Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
20 октября 18:43Распечатать

Борис Колымагин. ПОСЛЕВОЕННАЯ ПАЛЕСТИНА: «НАШИ» И «НЕ НАШИ». Миссия РПЦЗ в Святой Земле перед лицом угрозы передачи церковного имущества в Иордании Миссии РПЦ МП (начало 1960-х)


Послевоенная Русская Палестина разделилась на «красную» и «белую». И между двумя частями постоянно шло перетягивание каната. «Красная» завладела имуществом в Израиле. «Белая» продолжала владеть им в Иордании, но всякую минуту опасалась, что «красные» отнимут последнее. Дипломатические отношения между СССР и Иорданией были установлены 21 августа 1963 года. Но это не привело к немедленному изгнанию «зарубежников». «Холодная война» усиливалась, и американцам хватило средств и сил для того, чтобы король Хусейн не принял скоропалительных решений. Да и Иерусалимская патриархия негласно покровительствовала русская зарубежной Миссии, и даже вела переговоры о переходе этой Миссии в ее юрисдикцию.

Общение между РПЦ МП и РПЦЗ, как известно, отсутствовало. Для Кремля, а вслед за ним и для сотрудников советской Миссии зарубежники являлись идеологическими врагами. И общаться с ними можно было только в контексте передачи имущества и возможной вербовки. Известно, что главе зарубежной Миссии архимандриту Антонию (Синкевичу) было предложено стать митрополитом в случае перехода в РПЦ МП. Но больше никому подобных щедрых предложений не делали. Перешедших просто немного подкармливали. 

В Иордании образовалась целая группа «патриарших сестер», которые жили по домам и признавали Патриарха Алексия своим начальником. Москва через схиигумению Евгению оказывала им помощь. После ее смерти главной сестрой в Трансиордании стала монахиня Серафима (Путятина).

Путятина получала 20 экземпляров «Журнала Московской патриархии» и деньги для поддержки «патриарших сестер», живущих на Елеоне.

Она вела переписку с начальником Миссии, писала в ОВЦС МП. Через нее церковные дипломаты решали некоторые вопросы в Иерусалимской патриархии. Например, получение виз для прохода в Старый город. Во время приезда в Иерусалим советских церковных делегаций Путятина неизменно сопровождала их. Особенно, если дело касалось посещения храма Воскресения. Духовник «патриарших сестер» архимандрит Анатолий за малую плату нес череду у Гроба Господня, и все пути «верных чад РПЦ МП» вели к нему.

О. Анатолий, к слову, сильно нуждался и жил исключительно за счет пожертвований.

Сама Путятина занималась рукоделием и переводческой деятельностью: переводила для греков с французского, русского, английского. Один раз ей довелось съездить в СССР, встретиться с Патриархом Алексием, который наградил ее крестом.

В эмиграции Путятина прожила 20 лет в Париже, 15 в США и 5 лет в Иерусалиме. Ее переход в РПЦ МП во многом был связан с патриотизмом. В беседе с послом СССР в Иордании П.К. Слюсаренко она говорит: «Для меня шестая часть суши, занимаемая нашей страной, одинаково мне дорога, называется ли она Скифией, Российской империей, СССР или Московией. Это мое, мои кости, плоть и кровь, то, за что в течение веков мои предки отдавали свою жизнь. Полвека тому назад Палестина дышала Россией. А теперь над вами все смеются».

Советские церковные чиновники не испытывали к Путятиной особого доверия. Архимандрит Гермоген (Орехов) пишет об этом прямо: «Пользоваться услугами инокини Серафимы как переводчицы при деловых встречах мы не можем». В другом отчете он говорит о том, что «монахиня Серафима (Путятина), будучи якобы нашим человеком, играет роль Германосова апологета». Архиепископ Герман, о котором здесь упоминается, являлся иерархом Иерусалимского патриархата, главой Святогробского братства.

Подозрение вызывало аристократическое происхождение Путятиной: она была княжной. В этой связи архимандрит Ювеналий (Поярков) замечает: «Взгляды инокини Серафимы на церковно-общественные вопросы не всегда реальные, она мечтает о тихой келье, молитве и о вышивании золотом. С монашескими «низами» она держится как барыня».

Миссию Русской Зарубежной Церкви после отъезда архимандрита Антония возглавил архиманлрит Димитрий (Биакай). В Елеонском монастыре в послевоенные годы жило 160 монахинь. В Вифании действовал женский приют, окормляемый «зарубежниками», где находилось 50 учениц. Приютом заведовала англичанка игумения Мария (Робинсон) и монахиня Варвара (Цветкова).

Очень непросто складывалось общение среди рядовых членов двух Миссий. Приведем такой случай. 1960-й год. «Монахиня Горненского монастыря Марина получила пропуск в Иорданию не по списку Русской духовной миссии, а по личной просьбе, как гражданка Израильского подданства, и самовольно отправилась в Елеонский монастырь к своим знакомым сестрам узнать о своих книгах. Ее привратница пропустила, и она там была, и даже с ней разговаривало монастырское начальство. Ей мною сделано строгое предупреждение», - сообщает начальник Миссии РПЦ МП архимандрит Августин (Судоплатов).

Степень отчуждения двух «ветвей» иллюстрирует и такой эпизод. Диакон Павел Корчагин в 1965 году с инокинями Горненской обители попробовал попасть в Елеонский монастырь. Их не пустили. «Некоторые наши монахини стали возмущаться, почему наш русский храм, приобретенный на средства наших отцов, мы не можем посмотреть. Но нам сказали, что вы все коммунисты, что вас во всех сидит бес, и поэтому мы вас пускать не будем».

Особенно усилилось напряжение после установления дипломатических отношений с Иорданией. «Большая часть Елеонской горы, возможно, скоро станет собственностью Советского Союза. А для 138 монахинь и священников, настроенных антикоммунистически, живущих в монастыре Елеона на вершине горы и в Гефсиманском саду у подножья ее, это, возможно, будет последняя Пасха без советских паспортов, без советского политического надзора.

Архимандрит Ювеналий, глава контролируемой советской Миссии Московской патриархии, которая в 1948 году приняла имущество православной Церкви в Израиле, сообщил, что он предполагает принять имущество православной Церкви в Иордании в 1964 году.

К изумлению монахинь, помощник Ювеналия архимандрит Гермоген в Страстную Пятницу этого года провел службы в храме Марии Магдалины в обители Гефсиманского сада.

Ювеналий привез из Москвы 14 русских священников и слушателей духовной академии для проведения Пасхальной недели в Иерусалиме», - пишет Дана Адамс Шмидт в 1964 году в газете «Нью-Йорк Таймс» (статья «Возможность получения СССР имущества старой Церкви в Иордании»).

Однако передачи имущества не последовало. И Ювеналию остается только аккуратно прощупывать почву и собирать «разведданные». «Раскольники обращаются в разные иорданские инстанции, желая заручиться поддержкой», - пишет он в одном месте. В другом отчете читаем: «На Елеоне и в Марие-Магдалинском монастыре прекращены проповеди с враждебными выпадами против советской власти и Русской церкви. Монахиням не препятствовали в этом году покинуть монастырь в рождественский праздник, и я встречался с теми из них, которые получают материальную помощь через инокиню Серафиму. В Елеонском монастыре сейчас находятся от 100 до 120 монахинь, а у Марии Магдалины от 30 до 40».

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования