Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
27 октября 20:31Распечатать

Иерей Сергий Архипов. …СОХРАНИТЬ ЛЮБОВЬ И ПРЕДАННОСТЬ. Размышления приходского батюшки о проблемах богослужебного языка. Окончание


(Окончание. Начало здесь)

Предсоборные прения начала 20 столетия о богослужебном языке (1905-1906 гг.)

Кандидат права П. В. Попович: «Расцвет славянства прошёл. Русский язык более богат, чем какой–либо другой, и когда более творчества и богатства мысли можно иметь, как не в наш век просвещения и культуры?! Игнорировать интересы интеллигенции, забывшей Церковь, не посещающих богослужение из–за непонятности славянского языка, не следует»

Свящ. А. Лиховицкий. «Наше чудное, умилительное, трогательное богослужение пропадает для православного народа. Если Достоевский плакал у плащаницы, — как же рыдали бы все, если бы понимали это «бдение над гробом Жизнодавца» (Великая Суббота)?! Человек идет в храм помолиться, поучиться; народ жаждет от Церкви «живой воды» — понятного слова, понятной молитвы; а мы издаем распоряжения (циркуляры) о правильном чтении псаломщиками! Мертвое дело! Как может человек правильно логически и с чувством читать для других то, что он сам не понимает? Какие азбучные истины, и не проводятся они в жизнь! (№13, с. 395–396)

Архиеп. Харьковский Арсений.

Особые вопросы.

По вопросу о богослужении в приходских храмах: как поддержать и урегулировать здесь богослужебный устав, как поддержать церковное пение и чтение? Да и весь состав богослужебных книг, не надлежит ли настоятельно пересмотреть со стороны языка, изложения, противоречий, несогласованности? (№ 2, с. 64.)

Еп. Минский Михаил.

О предметах веры.

Желательно, чтобы богослужения в храме совершались на понятном для богомольца языке, и чтобы чтение и пение в храме совершалось отчетливо, вразумительно, громко, не спешно.

Немногое в наших богослужебных книгах составлено вновь уже по принятии русскими христианства. Все же остальные чины богослужебные и службы составляют перевод чинов и служб, составленных первоначально на греческом языке. Переводы эти совершались в разное время, различными лицами, сведущими и малосведущими в греческом языке! Последняя редакция богослужебных книг принадлежала известной комиссии, собранной при Патриархе Никоне, во главе которой стоял Епифаний Славинецкий. Насколько неудачно были сделаны некоторые переводы, об этом свидетельствует то, что многие стихиры и тропари являются непонятными даже для людей, прошедших высшую богословскую школу, или же понятными лишь людям, изучающим греческий язык специально.

Можно сказать, что наши богослужебные книги и отчасти Библия переведены на такой язык, на каком ни один славянин не говорил и не писал. Это — язык книжников, часто малосведущих как в славянском, так и в греческом языках. А между тем, православному русскому народу приходится слушать богослужение на этом языке, испытывая крайние трудности в понимании Св. Писания и богослужебных молитв и песнопений. Непонимание богослужебного языка самими чтецами и певцами делает их небрежными, читающими и поющими поспешно, неотчетливо, невразумительно. Богомольцы же, при том же непонимании и при дурном пении, скучают при богослужении, становятся невнимательными, равнодушными к богослужению — к его глубокому содержанию и высокой поэзии.

Посему, настоит существенная нужда сделать новый перевод священных и богослужебных книг знатоками греческого и славянского языков и исправление текста тех частей в этих книгах, которые составлены в России. Более правильный перевод этих книг сделает богослужение наше более удобопонятным и вразумительным, а следовательно, и более благотворным для души православного христианина, в настоящее время холодно и невнимательно относящегося к богослужению ввиду неудобовразумительности языка его. (№ 3, с. 117-118.)

Еп. Могилевский Стефан.

Вопрос о богослужении.

Богослужение составляет душу всякой церковной жизни и таковым в особенности является оно в понимании православного русского народа, для которого самая жизнь Церкви вполне равнозначуща тому, что совершается в храме, как и слово «Церковь» не имеет иного смысла помимо храма. Несомненно, что и протестантствующее сектантство русское имеет успех среди простого нашего народа в значительной степени оттого, что умеет дать народу живое, сознательное участие в богослужении. Между тем, наша собственная православная служба, священно–поэтической высоте и разнообразию форм которой дивятся сами инославные христиане, остается наполовину мертвою для громадного большинства русских людей. И причин этого скорбного явления главнейших две: а) важнейшая из них — недоступность народному пониманию языка богослужебных книг наших; б) другая, меньшей важности, но немаловажная сама по себе — отсутствие в нашей церкви таких особых изданий церковных служб для мирян, какие приняты в инославных церквах, и без пособия которых сознательно следить за смыслом всех чтений и песнопений церковных нет никакой возможности — даже и при более понятном богослужебном языке.

Южно–славянский, в частности, как полагают, болгарский перевод книг наших, никогда не был понятен и предкам нашим, он не удовлетворяет ныне своему назначению и потому — дело насущной и первой необходимости — новый капитальный перевод наших богослужебных книг на ново–славянский язык,(20) подобно языку чина Литургии или Евангелия, с полным приближением его синтаксической конструкции к речи русской. Одновременно же с сим, в высшей степени, желательно удовлетворение и другой вышеуказанной богослужебной потребности: издание на том же ново–славянском языке, в той или другой системе, церковных служб для пользования ими мирян в храме и дома. (№ 5, с. 221.)

Еп. Астраханский Георгий.

О предметах веры.

1. Следует пересмотреть текст богослужебных книг. В православном христианском богослужении главное место принадлежит слову, посредством которого передается сознанию верующих все богатство и разнообразие содержания христианства. Но это содержание с каждым десятилетием становится все менее и менее понятным не только для людей простых, но даже и для лиц богословски образованных. Это обстоятельство объясняется двумя причинами: обилием непонятных, устаревших слов и выражений, успевших накопиться в церковных книгах, главным образом, в последние два столетия, — и, затем, конструкцией богослужебного текста, чуждой славянскому языку и являющейся точным отображением конструкции греческого текста: переводчики переводили слово за словом. Желательно при исправлении книг: произвести замену устаревших славянских слов и выражений славянскими же, но заимствованными из ново–славянского наречия понятными словами и выражениями; перевести некоторые молитвы и песнопения, особенно каноны, вновь и при этом не придерживаться механически конструкции греческого текста, а выработать конструкцию, присущую славянскому языку. При проведении настоящей реформы следует иметь в виду, что исправление книг до Патриарха Никона было у нас, по свидетельству истории, делом обычным. (№ 10, с. 502.)

Еп. Полоцкий Серафим.

Вообще вопрос об исправлении богослужения является одним из наиболее важных вопросов русской церковной жизни, так как богослужение в деле и познании Божественной благодати и утверждения в православной вере служит самым надежным средством. По идее православное богослужение и должно быть именно таким. В полемике с католичеством православные богословы всегда указывают на свое богослужение, как на одно из преимуществ Православной Церкви, в виду особенной его назидательности. Однако на практике оно далеко не достигает той цели, для которой создано благодатными носителями православия. Причина этого кроется, прежде всего, в его непонятности для большинства верующих. В виду этого, необходимо, прежде всего, улучшить язык богослужения, сделать его более ясным и понятным в отдельных словах и конструкции.

О пересмотре текста священных и богослужебных книг.

…От церковного собора все ждут решения и этого важного и назревшего вопроса. Одни предлагают совсем устранить из богослужения славянский язык, заменив его русским; другие рекомендуют только упростить славянский язык, для чего — иначе и более правильно перевести непонятные по прежнему переводу слова и выражения в священных и богослужебных книгах. Так или иначе, а сделать теперь что–нибудь нужно будет. (№ 7, с. 325; № 11, с. 589.)

Еп. Самарский Константин.

Возвращение богослужению образа совершения благоприятствующего истинной молитве.

Вторым недостатком настоящей постановки нашего богослужения, причиною малоучастливого к нему отношения мирян, является чрезмерная трудность языка богослужебных книг, богослужебных чтений и песнопений, не только для малограмотных, но и сравнительно образованных мирян. Желать перевода всех богослужебных чинов на русский язык и совершения на русском языке богослужения едва ли удобно: тогда бы наше богослужение утратило свою величественность и торжественность. Но нельзя не признать возможным и необходимым: а) упростить славянский текст богослужебных книг, б) исправить неправильности и неточности перевода их с греческого, особенно в Псалтири и канонах, в) заменить другими некоторые слова и выражения богослужебных книг, которые коробят слух («блядива», «блядующий», «понос», «нескверная» — по отношению к Богоматери и многие другие). (№ 13–14, с. 700.)

Архиеп. Варшавский и Привислинский Иероним.

Относительно богослужения:

9. Необходимо озаботиться пересмотром текста многих песнопений и чтений, с целью сделать его более понятным и вразумительным; язык славянский богослужебных книг и Св. Писания следует при пересмотре, по возможности, приближать к современному русскому. (№ 17, с. 1007 10)

Архиеп. Рижский Агафангел.

Сам язык наших богослужебных книг требует самого тщательного исправления. Уже со времени перевода Библии на русский язык встал с неотложностью вопрос о переводе богослужебных книг на язык, доступный пониманию… Язык их, сохранив греческое построение речи и словопроизводство, совершенно скрывает, и весьма часто искажает смысл и содержание многих богослужебных чтений и песнопений. Только немедленным исправлением этого языка до возможности понимания его и не научившимся славянской грамоте, возможно, сохранить любовь и преданность нынешнего поколения к церковно-славянскому языку. (№ 17, с. 1015–1016)

Еп. Полтавский Иоанн.

Богослужебные книги

Нужда в пересмотре и новом переводе наших богослужебных книг сознается давно. В начале восьмидесятых годов прошлого столетия известный богослов и подвижник преосвящ. Феофан Затворник Вышенский писал: «Наши богослужебные песнопения все назидательны, глубокомысленны и возвышенны. В них вся наука богословская и все нравоучение христианское, и все утешения и все устрашения. Внимающий им может обойтись без всяких других учительных христианских книг. А между тем, большая часть из сих песнопений непонятны совсем. А это лишает наши церковные книги плода, который они могли бы производить, и не дает им послужить тем целям, для коих они назначены и имеются. Вследствие сего, новый перевод церковных книг богослужебных неотложно необходим. Необходим упрощенный и уясненный перевод богослужебных книг. Необходим новый славянский перевод». (Собрание писем, вып. 2, письмо 289). Несомненно, что и клиросное чтение, часто являющееся у нас неисправным и невразумительным, вполне улучшиться может только тогда, когда самый текст по языку будет более удобопонятным. Посему необходимо:

1. Пересмотр и новый славянский перевод богослужебных книг.

2. Признавши неотложную нужду в новом славянском переводе богослужебных книг, надлежит определить руководящее основание для исполнения такого перевода. В трудах Ильминского целью нового издания поставлена точная выдержка форм и сохранение чистоты речений древне–славянского языка. В труде еп. Августина целью ставится удобопонятность содержания богослужебных книг. Преосвящ. Августин так говорит: «Богослужебные песнопения в греческом подлиннике написаны либо стихами, либо так называемою мерною прозою. Но что в подлиннике для природного грека могло, в свое время доставлять высокое художественное наслаждение, то самое, в чисто буквальном переводе для русского или вообще для славянина составляет истинное мучение. Мы сердечно желали бы, чтобы наши богослужебные книги легко могли быть читаемы и без особого труда понимаемы не только лицами, получившими законченное богословское образование (в настоящем своем виде они и для таких лиц содержат в себе много неудобовразумительного), но и людьми среднего уровня образования, незнакомыми с древним греческим языком и разными тонкостями старой славянской грамматики. А для достижения этого, кроме тщательного сличения книг с греческими подлинниками и исправления их по этим подлинникам, необходимо обратить серьезное внимание на упрощение и улучшение самого славянского языка в исправляемом тексте». Те же пожелания относительно упрощения и удобопонятности высказывает и преосвящ. Феофан(22). Те же основания удобопонятности положены и в труде свт. Алексия Московского в исполненном им переводе Св. книг Нового Завета. Таким образом, правильность в содержании и возможная удобопонятность в языке должны быть целью нового славянского перевода богослужебных книг.

Архиеп. Ярославский Иаков.

Об исправлении существующего славянского перевода богослужебных книг.

Богослужебные книги наши изложены на церковно-славянском языке, от которого общеупотребляемый русский язык далеко ушел в своем развитии. В богослужебных книгах много речений устаревших, непонятных не только мирянину, не получившему образования, но и священнику, получившему специальное богословское образование. Что такое «Амфо», «прОсти», «плЕсне и глЕзне», «ровЕнник», «схОдники», «гаждЕние», «врЕсноту» и т. д.? Немало и таких слов, которые хотя и употребляются теперь, но совсем с другим значением, например: «судьба», «понОс». Точно так же, немало встречается и целых выражений, где за греческою расстановкою слов или слишком буквальным, механическим переводом едва уловляется смысл. Чтение и пение их по этой причине не имеет назидания. И возвышеннейшее богослужение наше из–за пристрастия к умершему языку превращается в непонятное словоизвержение для поющих, читающих и слушающих.

Сельские пастыри хорошо сознают этот недостаток богослужения, выражают жалобы, но бессильны помочь горю. Мудрено ли, что крестьянин иной предпочитает церковной возвышенной, но непонятной песне неумную, но понятную сектантскую песню, которую он может сам и петь, а образованный по этой самой причине идет в театр или удовлетворяется домашним пением пошлых, но понятных романсов? Если по многим причинам нельзя говорить о переводе богослужебных книг на русский язык, то необходимо обсудить вопрос об исправлении существующего церковно–славянского перевода богослужебных книг с устранением из него всех архаизмов и греческого расположения слов в речениях или же немедленно приступить к новому переводу их на ново-славянский язык, всем понятный и вразумительный. (№ 45, с. 2938)» [20].

Архиеп. Алеутский и Северо–Американский Тихон.

Для Русской Церкви важно иметь новый славянский перевод (23) богослужебных книг (теперешний устарел и во многих местах неправильный), чем можно будет предупредить требование иных служить на русском обиходном языке. (Т. 1, с. 537).

Архиеп. Донской Афанасий.

Настоит крайняя нужда в том, чтобы церковное богослужение достигало той великой цели, какую оно имеет в деле воспитания и спасения православных христиан, чтобы оно вполне удовлетворяло религиозным потребностям благочестивых людей. Для этого необходимо богослужебный язык в молитвословиях и песнопениях приблизить к пониманию простого народа через исправление и упрощение церковно-славянского текста, вводить в храмах общее пение некоторых молитвословий. (Т. 1, с. 545).

Митр. Киевский Флавиан.

(доклад епархиального миссионера Н. Белогорского

«Чего мы должны желать для Православной Церкви, ввиду изменившегося положения сектантства и иноверия?»).

Важность и высокое воспитательное значение православного богослужения едва ли нуждается в доказательствах. Однако, нельзя не сознаться, что в настоящем своем виде православное богослужение в значительной степени теряет ту силу впечатления и влияния на религиозный дух народа, какую оно может и должно иметь. Главною причиною этого обстоятельства служит сам язык, на котором написаны наши богослужебные книги. Во многих случаях он представляет такие трудности для понимания смысла многих песнопений и молитв, которые требуют нарочитого и основательного обучения церковно–славянской грамоте. Приблизить язык богослужебных книг путем немедленного исправления его до возможности понимания его всеми православными людьми, сделать понятными красоты, глубину мысли и религиозного воодушевления богослужебных песнопений и молитв, является для настоящего времени не только необходимою, но прямо священною обязанностью Церкви учащей. (Т. 2, с. 116-117).

Архиеп. Иркутский Тихон.

Вопросы веры.

По отношению к обрядовой области, Собор, прежде всего, должен рассмотреть вопрос о переводе всего богослужения с церковно–славянского языка на русский, или об изменении в словосложении своем церковно–славянский язык в более понятную и близкую к складу русской речи форму. Такой перевод есть настоятельная необходимость. Церковно–славянский язык непонятен более чем для половины русских людей, а это лишает общественное богослужение его прямого назначения — религиозно–нравственного просвещения и воспитания членов Церкви. (Т. 2, с. 245–246).

Еп. Пермский Никон.

Мнение по поводу того, что на Всероссийском Церковном Соборе обнаружатся попытки к возбуждению вопросов, помимо намеченных Св. Синодом.

Пермская комиссия, прежде всего, выражает уверенность, что догматы веры должны оставаться неприкосновенными — изменение их лежит в авторитете только Вселенского Собора, но что в нашей церковной жизни есть важные и неотложные вопросы, решение которых может принять на себя и Поместный Собор Всероссийской Церкви. Об исправлении языка богослужебных книг, как непонятного для большинства верующих. (Т. 2.С.395).

Еп. Нижегородский Назарий.

Неудобовразумительность церковно–славянского текста богослужебных книг.

Древний перевод церковно–богослужебных книг почти без изменения сохранился до настоящего времени. Вследствие этого многие чтения и песнопения нынешнего церковно–славянского богослужения можно понять только при усиленном внимании, а иные совсем не поддаются пониманию.

Признается настоятельно необходимым безотлагательно организовать дело исправления церковно–богослужебных книг, поставив его на широких и свободных научных началах и вверив ученым профессорам, пастырям Церкви и просвещенным благочестивым мирянам. (Т. 2, с. 459, 461).

Еп. Смоленский Петр.

Народ русский настолько сроднился с тем, чтобы язык богослужений был язык славянский, но не разговорный русский, что изменение сего освященного веками обычая в состоянии вновь повторить печальное историческое событие — отделение части населения от господствующей Церкви и, во всяком случае, явится лишним тормозом для восстановления единения с отпадшими со времен Патриарха Никона. Посему языком церковным должен оставаться язык славянский — богатый, выразительный и благозвучный. Вопрос об исправлении языка богослужебных книг и даже перевод их вновь — с более правильной конструкцией речи, заменой устаревших слов новыми, устранением неточности выражений и приближением к языку ново–славянскому, по своему строению — поднимался не раз и епископами, как, например, Феофаном Затворником и представителями богословской науки, особенно мирянами в духовной и светской печати; но до сих пор не получил надлежащего разрешения и во всем своем объеме подлежит удовлетворению со стороны предстоящего Собора Церкви и затем скорейшему, чем в былое время, когда исправления длились едва не веками, осуществлению в жизни. (Т. 3, с. 43).

Архиеп. Финляндский Сергий.

О реформе богослужебного языка и прочее.

Необходимо на предстоящем Соборе обсудить вопрос об упрощении богослужебного славянского языка и о предоставлении права, где того пожелает приход, совершать богослужение на родном языке. (Т. 3, с. 443).

Журнал IV комиссии о предметах веры.

Доклад А. Г. Смирнова о предметах веры.

Язык наших богослужебных книг требует тщательного исправления, чтобы он был вполне доступен пониманию. Но это не должно значить того, чтобы богослужебные книги были непременно переведены на русский язык. Против этого говорят как любовь русского народа к славянскому языку, так и значение его в деле соединения всех славянских племен в родной православной вере. Это значит только то, чтобы путем исправления богослужебных книг сделать язык их (славянский) понятным и для неучившихся славянской грамоте. Исправленные книги вводиться в употребление должны с разумною постепенностью, и они не должны умалять и упразднять существующие ныне. (Т. 3, с. 445, 498).

 

Материалы предсоборного совета о богослужебном языке

Высокопреосвящ. Сергий, отметив, что чем выше праздник, тем непонятнее служба, что славянский текст иногда, как бы нарочно, затемняет смысл, указал на красоту славянского текста, и в то же время, и известную понятливость его для народа, например, в призыве к покаянию и других, а в иных случаях и привязанность к нему, например, в некоторых приходах карелы не хотят отказаться от славянского языка. Пересмотр и упрощение славянского текста необходимы.

Архиеп. Евлогий. Обсуждая доклады, разнообразно освещающие вопрос, мы должны обсуждать, в сущности, следующие положения: допустимо ли, желательно ли применение русского языка в богослужении, замена им, или каким другим языком, славянского языка. Я преклоняюсь пред славянским языком, понимаю, что это — язык художников молитвы, освященный веками, но мы не должны забывать о темной действительности. Как бы то ни было, народные массы не понимают богослужение, хотя и умиляются им; язык богослужебных книг чужд и непонятен народу. Для интеллигенции этот вопрос, конечно, не стоит так безнадежно остро, но для народа — дело иное. Как же сделать, чтобы великие, священные слова в полноте вливались в душу народную, чтобы народ понимал богослужение? Сплошь и рядом приходится наблюдать, что простые люди шепчут в церкви под пение и чтение церковных молитв, песнопений свои молитвы, не слушая того, что читается и поется. 90 % не ответят на вопрос, что воспевалось сегодня в стихирах, каково содержание 3–го, 6–го, 9–го часа, кафизм. Не предрешая вопрос, прошу подумать об этом темном народе, для которого пропадает просветительная сила нашего богослужения, для которого является, поэтому, соблазнительным сектантство с его простыми, понятными молитвами.

А. В. Новосельский. Главный пункт доклада проф. Кудрявцева, читанного на прошлом заседании, таков: богослужебные песнопения — произведения поэтические, и потому переводчик должен быть поэтом. Да, поэзия была в греческом тексте. Там была и тоника и ритм. У нас же в славянском переводе поэзии не чувствуется. Епифаний Славинецкий и другие переводчики не были поэтами. Их нельзя сравнить даже с талантливыми мастерами живописцами, а разве только с копиистами–ремесленниками. Они переводили подряд, не вникая часто в смысл, внесли в славянский язык греческие формы, совершенно не свойственные славянскому языку словообразования (оратор приводит ряд примеров). Известный подвижник еп. Феофан признавал новый перевод богослужения неотложно необходимым, если мы, как говорил он, «не хотим быть причиной вреда, который отсюда происходит». Он разумел массовый уход православных в штунду. Сразу, конечно, произвести реформу нельзя. Нужна постепенность. Сначала следует перевести наиболее употребительные книги: часослов, октоих...

Свящ. С. А. Сабинин. Ораторы в своих речах стараются дать ответ на вопрос: возможна ли в богослужении замена славянского языка русским? Я бы вопрос поставил иначе: допустимо ли частичное и постепенное введение русского языка в богослужение? Никто не думает о немедленной и полной замене славянского языка русским. Наша мысль: оставить как можно более из того, что имеется сейчас в нашем богослужении в отношении языка, в то же время приблизить язык богослужения к пониманию масс. Один из ораторов от имени народа говорил, что народ не желает реформы, но я от имени же народа могу сказать обратное.

1. «Примерно в это же время (XIII-XIV вв.) и в древнерусском разговорном языке произошли серьезные изменения: упрощается многообразие форм прошедшего времени, сослагательное наклонение, исчезают формы двойственного числа». Сведения из книги «Необычайное путешествие в Древнюю Русь». Грамматика древнерусского языка для детей. Миронова Татьяна Леонидовна, главный научный сотрудник РГБ, профессор, д. филол. н. Рекомендовано Главным управлением развития общего среднего образования Министерства РФ. Учащимся 5-8 классов гуманитарных лицеев и гимназий, а также для использования в работе факультативов и кружков общеобразовательных школ.

2. В 1923 г. газета «Известия» в заметке «Борьба за русский язык» писала: «Русский язык жестоко пострадал за время революции. Ничто не подверглось у нас такому безжалостному изуродованию, такому беспощадному исковерканию, как язык». Об этом же в 1925 г. в дискуссии по культуре речи высказались такие крупные российские лингвисты, как Лев Владимирович Щерба и Лев Петрович Якубинский: «...язык стал крайне небрежен, неряшлив и стал пестрить иностранными словами и оборотами больше, чем это было раньше»; «Русский язык переживает достаточно смутное время...». Цитаты из Энциклопедии для детей - Языкознание. Русский язык: выдержки из книги. Ст. Язык эпохи потрясений.

3. «В XIV-XV столетиях появились новые лингвистические общности – старорусский, старобелорусский и староукраинский языки». Л. Маршева кандидат филол. наук, преподаватель Сретенской духовной семинарии. Ст. Праславянский, церковнославянский, русский. //www.pravoslavie.ru/sretmon.

4. На Руси, к афонским редакциям, в текстологическом отношении и по стилю редактуры наиболее близок Чудовский Новый Завет (XIV в.), в котором буквализм в передаче греческого текста был доведен до крайней степени. См. Православная энциклопедия. Т. 5. Церковнонаучный центр «Православная энциклопедия». Статья Библия. Переводы на церковнославянский язык стр. 144

5. Сведения по афонской редактуре текстов и частично о реформе патриарха Евфимия. Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный университет. Церковно-славянский язык: история, исследование, преподавание. Материалы I международной научной конференции (28-30 сент. 2004 г.) Москва, 2005 г. Статьи: «Традиции и новое в богословской терминологии афонских редакторов 14 века», а также: «К проблеме междисциплинарного подхода при преподавании древних языков в высших духовных учебных заведениях. Церковно-славянский текст и его отношение к церковно-греческому». Из этих же материалов цитата Л. П. Жуковской «В конце XV века в центральных скрипториях перестают стремиться приспособить письмо к своему живому произношению как это было в Древней Руси, но, наоборот, по крайней мере, с XVI в. озабочены идеей общеславянского православного единства, во главе которого должна была оказаться «Москва – Третий Рим». Стр. 240-241

6. Своего апогея «эллинизация» церковно-славянского языка достигает в XVII веке, при патриархе Никоне, в текстах московских справщиков, после чего его грамматика существенно не меняется до настоящего момента. Мысль из учебника по церковнославянскому языку иером. Алипия (Гамановича) «Недостаток Никоновских переводов заключается в строго буквальном переводе греческого текста, а потому, в богослужебных книгах есть много мест неудобовразумительных». Стр. 14-16 Учебник классический. В мое время (середина 90-х) по нему преподавали в семинариях. Москва, «Художественная литература», 1991 г.

7. Сведения о митр. Киприане и патриархе Евфимии. Ст. Киприан (святой митрополит Киевский) http://www.rulex.ru и Ст. Православный календарь: Патриарх Евфимий Тырновский

8. Кроме того, пользовался статьей. Из истории литургических преобразований в Русской церкви 14 столетия. А. М. Пентковский, доцент МДА. А также статьей: Православное славянское возрождение. Кириллин В. М. доктор филологических наук, зав. кафедрой филологии МДАиС, ведущий научный сотрудник ИМЛИ им. А. И. Герцена

9. В «Отзывах епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе», затребованных в 1905 г. обер-прокурором Священного Синода К.П. Победоносцевым в ответ на просьбу епископата о созыве собора, не нашлось ни одного архиерейского отзыва, считающего положение с богослужебным языком нормальным. Виктор Котт. Священный Собор Православной Российской Церкви 1917-18гг. О Церковно –Богослужебном языке: Предыстория, Документы и Комментарии. Сам автор ссылается на: И.К. Смолич. История русской церкви. В 2-х частях, М., 1997 г. [II, 701-702]

Статья написана в 2010 году. В марте 2014 года ее автор вышел из РПЦ МП и присоединился к ИПЦ как мирянин.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования