Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 апреля 14:30Распечатать

Проф. Иван Микиртумов. ПРОВАЛЬНАЯ КОМБИНАЦИЯ. РПЦ МП не сможет "просто так" обогатиться за счет реституции, а власть не спешит передавать ей всю "церковную собственность"


Недавно мне довелось поучаствовать в круглом столе "Музей и церковь", который проходил на философском факультете СПбГУ. Узнал много нового и интересного, чем спешу поделиться.

Текста готовящегося закона о "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" никто из присутствовавших не видел, – по крайней мере, никто не в этом не признался. Это любопытно, поскольку были и глава петербургской Инспекции по охране памятников Дементьева, и четыре директора крупных музеев, и два священнослужителя, занимающие высокие посты в церковной администрации РПЦ МП.

Между тем, найти проект закона в Интернете несложно .

Священнослужители старались "не будоражить общественность". Сначала один из них говорил о восстановлении справедливости и о том, что надо признать права Церкви на то или иное имущество, оставляя "на потом" вопрос о вступлении в эти права. Под конец же другой заявил, что всё грабительски отнятое должно быть возвращено, а первый добавил к этому, что и земли также имеются в виду, и что вообще надо выделить церковную собственность в правовом отношении как особый вид собственности.

Чиновники и директора говорили страстно, но очень осторожно, так что их речи свелись к тому, что они и так с Церковью исключительно дружны, и всё для неё делают, и непонятно, почему РПЦ МП все еще недовольна.

Из этого я делаю вывод, что вопрос с законом о церковной реституции уже решён, и что присутствовавшие об этом знают и заранее готовятся к неизбежному.

О законе заговорили в 2007 году, но его нынешнее экстренное появление совпадает с началом второго года патриаршества Кирилла (Гундяева) и с надеждами идеологов Медведева на позитивное для власти влияние Церкви на граждан. Первым шагом стало введение "Основ религиозной культуры" в школах, что является предлогом для начала клерикализации системы светского образования. Второй шаг – закон о церковной реституции.

Сразу бросается в глаза, что никаким другим лицам и организациям реституция не грозит, то есть закон свёрстан исключительно под нужды РПЦ МП. В обмен на что? Об этом я уже писал ранее – идеологическая обработка глубинки (географической и социальной), приведение её к гармонической покорности судьбе, архаизация отдельных групп и регионов.

Поскольку наше государство на "доброго дядю" не похоже и ему совсем не свойственно стремление к справедливости и общественному благу, Церковь будет получать что-либо и не сразу, и по частям. Конечно, сначала, в виде аванса, ей передадут какие-нибудь знаковые ценности (как уже передали, например, Новодевичий монастырь), но затем власть будет смотреть, как Церковь работает на указанном государством направлении.

Наиболее вожделенным активом являются, конечно, не музейные ценности – продать их нельзя, а беречь придётся, и не крупные соборы, содержать которые при малочисленности и бедности прихожан – страшная морока, а объекты бывшей церковной недвижимости, которые могут получить коммерческое применение, - каковых только в Питере около 60. К их числу относятся бывшие подворья монастырей, бывшие здания церковных учебных заведений, бывшие доходные дома и соответствующие земли. Для гибкого поощрения успехов в идеологической работе в подзаконных актах пропишут "ручной" режим его реализации, так что надеяться на скорое обогащение "за просто так" у РПЦ МП оснований нет.

Я думаю, что без участия государства РПЦ МП не достигнет никаких успехов в расширении своего влияния на граждан, хотя и совместная деятельность Церкви и государства больших результатов в современных условиях не принесёт. Не те времена наступили, а ещё худшие наступают. Реституция придумана как материальный стимул для Церкви и идеологический – для государства, но обе стороны рассчитывают обмануть друг друга. Государство не может хотеть чрезмерного экономического усиления Церкви, поэтому будет "зажимать" реституцию наиболее интересных для неё объектов, а Церковь рассчитывает, что в условиях нарастающего кризиса режим будет хвататься за любую поддержку и за ценой не постоит.

Обе стороны исключают общество из решения всех этих вопросов. И правильно делают, поскольку сегодня общество существует весьма условно и значимо влиять на планы старых партнёров – Церкви и государства - по поддержке друг друга не может. Впрочем, ситуация эта неустойчива, поэтому стороны сильно спешат с принятием закона и, как могут, его замалчивают.

Пути воспрепятствования реализации закона о церковной реституции пока не ясны. Но я не нашёл в тексте указаний на то, как будет устанавливаться правопреемство, поэтому уже сейчас можно начинать обсуждать следующие вопросы, которые открывают "слабые места" РПЦ МП в деле реституции:

1. РПЦ МП - общественная организация, а историческая Российская Церковь до 1918 г., на имущество которой претендует РПЦ МП, была частью государства (это верное соображение высказал один из директоров). Поэтому собственность "старой" Церкви от государственной неотделима. Отсюда следует, что РПЦ МП может претендовать лишь на часть собственности "старой" Церкви.

2. Доходы Церкви до 1918 года формировались не только из добровольных пожертвований (включая оплату обрядов), но и за счёт налога – десятины, оброка и барщины, а также за счёт разнообразных иных доходов от хозяйственной деятельности. Эти формы доходов возникли вследствие социального положения Церкви, обеспеченного ей государством, т. е. для населения они были обязательными платежами, а значит, не могут учитываться при определении имущества, подлежащего передаче РПЦ МП как общественной организации.

3. На то, что всё-таки можно признать объектом реституции, претендовать могут все православные общины, возникшие с момента разгрома Церкви после 1918 года, независимо от того, зарегистрированы они государством или нет (а в России зарегистрировано как минимум 8 централизованных религиозных организаций православного исповедания). Сюда относятся как исторические катакомбные Церкви, так и иные православные общины, отделившиеся от РПЦ МП. Эти Церкви и общины, объединяя потомков прихожан дореволюционной Церкви, имеют те же самые права на реституцию, что и РПЦ МП.

4. Если до революции число православных мирян, регулярно посещавших службы, исчислялось в 80 млн человек, то сегодня их число едва ли доходит до 2 млн. Официальные государственная и церковная статистика называют, конечно, другое число – 30 млн, но оно недорого стоит. Вопрос о том, выгодно ли обществу, чтобы собственность, принадлежавшая масштабной дореволюционной Церкви, перешла теперь к организации, в 40 раз меньшей, имеет, безусловно, отрицательный ответ. В этом нет общественного блага по чисто экономическим причинам.

Эти и иные вопросы следует обсуждать как можно шире, чтобы подрывать легитимность предстоящей церковной реституции. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования