Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
24 апреля 20:12Распечатать

Алексей Зайцев. ИСТИННОЕ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ ИСТИННАЯ «ЗАРУБЕЖНОСТЬ»: комментарий на экклисиологическое исповедание епископа РПЦЗ(В-В) Анастасия (Суржика). Часть первая


Недавний шаг яркого идеолога "русской зарубежности" иподиакона Владимира Кириллова (разрыв общения с предстоятелем РПЦЗ(В-В)) - событие, на первый взгляд, рядовое - становится, похоже, знаковым, а с учетом более чем скромных масштабов тех частей РПЦЗ, которые не присоединились к Московской патриархии, и достаточно крупным. В этом разрыве символично сфокусированы две важнейшие на сегодня для осколков РПЦЗ проблемы.

Во-первых, это постоянные внутренние распри, которые в большинстве своем провоцируются, прошу прощения за такую формулировку, низким качеством епископата – и административным, и пастырским, и богословским, и аскетическим, и образовательным, и культурным, и психологическим... Во-вторых, это до сих пор безуспешный поиск внятной церковной идеологии, которая соответствовала бы интуитивным запросам большинства хранителей "исторической традиции РПЦЗ" и была бы способна служить их объединению.

Поступок Владимира Кириллова и совершался на фоне его конфликта, ставшего к тому же публичным, с главой своей юрисдикции – архиепископом Владимиром (Целищевым).

Вместе с тем, это событие стало своего рода индикатором идейного кризиса РПЦЗ(В-В) и не могло не привести к разнонаправленным процессам внутри нее. Остановимся сейчас только на том из них, признаки которого в отличие от других, не вышедших пока на поверхность, а идущих подспудно, уже имеют, по крайней мере, первую степень очевидности.

Почти сразу после заявления Кириллова из разных – и географически, и идейно – кругов РПЦЗ(В-В) поползли слухи, что вслед ему уже посматривает и епископ Владивостокский Анастасий (Суржик) – едва ли не единственный в этом Синоде иерарх, имеющий весомый авторитет у своих клириков и паствы и при этом всегда держащийся несколько особняком среди епископата. Слухи вскоре стали подкрепляться первыми косвенными свидетельствами – в блоге близкого к епископу Анастасию Александра Любавского было размещено несколько публикаций, оценить которые иначе как демонстрацию полной солидарности с позицией Владимира Кириллова, по-моему, нельзя. Наконец, появляется свидетельство уже и со стороны непосредственно самого епископа Анастасия – в том же самом блоге публикуется интервью с ним, которое, на наш взгляд, уже прямо подтверждает и слухи, и прежние косвенные свидетельства. Теперь точно видно, что если уж епископ Анастасий и не собирается прямо сейчас последовать примеру Владимира Кириллова, то, во всяком случае, разделяет сформулированную им идеологию, которая именуется в ИПЦ киприанизмом, классифицируется как экклисиологическая ересь и представляет собой версию экуменизма (иногда именуемую "криптоэкуменизмом"). Неслучайно, что сам Кириллов горячо поддержал это выступление епископа Анастасия и осыпал того множеством комплиментов.

Интервью разбито на три тематические части. 3-я часть (начнем не по порядку) – попытка обоснования епископских хиротоний 2001 года, совершенных при участии Митрополита Виталия (Устинова) и положивших само начало РПЦЗ(В) как самостоятельной юрисдикции. Серьезных оснований принципиально сомневаться в каноничности этих хиротоний, как мне представляется, нет, поэтому нет и смысла на этом вопросе подробно останавливаться. Непринципиально же, из тактических только соображений, на него стоит обращать внимание лишь в тех случаях, когда иные слишком прямолинейные адепты собственной юрисдикционной чистоты ставят под сомнение епископство в других "осколках", полученное при столь же, а то даже и менее шероховатых на первый взгляд обстоятельствах.

1-я часть интервью – декларативный призыв к церковному единству, впрочем, слишком общий и туманный. Казалось бы, волю к единству Российской Церкви, можно только приветствовать. Но возникает вопрос, в каких пределах и, главное, на каких основаниях чаемое единство в данном случае мыслится и видится. Увы, судя по ряду оговорок, пределы его – исключительно "историческая традиция РПЦЗ", будто Истинное Православие – это не более и не менее чем истинная "зарубежность".

Важнее, однако, вторая половина вопроса, уточняющая и проясняющая первую: на каких именно экклисиологических основаниях это единство должно строиться? Ответу на этот вопрос посвящена 2-я, самая важная, на наш взгляд, часть интервью, озаглавленная "Споры о благодати". Именно здесь епископ Анастасий пытается сформулировать свои экклисиологические представления. Пусть не всегда ему это удается сделать четко и связно, однако общий смысл его посыла, тем не менее, достаточно ясен. Но насколько он соответствует православной экклисиологии, Преданию Церкви?

На вопрос, насколько он соответствует "исторической традиции РПЦЗ", пусть попытаются ответить те, для кого иное предание кроме предания РПЦЗ немыслимо, а РПЦЗшность – единственный и абсолютный критерий современной русской церковности. Ответ их, думаю, должен быть положительным. В общем-то, Владимир Кириллов на вопрос в такой постановке уже ответил и, четко следуя генеральной линии исторической РПЦЗ, сделал совершенно верный выбор. Другое дело, что, сделав этот выбор, он оказался за границами Истинного Православия.

Но для тех, для кого любая церковно-историческая традиция, будь то традиция РПЦЗ или дореволюционная, ценна только в меру ее соответствия Преданию (с большой буквы), для тех, кто, в частности, понимает и принимает высказанную св. Киприаном Карфагенским мысль (что обычай без истины – лишь старое заблуждение), нужен иной критерий, нежели простое соответствие пресловутой зарубежности, пусть даже самой что ни на есть аутентичной. Это должен быть критерий из самого Предания (с большой буквы), выраженного, прежде всего, в догматах и канонах Вселенской Церкви, а не просто в постановлениях Синода исторической РПЦЗ, указах ее Блаженнейших Митрополитов, заявлениях ее архиереев, мнениях ее богословов, в ее богослужебных традициях и т.п. – все перечисленное само прежде нуждается в проверке Преданием. Поскольку себя я отношу именно ко второй категории, то и постараюсь, в меру своих возможностей, оценить экклисиологическую позицию епископа Анастасия именно по такому критерию. Но сначала ее краткий пересказ.

Свое мнение о границах Церкви, действительности и спасительности таинств, соотношении Церкви как Тела Христова и исторических церковных  организаций и т.п. епископ Анастасий развивает как ответ на прямо поставленный вопрос о благодатности или безблагодатности РПЦ МП. Но сам этот вопрос, столь острый сегодня для многих не аморфных верующих из разных юрисдикций, включая саму Московскую патриархию, отметается епископом Анастасием как некорректно поставленный: "Какая организация благодатна? – Такого ответа не существует в природе. Благодатна только единая святая соборная и апостольская Церковь как целое". При этом он не дает сколько-нибудь уточняющего для данного случая определения или описания единой соборной Церкви "как целого" и ничего не говорит о ее соотношении с конкретными историческими Церквами, о ее способе присутствия в них, отмечая лишь, что никакая из них не обладает благодатью "сама по себе". Благодать и таинства, через которые благодать действует, принадлежат всей Церкви: "Таинства не являются личной принадлежностью той или иной поместной Церкви, юрисдикции, синода, епископа".

Затем преосвященный Анастасий пытается определить, в каком отношении к единой Церкви находятся еретики - в частности, экуменисты. Он говорит буквально следующее: "Еретики отреклись от догматов, они не участвуют в Теле Христовом, но таинства преподаются не через юрисдикционную принадлежность, но через нашу личную веру. Поэтому говорить, что МП является хранительницей благодати, неправильно. Ибо никакая организация (ни наш Синод) сама по себе – не хранительница благодати. Организация – функция административного и судебного действия. Власть совершать таинства принадлежит Церкви, совершаются они Самим Господом Иисусом Христом".

И, наконец, епископ Анастасий предпринимает попытку сформулировать критерий действительности таинств и их действенности, спасительности. "Чтобы таинства совершались, нужно совершать их во имя Главы Церкви", – отмечает он и в качестве примера недействительных таинств приводит священнодействия некоторых древних еретиков, которые совершали их во имя своих руководителей, а не главы Церкви – Христа. Таким заведомо ложным таинствам епископ противопоставляет священнодействия, совершаемые в экуменических Церквах, в частности, в МП. Эти таинства, как он говорит, совершаются во имя Христово, а не во имя ее руководителей-еретиков, значит, это таинства Церкви. По его мнению, подтверждением этому служит то, что при приеме еретиков в Православную Церковь таинства над ними не повторяются.

Приведем итоговое рассуждение епископа Анастасия почти дословно: "Там, где таинства совершаются в соответствии с канонами и церковными чинопоследованиями, они действительны. Но если лица отпали в ересь, то для них эти таинства не могут быть спасительны, т.е. благодатны. Как учит Церковь, для еретиков таинства не довлеют ко спасению, они для них не благодатны, хотя и действительны. Но лица, которые приступают к этим таинствам с истинно-православной верой и с благочестием, для них эти же самые таинства действительны и спасительны, т.е. благодатны. Поэтому спорить, имеет ли МП благодать, это спорить о пустом, ибо никакая организация не может обладать благодатью, которой может обладать только единая святая соборная и апостольская Церковь".

Откровенно говоря, слышать такое учение о благодати и таинствах из уст епископа, прямо называющего экуменизм ересью, несколько неожиданно. Вот уж, действительно, тот случай, когда оправдана народная мудрость "Молчание – золото". Если это антиэкуменизм, что же тогда экуменизм? Чем исповедание епископа Анастасия принципиально отличается, например, от принятой в Московском патриархате концепции сохранности благодати и таинств в еретических сообществах и, как следствие, некоем неполном общении с ними, чем теоретически и обосновывается практика совместных с инославными богослужений и молитв, к слову сказать, категорично – ценой извержения из сана – запрещаемая канонами?

Не будем специально останавливаться на допущенных в интервью ляпах, которые в разговорной речи могут сорваться с языка и непредумышленно, как, например, применение слова "каноничные" к таинствам, совершенным в еретических сообществах, которые, если уж быть точным, с канонической точки зрения, заведомо неканоничны.

Снизойдем и к внутренней противоречивости этого выступления в целом. Выглядит оно как странная смесь. С одной стороны, католического учения об "opus operatum", согласно которому таинства с необходимостью совершаются в силу "правильного" их совершения. С другой стороны - протестантского учения о невидимой Церкви: Церковь как Тело Христово не обладает якобы зримыми признаками и распространена в мире поверх конфессиональных барьеров; она включает всех истинно-верующих "в душе" – Бог, дескать, смотрит только на душу, а не на исповедание; таинства же совершаются в каждой из вероисповедно разделенных общин, но только для этих самых истинно-верующих в душе и в прямой зависимости от их личной веры и благочестия.

Обойдем стороной и другие не столь явные несуразности.

Как бы то ни было, интенция епископа Анастасия вполне очевидна. Ее можно свести к трем основным тезисам.

  1. Границы Церкви Христовой на земле невозможно очертить наличными церковными организациями. Церковь присутствует в каждой из них, включая еретические, однако ни с одной из них не отождествляется.
  2. Действительность таинств зависит от правильного их совершения по установленному Церковью чину. Правильно совершенные таинства действительны не только в церковных организациях, исповедующих Православие, но и в организациях, открыто исповедующих ересь.
  3. Спасительная благодать в таинствах подается по личной вере и благочестию принимающих их. Поэтому таинства в еретических сообществах для явных еретиков не благодатны и "не довлеют ко спасению", а для находящихся в этих сообществах истинно-верующих в душе они благодатны и спасительны.

На эти тезисы и попробуем дать ответ, основываясь на свидетельствах Предания Церкви, а не ограничиваясь только голословным "Церковь учит".

(Продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования