Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
12 октября 14:14Распечатать

Владимир Рослов. СВЕТСКАЯ ШКОЛА В ОПАСНОСТИ. Сегодняшняя Россия упорно осуществляет свёртывание сложившейся в стране системы светского образования, переводя его фактически в подчинение РПЦ МП. Часть 1


Среди важнейших культурно-исторических достижений человечества едва ли не самое значимое место занимает школа. Подразумевается обычная школа для детей, без которой не обходится ни государство, да и практически ни один человек. Школа, в которой он сам учился, где учатся, учились или будут учиться его дети, внуки. Близкая и родная. Не всегда, может быть, любимая и желанная, но всегда и всем нужная. Как семья для нормальной жизни. И, как у семьи есть свои правила существования, так и для школы человечество путём длительного опыта выработало фундаментальные законы, без соблюдения которых она, школа, не может себя успешно реализовывать. Цивилизованный мир, в целях самосохранения и обеспечения собственного прогресса, пришёл к неоспоримому для себя устройству, при котором главенствующая в государстве образовательная система носит, безусловно, светский характер.

Отделение школы от Церкви, а светского образования – от религиозных ценностей,  проходило в Европе в течение нескольких веков и стало не просто традицией, а обязательным условием общественного прогресса. Светская школа, можно сказать, вошла в ДНК, плоть и кровь людей если не всего земного шара, то его большинства. Светскость школы сохраняется даже в тех государствах, где религии играют ведущую политическую и общественную роль. Редкие попытки её нарушения пагубно сказывались на школе, на уровне образования подрастающего поколения, а в конечном итоге, на всех процессах общественного развития. Поэтому государства и законодательно, и практически строго придерживаются принципа необратимого отделения школы от религии. И только сегодняшняя Россия в исключительном порядке с упорством, достойным лучшего применения, шаг за шагом осуществляет свёртывание сложившейся в стране системы светского образования, переводя его фактически в подчинение Русской Православной Церкви Московского патриархата. Над светской школой России сегодня нависла серьёзная опасность.

В российских школах учатся дети из семей, чьи культурные и мировоззренческие позиции имеют весьма широкие различия. Тем не менее, школа всех объединяет как главнейший и необходимый источник устоявшихся, неоспоримых знаний, которые требуются каждому человеку и без которых нельзя нормально жить в современном мире. Надо понимать так, что все мы – из школы. Всё, полученное нами в ней, и хорошее и не очень, мы несём по всей нашей жизни. Школа одновременно и наш хлеб, и наше питьё, и наш воздух, и наш огонь. Многие и многие преследуют цель овладеть всем богатством этих жизненных сил и поставить их на службу себе и людям.

Люди, безучастные к школе, встречаются редко. Скорее можно быть равнодушным к деятельности правительств, но не к тому, что делается в твоей родной школе. В благополучии школы – залог нормального развития государства и нации. И это благополучие, если оно сохраняется, основывается на накопленном опыте и научных достижениях многих и многих поколений.

Школа – устоявшееся в веках, добытое и закреплённое колоссальной работой человеческое достижение. Она призвана готовить ребёнка к активному участию в жизни, в производительной деятельности и общественных отношениях, в восполнении духовных и материальных ресурсов, самовоспроизведении, раскрывать перед ним картину реального мира, природного и общественного многообразия на основе постоянно пополняемых и обновляемых человечеством систематических научных знаний. Школа – это, прежде всего, встреча с наукой, с научным объяснением всего встречающегося нам в жизни. Школа, в которой наука отодвигается на второй план и начинает играть прикладную роль для оправдания идеологических и религиозных воззрений, теряет своё подлинное предназначение. Такая школа становится тормозом на пути общественного развития.

Школа, безусловно, консервативна по своей сути. Её нельзя переделать моментально. Базовые принципы обучения и воспитания, воспринятые из научной педагогики, в основе остаются неизменными независимо от сменяющих друг друга веяний. Но это не значит, что школа располагает абсолютным иммунитетом по отношению к инородным вмешательствам. Поэтому она всегда нуждается в создании прочной защиты от чуждого ей влияния, способного принести вред подрастающему поколению. В качестве охранного гаранта служат государственные законы об отделении школы от религии. Что касается России, как, впрочем, и многих других государств, – это статья Конституции Российской Федерации. К величайшему несчастью, эта важнейшая для образования статья, в силу определённого политического курса, направленного на слияние ветвей государственной и церковной власти, в России фактически перестала действовать. В течение последних нескольких лет осуществляется последовательная и неуклонная "православизация" отечественного образования на всех его уровнях, начиная с системы дошкольного воспитания, заканчивая высшей школой. Теология у нас может стать дисциплиной, по которой будут присуждаться ученые степени государственного стандарта. В настоящее время этот процесс приобрёл ускоренные темпы, чему в решающей степени способствовали властные инициативы президента страны, подкреплённые практической активностью нового Патриарха РПЦ МП. Надо со всей очевидностью признать, что Церковь получила прямой и открытый доступ в нашу школу. Что мы можем ожидать от такой гибридизации в недалёком будущем, когда школа становится частично светским и частично религиозным учреждением? Сочетаемы ли в принципе религия и наука в условиях школьного образования?

У всех политиков существует неуёмный соблазн подчинить себе школу. Кто владеет, распоряжается школой, тот и подчиняет себе всё население. В качестве противовеса государственным политикам, склонным подчинить школу любыми способами своим политическим амбициям, в демократических государствах существуют и действуют общественные институты, заинтересованные в том, чтобы школа воспитывала не просто послушных людей, а граждан, способных обеспечить поступательный прогресс общества, его защиту и благополучие.

В России сегодня нет таких социальных институций, которые могли бы оказать действенное противостояние власти. Российское государственное чиновничество традиционно выстраивает школу в соответствии со своими интересами, которые существенным образом отличаются от интересов общества. Строгая церковная автократия как нельзя лучше отвечает провозглашённой и успешно сегодня реализуемой модели вертикального построения власти. Церковь требует безусловного подчинения паствы по исторически выстроенной ею иерархической линии. Власть священников объявляется сакральной и не подлежащей какой-либо критике. В то же время и любая светская власть считается данной от Бога и потому не подлежащей пересмотру.

Рука руку моет. Власть и Церковь смыкаются в едином стремлении добиваться покорности населения. Церковь поддерживает власть в её неизжитых имперских амбициях. Высшие церковные лица заявляют, что наконец-то настало время осуществлять на практике принцип симфонии Церкви и власти, который, по их мнению, отражён в гербе России – в двуглавом орле, как символе единства духовной и светской властей. Естественно, право на выражение духовных начал Церковь оставляет исключительно за собой. Русское православие издавна питается положением, согласно которому России во всемирной истории уготована великая миссия спасения всего человечества. Древнерусские книжники – как духовные, так и светские – выработали несколько "идеалов-образов", воплощённых в мистические формулы и объединённых общим тезисом "Москва – Третий Рим". Теория "Третьего Рима", провозглашённая ещё в XVI веке, становится практически политической программой России XXI века. Но широкое усвоение этой теории – процесс достаточно трудоёмкий. Внедрять его надо, как говорят, с молоком матери. Вследствие этого существует такой пристальный интерес духовенства к детям и школе. Прочность веры закладывается чуть ли не с младенчества. Вслед за обрядом крещения введение в школе религиозного воспитания призвано закрепить принадлежность человека к одной вере, традиционно считающейся канонической для России. Таким образом, школа мыслится как неотъемлемый объект катехизации. И дёшево, и сердито.

Светская школа, являющаяся достоянием длительного исторического и культурного развития, приносится в жертву Церкви. Из учреждения научного школа на наших глазах превращается в учреждение религиозное. Кому-то такие утверждения покажутся неправдой, фантазией воспалённого атеистического ума. На самом же деле ситуация гораздо безумней. Заместитель министра Рособрнауки Леонид Гребнев заявляет во всеуслышание, что "светскость в российских школах будет осуществляться через православие". Понимай, как знаешь. Что получается? От светскости не отказываемся, но подчиняем её религии. Разве это не пример шизофренического раздвоения? Значит, школа будет одновременно и светским, и религиозным учреждением. А фактически ни то, ни сё. Ничего более странного и не придумать. Но именно в таком странном виде наша школа сегодня уже и пребывает. В состоянии половинчатости. В таких условиях у ребёнка возникают серьёзные трудности по отличению объективных знаний от всего лишь мнения или верования, отличению реальности от мифа. Где наука, а где религиозный миф, неокрепшему детскому уму не разобраться. Одно с другим находится в полнейшем противоречии. А известно, что для учения нет ничего хуже путаницы в голове.

Это состояние крайней опасности. Школа перестаёт быть школой, когда она теряет чёткие мировоззренческие ориентиры. И это явление характерно для сегодняшней российской школы. Учителя в массовом порядке склоняются к религии, либо проявляют лояльность по отношению к ней. В школах всё чаще и чаще можно встретить священников, допускаемых к общению с учащимися. Никто это общение не контролирует. Появившийся в школе священнослужитель обладает особыми правами и властью. Нарушается давно установленный порядок допуска к работе с детьми, согласно которому учить и воспитывать детей могут лишь лица, официально получившие высокое звание педагога, прошедшие для этого основательную профессиональную подготовку. Не всякий пришедший с улицы допускается к детям. Наличие в школе квалифицированных педагогических кадров – обязательное условие её существования. И только в отношении лиц духовного звания оно сегодня не соблюдается.

Светский характер российская школа приобрела не сегодня и не вчера. И даже власть большевистских атеистических советов здесь явно ни при чём. Сама жизнь развела школу и Церковь ещё задолго до Октябрьской революции, наметила границы между ними. Новой власти осталось только внести ясность в установленные ранее отношения. Не касаясь и совсем не оправдывая карательных действий большевиков, справедливости ради следует отметить, что в основе твёрдо установленного порядка лежало понимание того, что слияние школы и религии вредно как той, так и другой стороне. Был, безусловно, учтён и опыт других стран, прежде всего Запада, где христианство хотя и является ведущей религией, но давно покинуло государственные учебные заведения, сосредоточив своё внимание на семье. Следует оговориться, что в дореволюционной России "Закон Божий" преподавался, но приобщение учащихся к знаниям по этому предмету ни в коей мере не обязывало их соблюдать его в повседневной жизни. Кстати говоря, изучение этого предмета, отражающего православные религиозные ценности, не спасло население империи от поголовного перехода к атеизму. Известно, как школьники не любили этот предмет, прежде всего, за начётнический подход в его преподавании, за требования бездумной "зубрёжки" изучаемого материала.

В современном мире, за исключением исламских государств, нет ни одного случая, когда государственная школа существовала бы в слиянии с религией. Светскость школы надёжно и незыблемо поддерживается законами даже тех государств, где Церковь занимает весьма высокое положение. (Мы не говорим сейчас о специальных религиозных учебных заведениях, таких как семинария и воскресная школа у христиан, мектеб у мусульман, хедер или иешива у иудеев). Светскость школы, приобретённая в результате многовекового опыта, стала уже сакральной сама по себе, и чьё-либо посягательство на неё воспринималось бы таким же безумием, как если бы кому-то вдруг захотелось путём юридических мер запретить христианство или какую-то иную религию. И только, видимо, нам, россиянам нет преград ни в море, ни на суше. Поголовное государственное православие мы меняем сначала на поголовный государственный атеизм, а теперь теми же средневековыми путями возвращаемся в государственное православие. Как говорят, "на круги своя". Главная нагрузка при совершении очередного духовного зигзага должна лечь на школу. Во имя чего, для достижения какой жизненной цели? Чаще всего мы слышим, что воцерковление населения улучшит моральный климат в стране. Но это чисто умозрительное предположение. Исторический опыт не даёт нам оснований для положительных надежд.

Пользуясь особым покровительством и политическим курсом власти, РПЦ МП обретает статус базовой идеологии. С каждым часом растёт её влияние на жизнь и политику государства. И вот уже новый Патриарх, совершая визит в сопредельное независимое государство, самоуверенно поучает местных политиков, как им нужно управлять страной. Не без участия государственной пропагандистской машины всё шире распространяется мнение о том, что все беды России заключаются в отступлении народа от истинной веры. Всеобщее обращение населения к национальным религиозным ценностям рассматривается как обязательный шаг к возрождению былого могущества страны. Православие начинает утверждаться в качестве важнейшего атрибута российского гражданства. Гражданин, не исповедующий православия, вызывает недоумение со стороны других граждан. При наблюдаемом темпе православизации страны следует ожидать введения специальных законов, закрепляющих государственный статус РПЦ МП, т.е. юридического оформления того, что мы уже фактически наблюдаем в действительности. Нужна не только военная и экономическая сила, но и идеологическая. Такой силой выступает возродившееся православие.

Элементарная логика и события подсказывают, что начинать надо с массового образования – со школы. С подрастающего поколения. Взрослые – упущенный человеческий материал. Церковь должна официально аккредитоваться в системе российских образовательных учреждениях. И мы видим, как неуклонно, ползучей инфекцией, Церковь при государственной поддержке завладевает школой. В полном её масштабе. Стратегия строилась на первостепенном внимании к высшему образованию. "Кадры решают всё", как говаривал великий генералиссимус. И эти слова не оказались забытыми. Сегодня есть, кому учить детей Закону Божьему, как он понимается современным православным духовенством. Появилась даже православная психология. Есть кандидаты и доктора биологических наук, чьи диссертации написаны в русле креационизма. И эти люди направляются на работу в наши школы преподавать биологические дисциплины. За государственный счёт в светском государстве они будут нести в школу церковные ценности. Как ни нелепо, но это так.

Уже не один год РПЦ МП участвует в работе по составлению учебных программ по русскому языку и литературе, всеобщей и отечественной истории, изобразительному искусству и музыке. Поступающие в школу методические материалы по предметам гуманитарного цикла всё больше и больше отражают церковные взгляды на историю, науку, культуру. Их авторы вынуждены удовлетворять запросам Церкви, так как в противном случае учебный материал будет забракован, не пройдя необходимой церковной экспертизы.

Окончание следует


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования