Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
30 июля 12:29Распечатать

Екатерина Штольц. ПРОТИВ ВСЕХ. Очерки из жизни кыргызов-христиан в контексте религиозно-политической обстановки в стране


Точной статистки, показывающей, сколько коренных жителей Кыргызстана, кыргызов, приняло христианство, нет. Эксперты называют приблизительную цифру – около полумиллиона человек. Живут христиане-кыргызы на Севере и на Юге, в городах и селах. Есть села, основное население которых составляют кыргызы-христиане. И есть городские кварталы, где большая часть жителей ходит по воскресеньям в церковь.

Процесс христианизации Кыргызстана начался лет 20 назад – миссионерской работой тогда активно занялись протестанты. Это могло бы случиться и раньше, но в советские годы за протестантами внимательно наблюдали спецслужбы, а "религиозная пропаганда" нередко каралась тюрьмой. Все дороги были открыты только православным, точнее – РПЦ МП, ставшей практически частью государственного аппарата. Но миссионерство православным было не нужно – они соблюдали джентльменское соглашение с мусульманами: друг у друга паству не отбирать.

О тех временах руководство РПЦ МП и ДУМК до сих пор вспоминает с тоской. Никаких новообращенных, никаких конфликтов, никакой головной боли. Смена веры в кыргызских семьях расценивается не как духовно-философский опыт познающего истину человека. А очень просто, по законам средневековья, – как предательство Истины, Бога и Рода. В Европе такие "поиски истины" приводили к религиозным войнам. В Кыргызстане, правда, за смену веры никого не убивают, даже не избивают. Но если родственник сильно задет поступком "капыра" ("предателя веры"), то новоиспеченному христианину приносят горсть земли, завернутую в платочек: "Вот, возьми, дорогой, от меня на память. Когда умрешь, пусть чужие люди, кто еще захочет иметь с тобой дело, высыпят тебе эту землю на гроб, вместо меня. Я же к тебе больше никогда не приду, даже на похороны. Будь ты проклят".

Этот ритуал проклятья совершить может кто угодно из родных – отец, мать, дядя, брат, сестра, сын, дочь… Обратной дороги после него нет, люди расстаются врагами на всю жизнь. По крайней мере, должны расставаться. На деле же, даже после проклятья, через годы и десятилетия родственники все-таки мирятся.

Но драматичные проклятья – это редкость. В большинстве случаев, попытавшись вернуть христианина обратно в ислам, родственники просто, без лишних сцен, перестают общаться. Это тоже серьезно – у кыргызов принято помогать родным и землякам. Один "поднялся" - и обязан тащить за собой остальных. Иначе стыдно ему будет. Разумеется, христианин за этот рычаг уже не ухватится.

Больше всего, наверное, родственников-мусульман оскорбляет не сам факт принятия их родичем христианства. Кыргызский народ терпимый и не фанатичный. Оскорбляет то, что христианин начинает отрываться от традиций своего народа. Впрочем, многие обычаи они сохраняют. Например, женщины на свадьбу (прямо в церковь) идут в национальном костюме, с шекюле на голове. Мужчины тоже надевают традиционный наряд. На празднике играет комуз, поют народные песни и псалмы. Если кто-то умирает, то его тело три дня лежит в юрте рядом с домом. Но дальше начинаются глубокие идеологические отличия. Все идут на похороны, режут там барана, молятся духам предков. А христианин не только молиться отказывается, но и мясо не ест – это же "идоложертвенное".

Христиане не привязывают ленточки "на удачу" у священных источников и деревьев кыргызов. И убеждают остальных так не делать.

Если кто-то из кыргызов заболевает, ему приглашают в дом бакши, который заклинаниями изгоняет злых духов. А христианин этого уважаемого бакши встречает в штыки. Бакши потом обижается – слова христианина о том, будто через действия шамана "шайтан входит" - такая антиреклама!

Так возникают небольшие бытовые конфликты, которые приводят к постоянно тлеющим очагам напряженности. Масла в огонь подливает и то, что новообращенные христиане называют Иисуса (Ису) живым Богом, а Мухаммеда с его Кораном – "посланником шайтана".

Итак, кыргызы-христиане оказываются в определенной изоляции. Родственники им уже не помогают и общаться с ними не хотят. Остается общаться друг с другом и друг другу помогать. Так возникают сплоченные христианские церкви, в которых силен дух миссионерства. Своим примером, изменениями в собственной жизни христиане пытаются увлечь тех родных и друзей, которые их осуждают. И очень часто это удается.

Марк Омурзаков и Марат Калманов – абсолютно разные люди. Марк родился в столице Кыргызстана Бишкеке в семье интеллигентов. Марат – сельский парень из Таласа, сам строивший свою жизнь. Они оба – пасторы кыргызских общин в бишкекской Церкви Иисуса Христа.

"Мне было 26 лет, и я полностью потерял смысл жизни", – рассказывает о своем прошлом Марк Омурзаков. В прошлом его звали Марсом. Но свое "языческое" имя он оставил "за бортом" после крещения. И в честь евангелиста Марка стал Марком, сменив паспорт. Еще очень многое осталось "за бортом", в его прошлой жизни. Когда-то он, 19-летним юношей начал свой бизнес со скупки золота. Быстро стал богатым и также быстро потратил деньги. Он не понял, почему и куда. Он старался жить весело, но после попоек с друзьями на душе скреблись кошки. Очень хотел иметь семью, но почему-то отношения с девушками не складывались. Вроде бы у него было все – через родителей и родственников. И в то же время не было ничего своего – ни нового бизнеса, ни семьи. Он чувствовал себя неудачником.

"Когда моя мать приняла Иисуса, я отнесся к этому скептически, – вспоминает он сейчас. – Потом за ее исцеление помолились, и где-то через две недели она забыла про высокое давление и больное сердце. Это меня потрясло, и я тоже захотел попробовать. Я принял Христа в сердце, но особых перемен не происходило. Я ходил в церковь, и в то же время регулярно, раз в две недели, напивался с друзьями. Но однажды во время прославления (пения песен, славящих Бога) со мной что-то случилось странное я начал рыдать. И мне не было стыдно за свои слезы. Хотя я знал, что мужчине нечего плакать как девчонке. Я знал, что плачу не пред людьми, а перед Богом. После этого я перестал пить и бросил курить. Затем Бог совершил чудо с моей сестрой. У нее были огромные долги – несколько тысяч долларов. Но эти долги ей стали прощать. Кредиторы просто так списывали ей по нескольку тысяч сомов. Вскоре она со всеми рассчиталась. Эти чудеса поразили и нашего отца, и он тоже уверовал".

Тем временем друзья Марка забеспокоились о спасении его души. К нему пришел заместитель муфтия Кыргызстана Умар-ажи. Он закончил институт в Саудовской Аравии с красным дипломом и пришел возвращать Марка в ислам. Заместитель муфтия сказал: "Ты не боишься, что тебя покарает Аллах?". Марк ответил: "Я каждой клеткой своего тела верю, что Иисус – это Господь".

"Он так и не смог меня переубедить, - продолжает свой рассказ пастор, - и с тех пор мы не встречались. Часть наших родственников от нас отвернулась, а часть приняла Христа. Со стороны отца наши родственники работали в правительстве, я рассчитывал на их поддержку. Но теперь этой поддержки больше не было. Оставалось уповать только на Бога. И он сделал для меня больше, чем смогли бы сделать мои родственники. Я стал больше практиковать то, что дается верующим во Христа Святым Духом. Тренировался на родных, когда молился за исцеление. Первый, кто исцелился по моим молитвам, был мой двоюродный брат, у которого очень сильно заболел желудок. Я пришел к нему в дом, помолился. И через пять минут он уже был здоров. Затем я стал служителем домашней группы, пресвитером и пастором. У меня свой бизнес, есть собственный дом, машина. Я женился на верующей и у нас двое детей".

Его коллега по пасторской работе Марат Калманов начинал свою жизнь "с нуля". Когда он приехал в Бишкек, у него был деревянный сундук с посудой и одеждой, жена и двое детей. Он жил как все. Мог выпить, мог стянуть что плохо лежит (особенно на работе). Частенько изменял жене, и не считал это чем-то особенным. В родном селе просвещенные в религии старики часто говорили ему, что долг истинного мусульманина – это удовлетворить потребности вдовы, это дело богоугодное. Марат расширил понятие вдовы до просто одинокой женщины, и думал, что поступает порядочно. Но тут ему на глаза попалась христианская газета "Твой путь", где как раз говорилось о блуде. Это его потрясло. Он не хотел попасть в ад, и пошел в церковь, чтобы все выяснить. И там остался.

"Первое время я часто плакал на прославлении, это на меня сходил Святой Дух, и я каялся в грехах, – делится он пережитым. – Затем за меня молились, и я полностью исцелился от головных болей, желудок и почки тоже стали здоровыми. Бог стал помогать с финансами.

Сначала уверовала жена, потом – мать. Отец мой стал христианином перед смертью, он умер в восемьдесят лет два года назад. Теперь я спокоен – я знаю, что встречу своего отца на небесах. Бог дал мне хороший бизнес, дом, несколько машин. Это очень много для человека, у которого когда-то было только один наследственный сундук! (смеется). Мусульмане постоянно пытаются переубедить, уговаривают вернуться назад. Это все вранье, что за отход от ислама убивают или не принимают назад. Наоборот, сейчас идет огромная работа, чтобы новообращенных кыргызов вернуть назад. Этим усиленно занимаются в мечетях. Но я выбрал жизнь со Христом. Сейчас в стране сложная политическая обстановка. Я не боюсь, что к власти могут, как считают многие, придти исламисты. Но я молюсь, чтобы этого не произошло".

О том, чтобы христианство утвердилось в Кыргызстане, молятся многие кыргызы-христиане. Они почувствовали изменения к лучшему в своей жизни после принятия Христа, и хотят, чтобы это произошло с остальными. Даже гражданская война на юге их не испугала. Верят, что Бог защитит свой народ и установит Свое царство в их стране.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования