Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
14 июня 11:50Распечатать

Инна Загребина. ГОНИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ. Почему в Россию возвращаются религиозные преследования?


Автор - сопредседатель Гильдии экспертов по религии и праву, юрист.

Проблемы, связанные с дискриминацией по религиозному признаку и нарушением прав религиозных объединений, стоят довольно остро в современной России. Причин этому много, но в качестве основных можно выделить три:

- несовершенство нынешнего "антиэкстремистского" законодательства и законодательства, регулирующего деятельность религиозных объединений;
- правовая неурегулированность экспертиз, проводимых на предмет признания материалов экстремистскими, а также в отношении религиозных объединений;
- правовой и религиоведческий нигилизм должностных лиц органов власти.

Подтверждением этому служит ряд последних громких судебных дел, так или иначе связанных с деятельностью религиозных объединений.

Так, Гайским межрайонным прокурором Оренбургской области Челышевым С.В. была инициирована подача в Гайский городской суд заявления о признании в качестве экстремистских материалов целого ряда мусульманских богословских трудов, включая хадисы пророка Мухаммада, произведения известного татарского богослова XVIII века Утыз-Имяни, издание "В молитве спасение", автором которого является ректор Московского исламского университета Марат Муртазин, а также книга заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Мустафы Кютюкчю "Намаз через призму размышлений" и другие. В материалах дела находилась копия Акта естественно-гуманитарной судебной экспертизы, проведенной экспертом Ислановой Н.Н.

Согласно данным экспертизы, вышеуказанные книги были отнесены к экстремистским. Однако при этом ни один из признаков, предусмотренных  статьей 1 Федерального закона № 114-ФЗ от 25 июля 2002 г. "О противодействии экстремисткой деятельности", не приведен. Кроме того, нигде в исследовательской части акта не приведен анализ и, соответственно, примененный метод анализа содержания книг. Следовательно, неизвестно, на каком основании эксперт пришел к такому серьезному выводу.

В результате муфтий шейх Равиль Гайнутдин, председатель Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман Европейской части России, был вынужден обратиться от лица всех мусульман России к генеральному прокурору Российской Федерации Чайке с просьбой оказать содействие и принять необходимые меры по недопущению подобного отношения к духовно-религиозной литературе.

Несмотря на то, что вышеперечисленная литература является очень ценной для мусульман России, председателю Совета муфтиев России об случившемся стало известно от издательства РАН "Восточная литература", которое издало книгу "В молитве спасение" в 1998 г. и было привлечено к делу в качестве заинтересованного лица.

Другой довольно яркий пример – признание лозунга "Православие или смерть" экстремистским. В начале января 2011 года Черемушкинский районный суд г. Москвы признал лозунг "Православие или смерть!" экстремистским, несмотря на то, что Люблинский районный суд г. Москвы на тот момент пока еще рассматривал аналогичное дело. 20 апреля 2011 года Люблинский районный суд отказался удовлетворить представление Люблинской межрайонной прокуратуры о признании футболки с надписью "Православие или смерть!" и с изображением православной символики экстремистским материалом. Таким образом, два суда на территории одного субъекта России пришли абсолютно к разным выводам. В этой связи трудно не согласиться с мнением адвоката по данному делу Анатолия Пчелинцева, который в интервью отметил следующее: "По моему глубокому убеждению, такого рода вопросы должны находиться в компетенции суда субъекта Федерации, но не районного суда. Даже в городе – в Москве – два районных суда, Люблинский и Черемушкинский, вынесли диаметрально противоположные решения. Видимо, ситуацию надо довести до абсурда, чтобы, к примеру, депутаты Госдумы РФ задумались о назревшей уже необходимости внесения изменений в антиэкстремистское законодательство".

В качестве еще одного наглядного яркого примера  можно привести дело о признании экстремисткими решением Сургутского городского суда всех трудов Рона Хаббарда. На основании данного решения, несмотря на то, что оно еще не вступило в законную силу, минюст России издал распоряжение о внесении этих трудов в список экстремистских. Однако кассационной инстанцией решение Сургутского городского суда было отменено. Несмотря на это, минюст России длительное время категорически отказывался этот список исправлять. 

Другой пример "охоты на ведьм" - ряд исков, инициированных прокуратурой в отношении протестантской церкви "Новое поколение".

Сначала у прокурора были претензии к выходным данным распространяемых церковью DVD, затем он потребовал лицензию на распространение "Новым поколением" собственных материалов. В третий раз добивался признания незаконным обучения религии без лицензии. Все три раза суд принимал сторону пятидесятников.  В четвертом иске прокурор потребовал признать выпуск видеоматериалов протестантской церкви "Новое поколение" незаконным, так как в них якобы используются методы нейро-лингвистического программирования, которые подлежат лицензированию как медицинская деятельность. Церковь лицензии не имеет, а поэтому ее видеофильмы, к примеру, с проповедями пастора или посвященные юбилею создания церкви, "могут" якобы причинить вред здоровью.

Абсурдность ситуации, по мнению другого адвоката, Владимира Ряховского, состоит в том, что и прокурор, и глава областного суда признали возможность вынесения решения о запрете видеоматериалов церкви без их непосредственного исследования судом первой инстанции. Между тем, эти видеоматериалы - не просто вещественные доказательства, они сами по себе являются предметом иска. Непонятно, куда склоняется российское правосудие, которое признает законным отказ исследовать доказательства, затрагивающие эмоциональное состояние судей и участников процесса. А что же тогда будет с исследованием доказательств по уголовным делам, связанным с жестокостью и насилием, если судьи будут столь уязвимыми психологически. Или же мы возвращаемся к "судам-тройкам", когда дело поступало в суд и осужденным объявляли приговор, не утруждая себя исследованием доказательств по делу.

Непонятно, на чем основывается председатель суда, заявляя, что важнейший принцип правосудия – непосредственности исследования доказательств - может содержать какие-то исключения. Как отметил Владимир Ряховский, что такое карательная психиатрия, мы хорошо помним из истории, когда любое инакомыслие признавалось психическим заболеванием, а диссидентов и священников для перевоспитания направляли в психиатрические больницы. Сегодня мы сталкиваемся с попытками вновь использовать психиатрию в карательных целях, поскольку все, отличное от учения официальной Церкви МП, преподносится в качестве отклонения от психического развития.

Также во всей этой истории удивляет тот факт, что не успело еще решение суда первой инстанции вступить в силу, как оно уже появилось на сайте Дворкина, а, между тем, доступ к не вступившему в законную силу решению есть только у сторон, участвующих в деле. Исходя из этого, можно понять, откуда "торчат уши".

Между тем, в ответ на вопрос, заданный Институтом религии и права прокуратуре г. Благовещенска, как судебное решение могло попасть в руки лиц, не участвующих в деле, прокуратура ответила, что его передало неустановленное лицо. Остается непонятным, с каких это пор неустановленным лицам раздаются судебные решения, да еще и не вступившие в силу.

Если бы пострадали только протестанты Благовещенска, можно было бы списать все на случайное стечение обстоятельств, но нет.

За Благовещенском последовал Хабаровск. По иску прокурора Хабаровского края судом была запрещена деятельность местной религиозной организации "Церковь христиан веры евангельской "Благодать".

Хабаровский краевой суд 27 апреля текущего года вынес решение об удовлетворении исковых требований прокурора края о ликвидации местной религиозной организации Церковь ХВЕ "Благодать" и запрете ее деятельности на территории края. Как указано на официальном сайте прокуратуры, "установлено, что в 2009 году при проведении религиозных мероприятий пасторами этой религиозной организации применялись методики психологического воздействия, что в результате повлекло изменение психического состояния у ряда прихожан, и как следствие, причинение вреда здоровью. 

По заключению специалистов краевой психиатрической больницы между применяемыми в отношении прихожан методиками психологического воздействия и их изменившимся психологическим состоянием имеется прямая причинная связь.

Данные клинико-психического исследования свидетельствуют о том, что методики, используемые МРО "Благодать", а именно "Альфа курс", "Трес диас", "Инкаунтер", громкая молитва, проводящая к разговору на "иных языках", ритуалы наложения рук на голову и тело человека, сошествие "Святого Духа", каждая в отдельности и все вместе содержат в себе элементы внушения, самовнушения и психологического манипулирования".

Следует особо отметить, что практически все перечисленные "методики" являются традиционными для многих протестантских конфессий, и они все объявляются фактически вне закона.

Самое интересное, что ликвидацией церкви дело не закончилась. В настоящее время следственным управлением Следственного комитета РФ возбуждено и расследуется уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 239 УК РФ (создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью). Так что карательная система заработала. За веру начинают привлекать к уголовной ответственности. Слишком быстро вернулись старые "добрые" советские времена.

Уже в настоящее время налицо факт отказа так называемых "нетрадиционных" религиозных организаций от статуса юридического лица, а также сознательное нежелание религиозных объединений приобретать данный статус.

Как следствие массовые нарушения прав религиозных объединений могут привести к их дальнейшей закрытости и к уходу "в подполье", в катакомбы.

Нечеткость законодательства, регулирующего деятельность религиозных объединений, антиэкстремисткого законодательства в совокупности с его неправомерным применением, непрофессиональный уровень проведения экспертных исследований и некомпетентность чиновников приводят к нарушениям в области свободы совести и вероисповедания и порождают откровенную имитацию борьбы с экстремизмом.

В результате ряд законопослушных религиозных объединений переживает вновь эпоху гонений, Федеральный список экстремистских материалов стремительно пополняется, а, между тем, реальные экстремистские организации уходят от ответственности, продолжают действовать и нести откровенную угрозу всему российскому обществу.

Остается надеяться, что поднятые проблемы не останутся незамеченными. В противном случае в ближайшем будущем мы еще не раз столкнемся с вопиющим нарушением прав, как граждан, так и религиозных объединений. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования