Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
26 декабря 16:25Распечатать

Монах Феогност (Пушков). ЧТО ТАКОЕ "ПЕРВОРОДНЫЙ ГРЕХ"? Краткое богословское эссе


 Многие св. отцы говорят о грехе в сущностной категории: грех представляется как "нечто". Хотя дается оговорка, что грех – это не сущность. Такие обороты алогической речи обусловлены несовершенством земного языка человеческого.
Перед нами стоит  ряд вопросов, которые мы хотим детально прояснить:

1. Что такое грех?
2. Что мы наследуем в "первом рождении"?
3. Что дает нам крещение?

Есть два взаимоисключающих понятия, которые присутствуют в латинском богословии августинизма:

1. зло - не сущее.
2. есть "нечто", именуемое "первородный грех"  [1],  якобы наследуемое в "придаток" к человеческому естеству.

Это два  взаимоисключаемых понятия. Если есть некий первородный грех, грех как нечто, отвечающее на вопрос "что" и обладающее "чтойностью", то это - сущность. Значит  есть сущность зла, которую можно наследовать. Ибо наследовать можно только НЕЧТО. Если грех есть нечто, то он есть сущность, а  все сущности сотворил Бог. Человек же не может создать сущности. Значит Бог творец зла.

Но зло - это не есть нечто сущее  [2]. Зло это:

а) акт свободы, направленный на  извращение сущего. Это направление сущности по ложному пути. Иными словами, зло - не сущность, а направление движения сущности вопреки "логосу" самой сущности. Зло - это качественное состояние сущности. "Что же такое греховность? – Это не субстанция.  Это извращенная воля, от Высшей Субстанции, от Тебя, Господи, отвратившееся к нисшему"  [3], и даже – совсем к небытию.

б) состояние сущности, подвергшейся извращению в результате  движения свободного произволения  личности. К примеру, соединение несоединяемых частей, нанесение увечий, повреждений. "Злом считается то, что взятое в отдельности с чем то не согласуется, но это же самое согласуется с другим, тогда оказывается оно хорошим и хорошо само по себе"  [4]. Т. е. здесь зло представлено, как неправильная система отношений.

в) нарушение порядка соотношений частей в целом. "Змеи, черви – созданы хорошими, подходящими для низших ступеней творения. Для них подходят и самые грешники, поскольку они утратили подобие Твое. Но они могут приблизиться к более высоким ступням творения, если это подобие восстановят в себе"  [5].
Пункты "б"  и "в"  логически вытекают из пункта "а": только при наличии свободной воли возможно построение  извращенных  отношений частей и ниспадение того, что имеет более высокий онтологический статус до низшего.

Грех, как сделанный акт, всегда ущемляет сущность, усекает ее в важном. И хотя она не перестает существовать, но уже не может согласно естественным законам функционировать.

Так что же мы наследуем от падшего праотца Адама?
Грех? - Нет! Мы наследуем "упавшую", а потому  - надломанную природу.

Изобразим это так (в виде логико-математической схемы).

Адам в раю - это число 100. Адам падает и теряет от себя, скажем,  две единицы! Ничего нового, никакого привнесения он не получает. Он "приобрел" утрату. Теперь он равен числу 98  [6]. Это можно сравнить с компьютером: стоит на столе, работает. Потом его берут и спокойно "роняют". Что произошло в компьютере? В него привнесена какая-то сущность повреждения (в виде новой детали)? – Нет! Сущность компьютера, его природа осталась неизменной. Перед нами все тот же компьютер, но не в том же состоянии. Никакой новой детали он в себя при падении не получил, напротив –  мог потерять какие то свои важные детали. И даже если не потерял, то повредил – точно.

Так и человек. После духовного падения, ушиба  его естество не может уже качественно  функционировать. Появляются болезни, ошибки, страдания, грехи, как неизбежность ущемленной воли.

Естественно, именно такое естество он и передает потомкам - ущербное.

Что было "потерянно" Адамом - разговор отдельный. Можно здесь сказать краткость: "цельность естества". (К примеру, Ириней Лионский считал, что Адам утратил Дух, который вдохнул в него Бог при сотворении и считал сей Дух дыханием Св.Духа, без чего человек превращается почти в животного).

Во Христе человек приобретает вновь  утраченное им: в крещении человек облекается в полноту бытия, в целостность естества. Он, по словам бл. Диадоха Фотикийского и Кирилла Иерусалимского, уже "может не грешить", т.к.не крещенный просто виду разбитости своего естества не может не грешить.

Кстати, само слово "грех" в греческом яз. не носит того психологического фактора, которым оно окрашено в русском. греч. "hamartia" всего-навсего означает "промах", "ошибку", error! Это -  дисфункция естества. Только и всего.

Но лишь в сознательном противлении Истине Божией (в В.Завете явленной в Законе, а нам явленной в Самом Христе, с нашей причастности Ему) грех-ошибка превращается в актуальную личную вину перед Богом.

Вина - это состояние ответственности ввиду неадекватности поступка. Это тоже не сущность, но ее качественное состояние, свидетельствующее об ущербности. Когда восточные отцы  говорят об истреблении греха в крещении, то они имеют ввиду не субстанциальную, а экзистенциальную реальность греха, реальность не объективно существующей essentia, а  объективируемой чрез субъект иллюзии зла. Ведь  диавол – иллюзионист, и он представляет сознанию искушаемого грех и зло, как нечто сущностное, а потому значимое. И искушаемый может возжелать построить этот "виртуальный замок", который не обладает реальностью субстанции, а потому обречен  на "уничтожение" [7] в свете явившейся Истины. Ибо человеку не дано дать иллюзии статус сущности. Человек не может вызвать из ничего, одним движением своей мысли, новую сущность.

Если амартийность есть качественное состояние, равное  ущербности, то вина свидетельствует об этом состоянии. Вина - это субъективное переживание личностью своей ущербности.

Т.е. грешит человек не потому, что в него привнесена некая посторонняя сущность греха, некая "бактерия" греха [8], а потому, что он не обладает целостностью  жизни. Поэтому грех нельзя сравнивать и с болезнью в нашем, современном понимании этого процесса:  Болезнь бывает вызвана  неким движением бактерий, привносимых в естество со-вне. Когда отцы говорят о грехе как о болезни, они имеют в виду состояние природы, именуемое дисфункцией, а не причину, вызвавшую эту дисфункцию [9].

И в крещении с нас не смывается некая "бактерия" греха, а омывается скверна, приобретенная вследствие личного движения в бездну тления. Омывается та инородная и чуждая нам реальность, к которой человек приобщился свободным  направлением воли в сторону от Бога. А так же - восполняется природа наша тем, что она потеряла при падении.

Кстати, вот что пишет бл. Феодорит Кирский о крещении детей: "Крещение не уподобляется, как думали повредившиеся в уме мессалиане, бритве, отъемлющей прежде бывшие грехи...  А если бы сие одно было делом крещения, то зачем крестить младенцев, не вкусивших еще греха? Не это одно, но большее и совершеннейшее обещает нам сие Таинство. Оно есть залог будущих благ, образ воскресения, приобщение Владычних страданий, причастие Владычнего Воскресения, одежда спасения, хитон веселия, светлая риза, лучше же сказать – самый свет" [10]. В детях нет личных грехов, которые бы их осквернили. Есть только некая ущербность природы, которой недостает даров Божьих, благодати Новой Жизни, Силы освящения Св.Духа. Именно это им и подается в крещении. "Крещение потому есть просвещение (photisma), что доставляет истинное бытие.  ... Поелику же и жизнь некоторую дарует ради Воскресшего, посмотрим, какая это жизнь. Прилично ей быть не такою, какою мы жили прежде, но лучшею прежней, свойственною природе… " [11]. И здесь речь не о грехе, а о свойстве природы: природе одной самой по себе не свойственно иметь вечной и нетленной жизни. И не в грехе одном тут дело - даже при его отсутствии вопрос не снимается. "Ибо как никому нельзя жить жизнью человеческою, если не получит чувств Адама и человеческих сил к жизни, подобным образом нельзя живущему перейти в блаженный оный мир, если не приготовиться жизнью во Христе, и не будет образован по виду его и по образу его. И иначе купель есть рождение. Рождает он, рождаемся мы, а всякому рожденному известно, свою жизнь влагает рождающий" [12].

Вывод: некорректно говорить о наследовании греха, как некой особой реальности, передаваемой вместе с природой. Корректно говорить о наследии природы человеческой в состоянии ущербности. Благодаря чему возникают дисфункции в самом естестве. Это не некая "hamartia", а состояние амартийности, которое потом актуализируется нами в факт "амартии" (греха).

Грех всегда есть  движение личной свободы  воли. Каждая сущность совершает движение в собственной ипостаси и существует "по ипостаси". А значит, грех, как вина (следствие свободного движения "не туда") не может наследоваться, т.к. едва рождающаяся сущность еще не совершает ни единого движения. Но сущность приходит в мир в состоянии "амартийности" (разрушенной целостности, некой ущербности, помраченности в себе образа Божиего), благодаря чему она неизбежно будет совершать "ошибки" в движении, а значит, впадать в грех, как в актуальную вину, как в бездну богооставленности. Все это - ввиду того, что павшее с высоты Боговедения в неведение человеческое естество не знает "логосов" своей природы, а значит, не может действовать согласно с этими законами.

  [1] peccarum originale (лат.) – термин бл. Августина.
  [2] Это положение христианского вероучения прекрасно изложил псевдо-Ареопагит  в трактате "О Божественных Именах" (4 гл.).
  [3] Бл. Августин. Исповедь,  7:22.
  [4] Бл. Августин. Исповедь,  7: 19
  [5] Бл. Августин. Исповедь,  7:22.
  [6] В сознании же тех, кто мыслит "первородный грех" как "нечто" наследуемое человеком при рождении,  Адам после грехопадения мыслится как число 100+1= 101.  Грех  мыслится как некое субстанциальное привнесение, которое  действует изнутри в природе человека
  [7] условно, ибо фэнтези уничтожить нельзя, так как она не реальна
  [8] бактерии греха не существует, т.к. всякая бактерия обладает сущностным бытием и есть нечто сущее, а значит, творение Божие.
  [9] знания о бактериях в эпоху патристики отсутствовало у медиков и болезнь воспринималось именно как нарушение естественных процессов, сбой в работе естества, вызванный  или неправильным отношением человека к своей природе, или причиненной ему со-вне – нанесением увечий, к примеру
  [10] Бл. Феодорит Кирский.  Сокращенное  изложение Божественных догматов, 18 // Творения. М., "Паломник" 2003г. с. 55-56.
  [11] св. Николай Кавасила. Семь слов о жизни во Христе,  2: 22, 76
  [12] св. Николай Кавасила Семь слов, 2:81


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования