Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
11 января 14:45Распечатать

Влас Логинов. ГРЯДЕТ ЮВЕНАЛЬНЫЙ ФАШИЗМ? Об опасностях, которые несет с собой внедрение ювенальной юстиции в России


Общественные слушания на тему "Спасём семью – спасём Россию! Нет ювенальной юстиции!" состоялись 21 декабря 2009 года в Москве в кинотеатре "Ударник". Среди организаторов слушаний были общественные, правозащитные, родительские и православные организации.

"Ювенальная юстиция" – это специальная система правосудия для несовершеннолетних, которая в последние годы широко внедряется на Западе. Необходимость её введения обосновывают тем, что она даст возможность создать милосердное правосудие для подростков и защитить детей от произвола родителей.

В последнее время началась шумная компания по введению ювенальной юстиции и в России. Её активисты уверяют, что принятие специального "ювенального" законодательства и создание органов, наделённых чрезвычайными полномочиями в этой области, – единственная возможность предотвратить случаи насилия над детьми в семьях, которые, по их словам, приобрели небывалый размах и стали едва ли не самой острой проблемой нашего общества. Противников же "ювенальной юстиции" пытаются представить в виде фанатиков – мракобесов, противников гуманного отношения к детям в семье.

Все это звучит вполне правдоподобно, но, во-первых, по данным милицейской статистики, никакого увеличения числа преступлений, совершаемых в семьях, против детей, за последние годы нет. А во-вторых, почему бы не взяться в первую очередь за решение проблемы сирот и беспризорников, которых в России то ли сотни тысяч, то ли миллионы – даже более-менее точное количество их неизвестно? А проблема подростковой преступности, наркомании, алкоголизма? Почему именно насилие в семьях вдруг оказалось в центре внимания? Возникает естественное подозрение, что разговоры об этом являются очередной попыткой манипуляции общественным сознанием для достижения каких-то совсем других целей.

На общественных слушаниях прозвучали крайне тревожные и практически не известные широкой общественности нашей страны факты. После знакомства с ними складывается четкое ощущение, что в лице так называемой "ювенальной юстиции" общество сталкивается с очень серьёзной и пока неосознаваемой угрозой.

Выступившая на слушаниях известный психолог и публицист Ирина Медведева сказала, что ювенальная юстиция совершенно не нужна, так как в действующем законодательстве России уже есть всё необходимое, чтобы обуздать родителей – извергов. Она обратила внимание на то, что закон о ювенальной юстиции ещё не принят, а уже действует "ювенальный" репрессивный аппарат и уже есть жертвы. Успехи "ювенальщиков", по мнению Ирины Медведевой, вызваны полной неосведомлённостью общества об этом явлении.

Кроме того, Ирина Медведева предупредила собравшихся, что негласное продвижение программ "сексуального просвещения" в школах России продолжается. В качестве примера она показала привезённый ею из поездки в Нижневартовск учебник для школьников "Толерантность", где в качестве нормы провозглашаются гомосексуализм, лесбиянство и т. д.

По мнению сопредседателя общественного движения "Народный Собор" Владимира Хомякова, сторонники ювенальной юстиции в России признают, что опыт её применения на Западе отвратительный, но другого опыта, говорят они, нет. Это ложь. Серьёзная система защиты детства была не только в советское время, но и дореволюционной России, и именно этот опыт и необходимо в первую очередь использовать.

Эту мысль развил в своем выступлении протоиерей Александр Ильяшенко, сотрудник синодального отдела по взаимодействию с вооруженными и правоохранительными силами. Он сказал, что в Российской империи существовал закон "О злоупотреблении родительской властью и о злоупотреблении детей против родителей". То есть признавалась ответственность не только родителей перед детьми, но и детей перед родителями.

Мы должны, продолжил он, опираться на Всеобщую декларацию прав человека 1948 года, которая защищает права материнства и детства. А в современной международной Декларации прав ребёнка речь идёт только о правах ребёнка, то есть игра идёт в одни ворота. Законопроект о ювенальной юстиции, продолжил о. Александр, допускает судебное вмешательство не только в криминальных ситуациях, но и в случаях возможного возникновения таких ситуаций, то есть нарушается фундаментальный принцип права – презумпция невиновности. Так же, сказал он, законопроект даёт право уполномоченным по правам ребёнка изымать его из семьи без решения суда, то есть предоставляет им внесудебные чрезвычайные полномочия.

Тему соответствия принципов и практики ювенальной юстиции действующему законодательству России продолжила юрист О.Ю. Леткова. На основании её слов складывалась следующая картина. Действующий в России "Семейный кодекс" защищает семью и право родителей на воспитание. Дети могут быть изъяты из семьи только по решению суда, в строго оговоренных законом случаях, делающих невозможными их пребывание в семье. В виде исключения, в случаях непосредственной угрозы жизни и нравственному здоровью ребёнка, возможно их изъятие из семьи по решению местного органа самоуправления с обязательным последующим подтверждением этого в суде.

Хотя законы о ювенальной юстиции пока не приняты, ювенальная система фактически уже лет десять создаётся у нас на деньги западных фондов. Приводимые в качестве причины её создания факты родительской жестокости в большинстве случаев являются клеветой и используются как повод для отработки методов изъятия детей из семьи.

Западные неправительственные фонды финансируют в России так называемые общественные организации по вопросам семьи и детства, то есть ювенальщиков и секспросветчиков, которые вводятся в состав Общественной палаты, получают беспрепятственный доступ на круглые столы в Государственную Думу. В то же время их оппоненты – родительские организации - на эти круглые столы просто не допускаются.

Cопредседатель "Общественного комитета в защиту нравственности" Татьяна Боровикова сказала, что "ювенальщики" в школах ведут с детьми какую-то непонятную работу, распространяют пособия, где указанно огромное количество разных телефонов доверия для детей и подростков, как городских, так и мобильных, по которым надо звонить в случае конфликтов с родителями. В этих же пособиях есть рисунки, на которых, например, изображён жирный и неприглядный отец с ремнём и т. д.

Ещё 10 лет назад, напомнила Татьяна Шишова, стали появляться школьные учебники, в которых дети настраивались против родителей. Уже в детских садах раздают пособия, после которых дети дома заявляют, что у них есть права, что они могут пожаловаться, и родителей посадят в тюрьму. При этом дети смутно представляют, что это такое, что их самих после этого отдадут в детский дом и т.д.

В европейских странах, в которых действует ювенальная юстиция, признающая только права детей и игнорирующая их обязанности, а также делающая совершенно бесправными родителей и учителей, детская и подростковая преступность приняла угрожающие масштабы. Во Франции она за последние годы выросла на 25%. Нередки случаи, когда ученики в школе насмерть забивают учителей. В Англии в ходе полицейской спецоперации в школах изъято 38 тыс. единиц оружия и т.д.

Совет Федерации принимает "Образовательный кодекс", который вообще выводит родителей за пределы образовательного процесса и передает его в руки профессионалов. "Чему они научат, мы знаем", – отметила Татьяна Шишова.

На сегодня во многих регионах предмет "Основы православной культуры" убран из регионального компонента школьных программ, а вместо него вводится странный предмет под названием "Светская этика", в который входит и так называемое "планирование семьи", то есть сексуальное просвещение, и разделы о правах ребёнка в их борьбе против родителей. Главы о сексуальном просвещении почему-то оказываются в учебниках по "Основам безопасности жизнедеятельности" (ОБЖ). О сексуальных отношениях, насилиях пишут даже в учебниках для первого класса.

Готовится законопроект "О репродуктивных правах", скорее всего, в него постараются ввести обязательное сексуальное просвещение. В случае принятия этого закона, и закона о ювенальной юстиции, те родители, которые по религиозным соображениям не пожелают отдавать своих детей на уроки по сексуальному просвещению, будут лишаться ювенальными органами родительских прав, и такое уже происходит на Западе.

Даже сейчас родители совершенно беззащитны в случае навязывания школой плохих, непрофессиональных, аморальных и вредных для психического здоровья детей учебников. Об одном таком случае рассказала Наталья Кокурина из подмосковного г. Фрязино. Её дочь в школе заставили изучать английский язык по учебнику, написанному под эгидой британского консульства, в котором не было никаких текстов из английских классиков, но зато в изобилии были ведьмы, вурдалаки, шприцы, скелеты, а по содержанию учебник зачастую напоминал похабные молодёжные журналы. Но на защиту учебника выступила начальник РОНО, и дочери Н. Кокуриной пришлось уйти из школы, сейчас она учится дома. Пока это ещё возможно, но завтра, после принятия "ювенальных законов", – вряд ли.

Складывающаяся ювенальная юстиция совершенно бесчеловечна, продолжила О.Ю. Леткова, которая считает,что она основана на принципах западной, англо-саксонской юридической системы, в которой человек человеку – волк. Лишения родительских прав осуществляются по совершенно формальным признакам, таким, как опоздания ребёнка в школу, неуспеваемость в школе, жалобы соседей, пребывание на улице после 10 часов вечера и т. д. Комиссия по правам ребёнка требует, например, сделать в квартире ремонт, вплоть до перекладки полов, а если семья не может этого сделать, то лишают родительских прав окончательно.

Сейчас помощь материально неблагополучным семьям сброшена на регионы, которые к этому совершенно не готовы. За долги по ЖКХ малоимущим семьям отключают газ, воду, электричество, а потом приходит комиссия, и отбирает у них детей, выдвигая в качестве причины невозможность их достойного содержания. В Конституции Российская Федерация провозглашена социальным государством, то есть государство обязано помочь в трудоустройстве родителям. А ювенальные органы, которые по факту уже существуют, вместо этого у безработных родителей отнимают детей. Более того, речь идёт о том, что за отнятых у безработных детей они ещё должны платить государству алименты.

При этом изъятые из семьи дети содержатся в так называемых социально-реабилитационных центрах, то есть детских домах, в условиях ограниченной свободы. Там они, как в тюрьме, перемещаются строем, им запрещены звонки родственникам. Дети оказываются в криминальной среде, поэтому они совершают побеги, попытки самоубийства и т. д.

Современный гражданский кодекс совершенно не защищает приёмные семьи, и именно на них ювенальщики отрабатывают свои репрессивные технологии, закончила свое выступление О.Ю. Леткова.

То, что это действительно так, подтвердили выступающие, представители семей, уже пострадавших от действий ювенальной юстиции, которой вроде бы ещё нет.

Так, выступивший житель подмосковного города Балашиха Александр Лапин рассказал, что год назад они с его супругой, Зинаидой Смирновой, взяли из детского дома и усыновили четырехлетнюю девочку Владилену. "Она впервые только у нас научилась говорить "мама", "папа", узнала вкус мяса", – рассказывал А. Лапин. 2 апреля этого года из детского сада поступила жалоба, что на шее у девочки есть царапина и это свидетельствует о плохом к ней обращении. После этого в семью с проверками ежедневно стали приходить органы опеки в присутствии милиции, в любое время, вплоть до 11 часов ночи. Проверки никаких фактов плохого обращения с ребёнком не обнаруживали. 16 апреля девочка была изъята из семьи милицией безо всякого судебного решения и насильственно заключена в приют, в котором она за время следствия заразилась туберкулёзом. Против матери, Зинаиды Смирновой, было возбуждено уголовное дело по обвинению в жестоком обращении с ребёнком. В квартире родителей неоднократно устраивались обыски, их вызывали на допросы, которые длились по 8 часов. Маленькую Владилену под конвоем омоновцев пять раз возили в Москву на экспертизу, три раза допрашивали в суде. Девочка решительно заявляла, что родители никогда её не били, и хотела домой, никаких фактов, подтверждающих обвинение, найдено не было. Балашихинский суд принял решение вернуть ребёнка родителям, но органы опеки опротестовали его в Московском областном суде, и он отменил решение Балашихинского суда.

О причинах преследований в своём выступлении сам Александр не говорил, но из публикаций об этом деле в СМИ становится ясным, что они могут быть связаны с его политической деятельностью. Александр и Зинаида состоят в ВКП (б), принимают участие в проходящих в Балашихе выборах, пишут аналитические статьи о развале российской армии.

О своей беде рассказала Галина Михайловна Воронова. Вместе с мужем они в своей семье воспитывают 10 детей, трое из них – приёмные. Семья благополучная, старшие дети – золотые медалисты, оканчивают вузы, средние хорошо учатся в школах, успешно занимаются спортом и на соревнованиях выигрывают золотые и серебряные медали. Семья имеет прекрасный большой коттедж, крупное приусадебное хозяйство. Сама Галина Михайловна награждена орденом материнской славы 2-ой степени, приглашалась на торжественные приёмы, которые белгородское отделение партии "Единая Россия" устраивало для многодетных матерей.

Шесть лет назад Галина Михайловна с мужем усыновили трех девочек в возрасте около года. Дети были истощенными, с букетом тяжёлых болезней. Галина Михайловна, сама по образованию врач, их лечила и выхаживала. В этом году одна из девочек в школе, на уроке физкультуры, упала со шведской стенки и получила трещину в кости. Родители сразу приняли меры, отвезли её в травмпункт. Тем не менее, эта послужило поводом для обвинения Г. М. Вороновой в жестоком обращении с детьми и изъятии у неё всех трех приёмных детей, закрытии у неё приёмной семьи, "так как пребывание в ней представляет для детей угрозу". На сегодняшний момент они находятся в социальном приюте.

По мнению некоторых выступающих, причиной изъятия детей из семьи Г.М. Вороновой является личная месть со стороны заместителя главы областной администрации по социальным вопросам после того, как семья Вороновых стала обращаться в администрацию с требованием представить им положенные по закону, как многодетной семье, социальные льготы и материальную помощь.

Представитель нижегородского отделения организации "Много деток – хорошо!" рассказал о бывшем в их регионе случае, когда при строительстве новой ветки метро в г. Нижний Новгород в нескольких старых домах появились трещины на стенах и потолке. В одном из домов проживала хорошая, многодетная семья – восемь детей, непьющие родители. Когда они обратились в городскую администрацию с просьбой помочь в ремонте дома, повреждённого не по вине жильцов, вместо помощи начались проверки органов соцзащиты и заявления, что дети должны быть изъяты из семьи в связи с неподобающими условиями их проживания.

Последней выступила Лариса Агеева. В марте 2009 года всю страну потрясло известие, активно распространяющееся СМИ, о якобы избитом четырехлетнем Глебе Агееве, приёмном сыне Антона и Ларисы Агеевых, сотрудников московского банка. По словам Л. Агеевой, 20 марта вечером, встречая возвращающегося с работы мужа, она всего на несколько минут оставила Глеба без присмотра. В это время он обжегся о горячий чайник и от боли упал, разбив лоб. Это был просто несчастный случай без серьёзных последствий, которые бывают в любой семье. Родители тут же повезли его в травмпункт, но, поскольку он закрывался, то ребёнка направили в больницу.

После этого к ребёнку в течение пяти дней не допускали ни родителей, ни даже милицию. Зато в больнице работало множество журналистов и телевизионных съемочных групп, и по всем СМИ началась мощная информационная компания о "зверстве приемных родителей Агеевых". Во время съёмок лицо Глеба Агеева, находящегося под действием наркотического обезболивающего средства, было густо намазано противоожоговой мазью, и у него была перебинтована голова. То есть, для имитации "зверского обращения" его, по существу, загримировали. Когда через два дня Глеба увидели родители, он был без "страшных ожогов" на лице и безо всяких бинтов.

С самого начала к делу подключились личный помощник лидера ЛДПР Жириновского Герасименко, зам. министра образования Московской области Котова А.И., а также высокопоставленные сотрудники социальных служб Москвы и Московской области. Дело Агеевых рассматривалось на коллегии Министерства внутренних дел, и там было дано поручение "разобраться" с ними. Оно явно приобретало заказной и политический характер. Ещё до вынесения судебного решения вина супругов Агеевых провозглашалась как нечто само собой разумеющееся, совершенно игнорировались презумпция невиновности, тайна усыновления и тайна медицинского диагноза, незаконность съёмки и вмешательство в личную жизнь и т. д.

При этом сотрудники милиции, проводившие расследование непосредственно после несчастного случая, не нашли никаких подтверждений жестокого обращения родителей с Глебом, за что впоследствии им был объявлен выговор "за халатность".

27 марта против родителей было возбуждено уголовное дело. 29 марта мальчик и его сестра – приемная дочь семьи Агеевых двухлетняя Полина – на основании постановления органа опеки и попечительства были отобраны у супругов и переданы в медицинское учреждение.

По делу Агеевых состоялось пять судебных заседаний. При этом ни положительные характеристики с места работы, ни свидетельства соседей, знакомых, сотрудников детского сада о хорошем отношении к детям и своим родительским обязанностям, не были приняты судом во внимание, и супруги Агеевы судом были лишены родительских прав. Дети – Глеб и Полина - находятся в детском доме и никак не могут понять, почему мама и папа их не забирают.

Потом один из высокопоставленных чиновников цинично и откровенно признался, что информационная истерика вокруг сфабрикованного "дела Агеевых", сломавшего жизнь четырёх человек, была необходима для того, что бы привести общество в состояние шока и тем самым подготовить его для принятия законов о ювенальной юстиции.

В ходе общественных слушаний смогла выступить только небольшая часть родителей, у которых без достаточных оснований были отобраны дети. В действительности таких случаев гораздо больше. Выступавшие говорили, что ещё до принятия законов о ювенальной юстиции уже идёт формирование ювенальных репрессивных органов и практическая обкатка ювенальных репрессивных технологий.

Из приведённых примеров видно, что детей изымают не из социально неблагополучных семей, не у родителей-алкоголиков и наркоманов, а из семей вполне благополучных, трезвых и достаточных. То же самое характерно для ювенальных органов на Западе.

Некоторыми из пострадавших родителей высказывается мнение, что в России цель создания конвейера по изъятию детей из семей – это последующее усыновление их иностранцами, которое превратилось для сотрудников социальных служб в большой бизнес. Понятно, что иностранцам нужны именно здоровые дети из благополучных семей.

Подведём некоторые итоги.

Сторонники ювенальной юстиции сознательно вводят общество в заблуждение, говоря, что изменения сводятся лишь к созданию специализированных по детским вопросам судов и социальных органов. В действительности на средства западных фондов реализуется грандиозный, на Западе разработанный и там уже опробованный проект, приводящий к созданию параллельной "ювенальной" судебной и репрессивной системы, которая практически никому не подчиняется, обладает чрезвычайными и бесконтрольными полномочиями. Так, когда у проживающей во Франции актрисы Натальи Захаровой ювенальный суд отобрал дочь, она лично просила ей помочь президента Франции Жака Ширака и бывшего тогда министром внутренних дел Николя Саркози, за неё ходатайствовали перед французскими властями бывший тогда президентом России В.В. Путин и Патриарх Алексий II. Оказалось, что ювенальная юстиция Франции неподвластна ни президенту Франции, ни министру внутренних дел!

Для ювенальных органов не существует презумпции невиновности, а критерии семейного неблагополучия, на основании которых сотрудники ювенальных служб имеют право изъять детей из семьи, настолько расплывчаты, неопределённы и допускают произвольное токование, что их можно применить практически к любой семье. На Западе так и происходит. В Германии ежегодно из семей изымаются 70 тыс. детей, а во Франции изъято из семей два млн детей, то есть каждый пятый ребёнок, причём, как правило, изымаются дети из европейских, благополучных семей, а не из семей наркоманов или иммигрантов. По мнению французских и немецких юристов и правозащитников, большинство изъятий произошло без должного основания, но случаев возврата детей обратно в семью почти не бывает.

Ювенальная юстиция создает сеть тайных осведомителей среди соседей тех семей, в которых есть дети, сотрудников образовательных учереждений, сигналы которых о "жестоком обращении с детьми" могут привести к изъятию детей или, для начала, к проверкам семьи.

Ювенальные органы имеют право без санкции прокурора и решения суда неограниченное число раз проверять жилище семьи с детьми, условия проживания детей, наличие детских вещей, продуктов питания в холодильнике - и на основании этого принимать решение – есть ли в семье "достойные условия" для пребывания детей или их надо отправить в социально-реабилитационный центр.

Ювенальная юстиция признаёт только права детей и совершенно игнорирует их обязанности перед семьей и обществом, и не признаёт права родителей и учителей на воспитание детей. А поскольку "ювенальщики" считают добрачный секс, употребление наркотиков и т. д. неотъемлемыми правами ребёнка, то любая попытка родителей и учителей нравственно воспитывать детей тут же объявляется нарушением детских прав и может привести к уголовному преследованию. Это делает совершенно невозможным традиционное семейное нравственное воспитание на основе восходящих к православию нравственных ценностей, вообще упраздняет всю европейскую и отечественную педагогическую традицию.

Один из принципов ювенальной юстиции – семейное воспитание изначально порочно, воспитание в приютах и в патронатных семьях более прогрессивно и оправданно. Это является реализацией идеи какого-то утопического коммунизма, соединённого с Содомом и Гоморрой, так как ювенальная юстиция идеологически неразрывно связана и реализуется на практике теми же группами людей, которые навязывают обществу как норму добрачный секс подростков, половые извращения, аборты, оккультизм и т.д. В этой системе ценностей опасными, неправильными становятся именно благополучные, придерживающиеся традиционной, а особенно христианской морали семьи, и от таких семей, по мнению "ювенальщиков", детей надо ограждать. Этим же объясняется то парадоксальное явление, что из семей криминальных, где дети подвергаются действительному моральному и физическому насилию, западная ювенальная юстиция детей не забирает.

Что же касается российской действительности, то в ней возможность изъятия из семьи детей ювенальной юстицией неизбежно станет оружием давления на родителей в случае, если они занимаются оппозиционной политической деятельностью, как уже имело место в случае с членом ВКП(б) А. Лапиным, даст широкую возможность для сведения представителями местной власти личных счётов с гражданами, как это было в случае с Г. М. Вороновой. Кроме того, в условиях российской тотальной коррупции и сращивания государственных органов с криминалом ювенальная юстиция станет идеальной возможностью для рэкета, шантажа и вымогательства у состоятельных людей. Так сказать, киднеппинг, похищение детей с целью выкупа, на законных основаниях.

Именно на основании этих соображений депутаты Верховной Рады Украины отклонили принятие закона о ювенальной юстиции в Украине. Они поняли, что этот закон представляет угрозу для личной безопасности их семей и детей. Об этом рассказал на общественных слушаниях представитель Украинской Православной Церкви Московского патриархата в Верховной Раде Игорь Михайлович Друзь.

В заключение участники слушания подтвердили, что сейчас, пока ещё не поздно, необходимо широкое информирование общества о тех угрозах, которые связаны с внедрением ювенальной юстиции. Её сторонники единственную ставку делают на сознательный обман и слабую информированность общественности. Так, представительница родительских организаций из Перми сказала, что у них никто не слышал о ювенальной юстиции, а когда она стала говорить, к чему может привести её внедрение, люди отказывались в это верить.

В чём причина слабой осведомлённости общественности? Люди, из-за свойственной человеческому сознанию инерционности, с трудом признают сам факт вхождения в жизнь какого-то нового явления, которое сильно отличается от всего, к чему они до этого привыкли.

Так называемые демократические круги имеют идеализированное представление о современном Западе и не знают, что там начинает складываться "мягкая" диктатура. Здравомыслящие, трезвые семейные люди из "среднего класса" убеждены, что "вся эта политика" их не касается, и право жить своей частной жизнью без вмешательства извне им гарантировано.

Многие деятели РПЦ МП пребывают в благодушном настроении, они уверены в том, что "особые отношения" руководителей их Церкви с государством гарантируют гражданские права верующих и со временем приведут к созданию в России православного общества.

Но, похоже, слабо информированы не только простые граждане. Когда Т. Боровикова на встрече с премьер-министром В. В. Путиным рассказала ему о фактах изъятия детей из семей, он был очень удивлён и сказал, что ему об этом ничего не известно.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования