законодательство в значительной мере стала причиной того, почему Абдул-Вахид лишился своего поста. Нынешняя президент страны госпожа Мегавати Сукарнопутри и политикой, и своим личным поведением активно дистанцируется от мусульманского фактора. Правда, знаковым событием последнего времени стал резкий рост влияния исламской Партии Процветающей Справедливости (ПКС), считающейся исламско-фундаменталистской. На апрельских выборах в парламент ПКС получила 7,5% голосов (против 1% на выборах 1999 года). Руководство партии на днях заявило, что ее представители не войдут в правительство, которое будет сформировано в июле этого года после президентских выборов в стране. ПКС останется партией парламентской оппозиции, что в условиях существующего в Индонезии режима президентской республики будет означать пусть и громкую, но мало влияющую на  политику страны деятельность. Кстати, другие мусульманские партии страны (их всего 15) отказались блокироваться с ПКС, предпочтя ей либо либеральную партию Голкар, либо пропрезидентскую Индонезийскую Демократическую партию справедливости.

Итак, из всей суммы фактов и цифр по религиозно-политической ситуации в Индонезии следует следующий вывод для Молуккского конфликта. В силу того обстоятельства, что он по сути своей является не межрелигиозным, а скорее этнополитическим, решение его зависит от того, насколько крепка броня и быстры танки у правительства Джакарты, а также от желания и возможностей разрешить демографические и экономические проблемы Молуккского архипелага. Именно то обстоятельство, что в свое время армия утратила нейтралитет в этом конфликте (военнослужащие-христиане активно "симпатизировали" одной стороне, а мусульмане - другой), способствовало эскалации конфликта и появлению неформальных вооруженных группировок типа христианского ополчения или мусульманского "Лашкр-джихада".
 
Исторически сложилось, что ислам в Индонезию, как и в Юго-Восточную Азию в целом, пришел не в результате завоевания, а вследствие мирной проповеди мусульманских купцов. Кстати, это были преимущественно неортодоксальные шииты-исмаилиты, и может быть это обстоятельство способствовало тому, что по сей день в ЮВА сильна традиция умеренного ислама. Конечно, очевидно, что в стране имеются условия для периодических взрывов межрелигиозного экстремизма, но сновополагающей тенденцией развития это вряд ли станет в обозримой перспективе. Первоочередная общенациональная задача Индонезии сегодня - подъем экономики, выход из долговременной стагнации. И перед глазами - пример соседней, близкой по языку и религии Малайзии, которая  превратилась в одного из восточноазиатских "тигров" именно под руководством умеренного и прагматичного мусульманского лидера, премьера Мохатхира Мохаммада. И там в последние годы стояла проблема введения шариата и правления исламских политических сил. Но на парламентских выборах в конце марта нынешнего года победили умеренные, а мусульманские ультраконсерваторы потеряли даже то, что имели в прошлом - власть в самом нефтеносном штате страны.

Возвращаясь к Индонезии, отметим, что как и в находящейся на другом конце мусульманской Ойкумены Турции, здесь есть серьезное противодействие против излишнего усиления воинствующего исламизма и любого другого клерикализма - армия, которая в решающий момент может сказать свое самостоятельное слово.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования