Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 февраля 12:20Распечатать

Елена Иванова. СВИДЕТЕЛЬ ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ. Некролог памяти новопреставленной инокини Ксении, старейшей духовной дочери катакомбного епископа Гурия (Павлова)


Вчера, 27 февраля, на 91-м году жизни почила в Бозе инокиня Ксения, одна из старейших духовных чад катакомбного епископа Гурия (Павлова; + 1995), исповедника Истинно-Православной Церкви России.

Вот, как описывает ее жизнь историк Лидия Сикорская в книге "Тайной Церкви ревнитель". Епископ Гурий Казанский и его сомолитвенники. Жизнеописания и документы", Москва, "Братонеж", 2008.

Матушка Ксения, в миру Клавдия Семеновна Л., родилась в 1921 году в селе Петропавловка Салтыковского района Пензенской (ныне на территории Саратовской) области, недалеко от станции Ртищево. Ее родители, Евдокия и Симеон, были простые благочестивые крестьяне. Трудясь в поте лица, они выращивали различные фрукты и овощи, вплоть до арбузов и дынь. Детей — а их было семь человек — воспитывали в строгости, неукоснительно посещая все воскресные и праздничные богослужения.

Отец Клавдии отказывался участвовать в коллективизации. Его назначили уполномоченным в комиссию по созданию колхоза в родном селе, но он уклонился от работы в ней, сказав: "Что хотите делайте, я на это не пойду". Его арестовали и лишили свободы. Эта история повторилась дважды, но после второго заключения отец инокини Ксении вернулся домой совсем больным и умер в 1932 году. Семья бедствовала.

Мать Клавдии постоянно вызывали в сельсовет и требовали, чтобы она вступила в колхоз. Женщина отказывалась, но на нее оказывали всяческое давление, что она подает "дурной пример" и из-за нее многие не вступают в колхоз. В результате преследовании семье м. Ксении пришлось уехать из родного села, всё бросив. Старшие братья матушки уехали в Зеленодольск (Республика Татарстан) и стали работать на заводе. Через некоторое время к ним переехала и мать с оставшимися дочерьми.

В Зеленодольске семья из 10 человек поселилась в маленькой комнатке. Жили они очень бедно. Клавдия с сестрой стали ходить в школу и подрабатывать на кирпичном заводе. Клавдия окончила семь классов и пошла работать на завод. Без отрыва от производства обучалась на курсах медицинских сестер. Во время Второй мировой войны ее мобилизовали и отправили на фронт, где будущая инокиня работала в госпитале в расположении Второго Белорусского фронта. Госпиталь полтора месяца находился в окружении. Как вспоминала м. Ксении, все запасы продовольствия за это время кончились, и военнослужащим выдавали в день лишь по маленькому сухарику. Клавдию, которой едва исполнилось двадцать лет, подкармливала одна старушка из числа местных жителей. На фронте Клавдия попала под бомбежку, во время которой она дала обет, что если останется живой, то станет монахиней. После войны Клавдия работала в доме ребенка.

В 1949 году с Клавдией произошло еще одно событие, которое она восприняла как знамение. Выполняя поручение по своей работе, она ехала в машине с водителем. На железнодорожном переезде машину сбил поезд, но водитель и Клавдия успели выпрыгнуть из кабины в разные стороны. Машина сильно придавила девушку и протащила ее по земле, сильно искалечив ноги. По словам местного хирурга, девушка не должна была выжить, ее родственникам в больнице сказали: "Приготовьтесь к смерти. Она через двадцать минут скончается". Но после сложной операции под общим наркозом Клавдия выжила. Примерно полгода после этого она была прикована к постели. В это время она молилась: "Господи, дай мне ноги! За мной некому ухаживать". Постепенно она стала ходить с палочкой, продолжив работать в доме ребенка до 1954 года, когда Клавдию отправили на пенсию.

В начале 1960-х годов Клавдия услышала от Елизаветы Махровой (катакомбной инокини Евникии) об иеромонахе Амвросии (Капинус), служащем в Воронежской области и окормлявшем множество монашествующих. Получив разрешение от о. Амвросия, Клавдия приехала к нему, когда он жил вблизи станции Балашово Поворнинского района Воронежской области.

Иеромонах Амвросий благословил Клавдии пожить в его общине неделю, чтобы подумать о монашестве. Все духовные чада иеромонаха не вступали в колхоз и отказывались от советских пенсий, что смущало Клавдию, которая была инвалидом. В результате она решила отказаться от пенсии, и о. Амвросий постриг ее в инокини с именем Ксения.

После смерти о. Амвросия м. Ксения и все монашествующие из общины иеромонаха окормлялись у катакомбного священника Феодора в Белгороде, а затем у о. Никиты Лехана в Харьковской области. Верующие передавали ему исповеди в письменном виде, в ответ на которые о. Никита писал небольшие поучения и наставления, которые м. Ксения передавала христианам. После его кончины (24 ноября 1985 года) катакомбники из этой группы окормлялись у известного петербургского пастыря отца Михаила Рождественского, который умер в 1988 году. После этого воронежская игумения Маргарита (Чеботарева) направила их к о. Гурию (Павлову) в Чувашию, который посещал общины по всей России и служил там. Вместе с присоединением о. Гурия к Бостонскому Синоду ИПЦ в эту юрисдикцию вошли и м. Ксения с другими катакомбниками.

Матушка прожила долгую, но очень трудную жизнь, преодолевая все тяготы, лишения, гонения и мужественно претерпевая обострившуюся в последние годы ее жизни болезнь ног.

Автору этого некролога лично довелось познакомиться с матушкой Ксенией летом прошлого года. Несколько часов, проведенных в маленькой квартире с матушкой, оставили огромное впечатление. Никогда не забуду её чистые голубые глаза, окунаясь в которые, мне, собеседнице, виделось, как великая молитвенница пребывает одновременно в двух реальностях – небесной и земной. А неторопливая речь подвижницы, как крепкая цепь, приковывала меня мудрыми и полными Духа словами к той Реальности. Я многое тогда пережила внутренне. Я не перестаю благодарить Господа за эту встречу, за этот бесценный подарок для меня! Мои глаза видели воочию, уши слышали истинный голос, а сердце принимало и впитывало в себя тот "незримый, но узнаваемый Свет, который действительно, живет в этих людях. Он прост и светит, и "тьма Его не объемлет"... Он дышит Жизнью и вселяет надежду...".

Несомненно, что у истинно-православных христиан Россия появилась новая предстательница перед Богом и помощница в перенесении гонений и скорбей, которым они подвергаются даже до сего дня.

Фото автора


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования