Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
07 февраля 14:44Распечатать

Владимир Рослов. А НЕ ПОДАТЬСЯ ЛИ В МОНАСТЫРЬ? Инструкция по применению для невоцерковленных. Часть первая


Монастыри. Их столько теперь появилось на необъятной Руси, что возникла потребность в выпуске специальных географических карт, на которых бы  они обозначались. Такие карты теперь есть во славу Бога. А какая жизнь в монастырях? Мы, как граждане, многое ли о ней знаем? Так же ли нам известно о жизни монахов, как скажем, о жизни рабочих разных профессий, крестьян, военных, учёных, полицейских, да мало ли кого ещё, о ком денно и нощно вещают и телевидение и радио, пишутся статьи, очерки, большие и малые книги, снимаются фильмы, ставятся пьесы?

Помнится, долгое время с успехом во МХАТе шёл спектакль о сталеварах. Он так и назывался «Сталевары». Вроде бы малопривлекательное название. Но ничего, смотрелся. Неплохо мы осведомлены о жизни в заведениях, культурно величаемых пенитенциарными, поскольку очень приличная часть нас, граждан самой вольной страны, имела счастье или несчастье в них поперебывать. А кто не удостоился чести непосредственного знакомства с ними, тот имел и имеет прекрасную возможность познакомиться с их содержательной и романтичной жизнью при помощи ставших классикой произведений Солженицына, Шаламова, Довлатова и других, менее известных авторов. Да и фольклора на эту тему у нас накоплено более чем достаточно. Пой песни, пой.

А вот про монашескую жизнь столь богатой информацией мы не располагаем. И песен о ней не поётся. Так, какие-то отрывочные сведения, конечно, имеются. Но целостного, устойчивого представления о монастырском житье у нас, можно сказать, нет. А интересно было бы познакомиться с ним.

Современный монастырь – это загадка. И загадка не менее ясная, чем прежние монастыри из «проклятого царского прошлого». О старых монастырях нам худо-бедно, но что-то известно из классической литературы. Есть и религиозные книги о монастырях. В них много мифологии. Тем не менее, из них можно почерпнуть и что-то реальное. Внутренняя же жизнь воссозданных сегодня монастырей РПЦ МП покрыта плотной таинственной завесой. Художественное творчество её практически не коснулось. В одном из последних романов Людмила Улицкая делает свою героиню монашкой. Но непосредственно о монашеской жизни писательница мало что рассказывает.

Невольно вспоминается «Мцыри». В школе мы все узнали, что герою  гениальной поэмы Лермонтова жизнь в монастыре, мягко говоря, не понравилась. Все свои недюжинные силы он израсходовал на то, чтобы с нею расстаться. Смерть Мцыри вызывает чувство мучительной жалости. Но даже смерть представляется более благоприятным итогом, чем продолжение жизни юноши в обители. И хотя поэт не рассказывает нам обо всех неприятностях монастырской жизни, мы можем предположить, что они были. От добра добра не ищут. Во-первых, монастырь – русский, а мальчик – не русский. Во-вторых, история с Мцыри случилась ой как давно, и можно думать, что монастыри с тех пор изменились к лучшему, стали гуманнее. Да и сам герой был необыкновенной личностью, наделённой обострённым чувством свободы. К тому же, не следует забывать, что романтические произведения лишь отчасти касаются повседневной реальности. Художник-романтик, следуя традициям великого лорда, решает особые задачи и имеет право прибегать к субъективным способам отражения действительности. Он создаёт искусственный мир, в котором герои проявляют себя наиболее выразительно. Короче говоря, по поэме Лермонтова о жизни в монастырях, тем более, современных, судить нельзя. Можно жестоко ошибиться как в ту, так и в другую сторону.

Да, пишется ныне о монастырях немного. Да если и пишется, то не о жизни в их стенах. Передаётся обычно история монастыря в её героическом и духовном преломлении. И опять же не без фантазии, не без приукрашивания. Верится в это уже слабо. Особенно, если вы сами человек с секулярным мировоззрением.

А что если нам самим, не дожидаясь, когда нам кто-то что-то поведает, побывать в монастырях и составить собственное представление о тамошней жизни? Безусловно, чтобы во всей глубине и полноте представить эту жизнь, нужно стать насельником монастыря, исследовать объект, так сказать, «методом погружения». Пуд, как говорится, соли съесть, благо, что на неё поста не устанавливается. Но даже и кратковременные наблюдения могут раскрыть очень многое. Тем более что большинство монастырей открыто для паломников. Паломники – это насущный хлеб монастырей. И начальствующие монахи и монахини вынуждены идти на регулируемые контакты с миром. Люди – это потенциальные жертвователи, покупатели церковного товара и услуг. Одним словом –  деньги. Глядишь, и крупного спонсора удастся поймать. Так что смело присоединяйся к группе паломников, а что ещё проще, становись единоличным пилигримом, ни от кого и ни от чего не зависящим. Бери паспорт – и в дорогу.

Забывать нельзя: без документа, удостоверяющего личность, вас вряд ли примут в монастыре. «Кесарю – кесарево, а Богу – Богово». Монастыри чтят гражданские законы и зря не идут на их нарушение. Во всяком случае, служить убежищем для асоциального, беспаспортного элемента они не расположены. Интересно, что чем удалённей и чем менее известен монастырь, тем скорее можно рассчитывать на приём в нём. Поэтому знакомство с монастырями разумнее начинать с наименее популярных из них.

Некоторые проблемы могут возникнуть с вашей религиозной принадлежностью. Речь не идёт о так называемых «воцерквлённых» людях.  Им дорога открыта без препятствий. Другое дело, если вы человек, испытывающий всего лишь симпатию к Православию или, более того, не считающий себя его приверженцем, или, что ещё сложнее, исповедуете иную религию или являетесь убеждённым атеистом. Наибольшую настороженность у православных вызывают верующие-католики и протестанты разных конфессий, прежде всего баптисты и представители харизматических направлений. Но и в этом случае отчаиваться не следует. Главное, проявлять деликатность и сдержанность, уважение к установленным порядкам. Недаром же говорится, что в чужой монастырь со своим уставом не приходят. Лучше при первоначальной беседе раскрыть свои взгляды и ни в коем случае «не притворяться» православным. Вас поймут, если вы заявите, что интересуетесь монастырями с точки зрения их культурной и национальной ценности. Категорически не рекомендуется вступать в споры с монашествующими, заниматься поучением, упаси Боже,  настаивать на правильности и допустимости других религий. Любые подобные умствования в монастырях неуместны. Говорить нужно о том, о чем все говорят.

Как правило, в монастырях установлена строгая дисциплина, и каждый человек, находящийся на монастырской территории, обязан её соблюдать вне зависимости от чего бы то ни было. Как в режимном учреждении. Вольности не допускаются. Дисциплинарные правила печатаются и обычно вывешиваются для паломников на видном месте. Среди них встречаются и такие, что кому-то могут показаться курьёзными. Например, на территории обители не разрешается говорить матом. Вообще-то употреблять нецензурную лексику у нас во всех общественных местах запрещено, и монастырь тоже к разряду общественных мест относится. Разница в том, что на улице или в транспорте за ругань никто ни с кого не спрашивает, а здесь вы рискуете за это пострадать. Но главные правила касаются режима дня. В половине одиннадцатого вечера жизнь в монастыре замирает, и паломникам строго предписывается находиться в постелях. Во время церковных служб все они должны, напротив, находиться в храмах, где эти службы проводятся. Хождение по территории монастыря в это время обычно прекращается.  Исключение составляют те монастыри, через которые проходят большие потоки туристов, и где монастырь выполняет одновременно функции музея. Надо отметить, что церковная служба длится не один час, и выдержать её стоя невоцерковленному человеку совсем не просто. Бесцельное разгуливание по храму не приветствуется, и, допустив его, вы можете нарваться на нелицеприятное замечание от кого-нибудь из служителей или даже простых верующих. Так что, собираясь посетить монастырь, следует запастись и терпением, и достаточной выносливостью к физическим нагрузкам. 

Общее правило поведения в монастыре следует выводить из проявлений человеком скромности. Вы не должны ни в коем случае резко отличаться от основной массы людей: ни в одежде, ни в манере разговора, ни в личных претензиях. Излишняя эмоциональность недопустимость. Вы ничем не должны привлекать к себе людей, осложнять их общение с Богом. Здесь не человек главный, а Бог. Ваша задача – умалить себя перед Богом. Даже молясь, вы должны помнить о том, чтобы ваша молитва не мешала другим, соответствовала общей эмоциональной атмосфере. Излишнее молитвенное усердие, точнее – его внешние проявления, может вызвать неудовольствие окружающих.

Строгость отдельных правил не должна вводить вас в излишнее огорчение. Женщины обычно озадачиваются тем, как и во что одеться. Для кого это не важно, то и вопросов не возникает. Длинная юбка, головной платок, прикрытая грудь, умеренность косметики – этого, пожалуй, достаточно, чтобы не вызывать нареканий. Такой стиль одежды позволяет не обозначать женственность, особенно если её не так и много, и одновременно приобщиться к православному сообществу. Что-то вроде своеобразной униформы. Чтобы за полкилометра была видна православность человека. Но многие всё-таки беспокоятся о том, чтобы излишне строгая одежда не сказалась на привлекательности. И об этом следует подумать заранее. Можно и в строгой одежде сохранить привлекательность. Главное, чтобы ваша одежда не вызывала придирок. Длинная юбка? Пожалуйста. Но одна длинная юбка мешком может висеть, а другая – быть вполне изящной. В одном из монастырей я встретил очень привлекательную молодую руководительницу группы паломников. Она оказалась попадьёй - женой настоятеля храма. Её длинная юбка была сделана из тонкой, слегка просвечивающейся шёлковой ткани, и плотно облегала бёдра. Головной платок «матушки» кокетливо был сдвинут набок. Мужской глаз невольно выхватывал эту особу в унылой толпе богомолок. Тем не менее, все каноны в одежде соблюдались, и придраться к женщине формально было нельзя. Конечно, не следует забывать, что она была руководительницей, а к руководителям у нас везде - и в миру, и в духовных сферах - проявляется снисхождение.

Всё же уродств, связанных с одеждой, можно избегать в монастыре. Веяния моды ведь не обходят стороной и монашеские наряды. То или иное изящество можно всегда уловить в одежде даже самых строгих молитвенниц.   Приглядевшись, заметите и дорогие туфельки, и стильный поясок, и вышивку на подряснике. Но это, надо оговориться, можно увидеть далеко не во всех случаях. Женщина обязана своей одеждой демонстрировать уготованное ей место, создавая одеждой, множеством одежды, некую искусственную оболочку, поскольку собственной естественной оболочки у неё быть не должно, поскольку не она является носителем первоначальной человеческой природы, а создана лишь как помощник в рамках этой природы.

Продолжение следует

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования