Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
04 августа 13:16Распечатать

Игумен Иннокентий (Павлов). НАПРАСНЫЕ ТРЕВОГИ. Заметки церковного историка в связи с новым патриаршеством "всея Руси". Часть пятая и последняя


Часть 1 здесь, часть 2 здесь, часть 3 здесь, часть 4 здесь.

Настало время подвести ещё один подитог нового патриаршества. Совершенно очевидно, что служащая, прежде всего, конфронтации с Западом тема "традиционных ценностей", озвучиваемая теми или иными деятелями Московской патриархии и её идеологической обслугой, независимо даже от того, доходит ли она до чаплинского блефа о "православной цивилизации" или же скромно предстаёт как "озабоченность многих православных", – это, ввиду своей полной ирреальности, несомненно, самое слабое звено нынешней официозной пропаганды, недейственное вовне и вызывающее головную боль внутри российского общества. Так что на этой поляне РПЦ МП плодов явно не собрать.

Тем не менее, именно здесь ещё в далёкие теперь годы своего ректорства в ЛДАиС владыка Кирилл возложил свои надежды. Помнится, как в 1983 г., выступая с пламенной речью в семинарской столовой, он озвучил казавшийся тогда не просто смелым, а архисмелым тезис о том, что "Церковь – это не гетто". Сейчас данная речёвка им также часто проговаривается, при том, что иные несведущие люди воспринимают её как некое новое слово. Но в том-то и дело, что сказано это впервые было более четверти века тому назад. Опять же, тогда казалось, что речь должна идти о снятии с РПЦ МП и вообще с религиозной, в том числе религиозно-философской,  тематики информационной блокады. Теперь я вижу, что речь шла не только, точнее даже не столько об этом. Видать, начало оказавшегося, впрочем, весьма кратким, правления Андропова внушало надежды на скорое наступление "часа Х" смены советских идеологических вех. Теперь за этим стоит куда более грандиозный замах.

"Мы не должны создавать себе уютный мирок "спасительного гетто", – говорит уже Патриарх Кирилл в интервью "Известиям" (12.05.09), – но обязаны идти к людям, входить в их жизнь – проповедью, делом, любовью…". Оцени, любезный читатель, этот большой советский стиль – "идти к людям, входить в их жизнь". А если эти люди тебя не ждут, не зовут и вообще откровенно тебе не рады, особенно при намерении "войти в их жизнь"? Да и с чем ты реально идёшь? Причем не к тем, кто не выказывает в тебе нужды, а к тем, кто готов внимать церковному слову, а то и ждёт реального, причём именно церковного дела, в соответствии с Евангелием Христовым.

РПЦ МП не может сейчас жаловаться ни на удерживание её в информационном или же социальном "гетто", ни на отсутствие самых широких медийных, да и всех прочих нужных для церковного делания возможностей. И что из этого? Кроме никчёмной пропагандистской трескотни о блефических "традиционных ценностях"? Где оно, живое евангельское слово, в явлении Духа и силы (1 Кор. 2:4), то слово, которым апостол Павел возвещал на широких просторах Римской империи крест и воскресение Христовы? А где дела, без которых всякая вера мертва (Иак. 2:26)? Дела, которые ещё недавно ждали столь многие, по неведению думая, что РПЦ МП им их явит? И, наконец, где она, любовь? И прежде всего, к тем, кто отдал всю свою жизнь служению РПЦ МП, оказавшись в старости в одиночестве, нищете и болезнях, брошенный её административной структурой? А ведь такое случается, и нередко. И никаких подвижек здесь не просматривается. Хотя это, казалось бы, должно было быть приоритетным сигналом нового патриаршества, более всего оценённым церковным обществом. Имеется в виду принятие экстренных мер к обеспечению именно церковной заботы о заслуженном духовенстве, в том числе об изгоняемом из монастырей престарелом монашестве, оставленном на попечение светского государства с выплачиваемыми им нищенскими пенсиями или же по-советски убогими домами престарелых, а также о вдовах и малолетних сиротах почивших пастырей. На последний сюжет, кстати, совсем недавно обратил внимание не кто иной, как самый громкий кирилловский трубадур Андрей Кураев (см. НГ-религии от 01.07.09).

Все, кто пишет теперь о Патриархе Кирилле, будь то "встревоженные" ревнители или же питающие какие-то розовые надежды его сторонники, наконец, независимые представители экспертного сообщества, согласно отмечают, что он не просто ученик, но именно продолжатель дела митрополита Никодима (Ротова). На первый взгляд, кстати, и с учётом того, что мною было написано выше, так оно и есть. Тем не менее, я попытаюсь теперь оспорить этот, казалось бы, очевидный тезис. Правда, то, что я напишу ниже, уже не имеет отношения к исторической науке. Более того, я отдаю себе отчёт в своих репутационных издержках как учёный. Но что поделаешь. Не могу побороть искушения, хотя и понимаю, что уподобляюсь тому наивному комсомольцу, который в каком-нибудь 37-м рассуждал на тему: "Если бы Ильич был жив?"  Хотя сказал же ему и прочему советскому народу Сергей Мироныч Киров ещё в 1934 году на XVII съезде ВКП(б) – съезде победителей: "Сталин – это Ленин сегодня". Так вот и я никак не могу согласиться с тем, что "Кирилл – это Никодим сегодня".

Понятно, что история не знает сослагательного наклонения. Не знает хотя бы потому, что говорит об уже случившемся, а не о когда-то возможном, говорит о том, чего не вернуть. Впрочем, те, кто внимательно читал мои заметки, должны были обратить внимание на одну деталь, характеризующую митрополита Никодима, причём отмеченную не только мной, как историком, но, что важнее, и непосредственно контактировавшим с ним в течение длительного времени архиепископом Василием (Кривошеиным).

Речь идёт о его способности к интеллектуальной эволюции, или же, если хотите, к духовному росту. Эта та самая черта, которой по моим наблюдениям, и непосредственным в 1977-1993 гг., и опосредованным позднее медийным пространством, да и по личным свидетельствам сталкивавшихся с ним людей, если и не начисто, то весьма и весьма во многом лишён Кирилл (Гундяев). А для церковного лидера она, пожалуй, определяющая. Думаю, мои наблюдения, приведённые выше, это наглядно продемонстрировали.

Но вернёмся к митрополиту Никодиму. Ревнители отечественного православия ставят ему в вину, прежде всего, его филокатоличество. Пишу это слово без кавычек, поскольку Никодим действительно видел в католической Церкви некий образец для себя. Здесь, однако, весь вопрос сводится к тому: в чём он его видел? Безусловно, он не был классическим филокатоликом, для которого во главе угла стоит примат Римского епископа как преемника Петра и, соответственно, наместника Христа, чем обеспечивается единство церковного учения и общецерковная дисциплина.

В католической Церкви митрополита Никодима привлекали две вещи – её общественный респект и независимость от сильных мира сего, т.е. именно то, чего православная Церковь в нашей стране, историю которой он неплохо знал и даже преподавал в ЛДАиС, практически всегда была лишена. И вот, на фоне исторически обусловленного краха СССР, у РПЦ МП, несомненно, был шанс обрести и то, и другое. Здесь, как мне представляется, если бы Никодим оказался в 1990 г. у церковного кормила или хотя бы имел былое влияние на её внешнюю и внутреннюю политику, он бы этим шансом воспользовался, а не распорядился им, прямо скажем, так бездарно, как его наследник.

В предыдущих частях своих заметок я неоднократно, в том числе и в связи с деятельностью митрополита Никодима, употреблял термин цезарепапизм. Да, он был талантливым его проводником в условиях СССР 60-х и 70-х годов. Весь вопрос теперь сводится к тому: был бы он им в условиях отсутствия советского "цезаря", или более того, в условиях очевидно слабого, если не сказать мнимого российского "цезаря" начала 90-х, да и нынешнего, если смотреть на проблему, как теперь модно выражаться, геополитически. Уверен, что нет.

Теперь укажу на те три площадки, где в те годы можно было реализовать казавшуюся до того несбыточной никодимову мечту.

Во-первых, Украина. Имея уже опыт разрешения проблемы Американского митрополичьего округа (о чём я писал в предыдущей части своих заметок), он бы, как мне представляется, пошёл в 1991 г. на предоставление автокефалии филаретовской Церкви, имея целью не только максимальное сохранение её позиций в наиболее религиозно активной Галиции (впрочем, это ей и так во многом удалось), но и выстраивание новой, причём устойчивой конфигурации того, что выдающийся итальянский славист Рикардо Пиккио обозначил термином Slavia Orthodoxa– славянского православного мира, в котором бы лидирующая роль окончательно закрепилась за Московской патриархией (подобно тому, как такая роль сохраняется у Фанара в греческом православном мире, состоящем из автокефальных Церквей), причём, что важно, независимо от разного рода кремлёвских внешнеполитических причуд.

Во-вторых, российская интеллигенция. Как бы кто и когда к ней ни относился, да какой бы и сама она ни была, но нам не уйти от того объективного факта, что именно она является нациообразующим слоем общества. Равно как её верующая часть и способна только превратить невежественные толпы "простых" богомольцев в Церковь. И как раз в начале 90-х многие её представители потянулись к РПЦ МП. Я очень хорошо это помню по своей тогдашней работе в ОВЦС. И что интересно – это была именно университетская и академическая интеллигенция. Причём и те, кто до сих пор именуется "патриотами", и те, кого тогда называли "демократами", были в ней представлены практически в равных долях. Несомненно, у РПЦ МП, причём именно в лице ОВЦС, тогда появился уникальный (впервые за 90 лет после петербургских религиозно-философских собраний) шанс стать заметной общественной площадкой, не побоюсь сказать, для национального диалога. Что для этого требовалось от митрополита Кирилла? Умения слушать и учиться, как это умел делать митрополит Никодим, о чём я имею свидетельства покойных отцов Ливерия Воронова и Виталия Борового. И подобно Сергию (Страгородскому) образца 1901-1903 гг. выступать в роли евангельского миротворца, дух которого бы интегрировал творческие усилия реальной интеллектуальной элиты, готовой тогда ориентироваться на РПЦ МП. При этом, если бы именно церковные интересы у тогдашнего главы ОВЦС возобладали над всеми остальными, это могло иметь следствием и эволюцию церковной жизни в русле реальной соборности, и обретение церковными структурами столь желанного общественного респекта.

В-третьих, зарождавшийся тогда российский бизнес. Опять же я хорошо помню, как в том же 1992 году немало его представителей желали иметь церковную площадку как место, где бы реально можно было вырабатывать правила его нравственного ведения. Представляю, как митрополит Никодим, опираясь на тот же католический опыт, смог использовать такой перспективный шанс. Более того, именно в 1992-93 гг. многие российские частные компании, ещё только встававшие на ноги, стали бескорыстными донорами Московской патриархии. Об этом Патриарх Алексий II, как известно, говорил на Архиерейском соборе 1994 г., равно как и о том, что именно в том же году пожертвования от российского бизнеса прекратились. Почему? Ответ на этот вопрос теперь знает любой читатель "Московского комсомольца" и многих интернет-блогов и сайтов, равно как знает он и "титул", которым Сергей Бычков наградил Кирилла (Гундяева) и с коим он останется навсегда в отечественной истории.

Теперь, прежде чем ответить на естественный вопрос: а что же мы имеем взамен, я хотел бы обратиться к известному кураевскому клише, представляющему Кирилла "кризисным менеджером". Удивительно, но на этот очевидный блеф купились не только те, у кого с новым Патриархом связаны какие-то надежды, но и иные представители экспертного сообщества, назвав его даже "эффективным менеджером". Я упомянул об этом в связи с тем, что та часть церковной общественности, которая испытывает в связи с фигурой нового Патриарха те или иные тревоги, была покороблена таким определением. Дескать, "ждали пастыря, а получили менеджера". Придется эту, а заодно и прочую публику, несколько просветить на сей счёт.

Итак, кто такой пастырь? По-русски это значит пастух. А кто такой пастух, как не менеджер, т.е. управляющий стадом, имеющий ответственность за его благополучие, в том числе и вполне материальное. И именно в категориях того, что в современном англизированном языке называется менеджментом, Новый Завет говорит нам о церковном служении. Авторы апостольских посланий при этом используют греческое слово икономия (ойкономия), в латинском произношении экономия, отсюда и наше нынешнее понятие экономика.

На славянский это слово переводится как домостроительство. В свою очередь Господь наш Иисус Христос, с учётом универсальности законов бытия, переносит на духовную сферу известные еврейские максимы, касающиеся хозяйственной деятельности. Кто не помнит такие из них, как "имеющему будет дано и преумножено, а у не имеющего отнимется и то, что он имеет" (Мф. 13:12; 25:29; Мк. 4:25; Лк. 8:18; 19:26) или "кто не собирает, тот расточает" (Мф. 12:30).

Однако в связи с фигурой нового Патриарха и с учётом тех соображений, что только что были представлены, я бы обратился к другому экономическому уподоблению, а именно к Притче о талантах (см.: Мф. 25:14-30; Лк. 19:12-26), когда делание на ниве Христовой представлено в образе эффективного инвестирования крупных финансовых средств (о них в древности и шла речь, когда говорилось о таланте, бывшей крупной мерой серебра или золота), выданных в доверительное управление. Трое из данных митрополиту Кириллу как церковному лидеру талантов были уже названы – это украинский вопрос, российские интеллигенция и бизнес.

Был, правда, ещё и четвёртый талант, причём выданный ему гораздо раньше. На самом деле, данных нынешнему Патриарху талантов было куда больше, хотя бы в той же сфере внешних церковных связей. Но я сейчас лишь кратко остановлюсь именно на четвёртом из них. Это – Смоленская епархия, назначение на которую в декабре 1984 г. наш герой, впрочем, расценил как "ссылку", о чём он говорит до сих пор, в т.ч. и  публично (оно состоялось вследствие того, что, воспользовавшись смертью Андропова и краткой попыткой черненковской идеологической реакции, митрополит Ленинградский Антоний (Мельников) (†1986) смог избавиться от своего не слишком лояльного викария).

Другое дело, что при этом у него не были отняты его прежние международные обязательства, того же члена ЦК и Исполкома Всемирного Совета Церквей, что позволяло ему в 1985-1989 гг. посещать любимую Женеву, да и другие милые уголки планеты. По сути, его пребывание на Смоленско-Калининградской кафедре совпало с Перестройкой, что открывало широкие возможности в плане созидания той же приходской и епархиальной структуры, дабы иметь модель нормальной церковной жизни и спаянную общим делом и христианской солидарностью православную общину. В условиях последующего упадка и известной криминализации Смоленской области  Россия смогла бы в таком случае увидеть, на что способны православные, когда они вместе. Но ничего этого не произошло, хотя предпосылки для этого в лице молодого и готового к активной работе духовенства были. В самом деле, нельзя же ставить Кириллу в плюс, как это делают иные исследователи состояния религии в нашей стране, создание потёмкинских деревень в виде довольно никчёмной Смоленской семинарии, да православной "гимназии". Став председателем ОВЦС, уже митрополит Кирилл стал появляться в своей епархии как столичный барин в провинциальном имении. Собственно, местные клирики так его и воспринимали долгие годы, живя по принципу "вот приедет барин, барин нас рассудит". А уж как он рассуживал, это отдельная песня. Не исключаю, что мы её ещё услышим от непосредственных участников и свидетелей.

Но вернёмся к перечисленным выше воистину золотым талантам, доставшимся митрополиту Кирилла в доверительное управление. В отличие от притчевого лукавого раба, который, как известно, свой талант зарыл, наш герой поступил с каждым из них в духе страны и времени – использовал их нецелевым образом. Об украинском "таланте" я уже писал на "Credo.Ru" в прошлом году (см. "Отложенные поражения", ч.3). Победа над Филаретом Денисенко в 1992 г., несомненно, оказалась пирровой. Ничего хорошего не принеся в прошлом, она чревата и новыми конфузами в будущем, в т.ч. самом ближайшем. С интеллигенцией всё выяснилось гораздо быстрее. Не только пренебрежение ею, но, главное, попытки её поучать известными идеологическими клише вызвали скорое разочарование, поскольку это выявило не слишком высокий общекультурный и интеллектуальный уровень того, на кого ещё совсем недавно возлагались большие надежды и слева, и справа.

Что вместо реального общественного форума получила взамен РПЦ МП от митрополита Кирилла? Пресловутые "Всемирные русские Соборы" со своими многословными и суесловными документами, которые очень мало кто читает. А в остальном это не более, чем ярмарка тщеславия для третьего ряда российской "элиты" в лице зюгановых, жириновских и прочих слисок. Сейчас, правда, решено создать некое Межсоборное Присутствие. Но кто из реальных церковных интеллектуалов, пережив прежний опыт кириллова "менеджмента", пойдёт на сотрудничество с ним? С бизнесом вышло всё сложнее и запутаннее. Причастность руководства РПЦ МП к административному ресурсу – центральному и местным – вынудила крупных, а иногда и не очень его представителей финансировать иные церковные "проекты". Да кто-то и сам, закрыв глаза на всё, счёл возможным стать благотворителем тех или иных церковных структур. Другое дело, что отсутствие внятной, разумной, а, главное, прозрачной стратегии их развития привело к тому, что всё в итоге сложилось в соответствии с известной российской поговоркой "где густо, а где пусто". Но важнее, что ни собственно церковному деланию, ни российскому бизнесу реальной пользы такое "сотрудничество" не принесло. В результате теперь РПЦ МП трудно говорить о реальном общественном респекте и, прежде всего, в глазах тех, кто выступает носителями общественного самосознания.

Что же до её независимости, то она теперь весьма лимитирована кучей неформальных обязательств, где, как теперь принято в нашей стране, частные интересы превалируют над общественными, а в данном случае церковными. В мелочах ещё возможны отклонения от генеральной линии и разного рода вольности, примером чего были недавние явно несанкционированные шефом высказывания о Сталине нового главы ОВЦС архиепископа Волоколамского Илариона (Алфеева), в общем-то, довольно банальные в своей очевидности (впрочем, вскоре "уравновешенные" высказываниями другого верного кириллова оруженосца – архиепископа Орловского Пантелеимона (Кутового) в интервью газете "Орловский комсомолец"). Но в главном, что составляет величайшую святыню Московской патриархии, – обслуживании наличной власти и её "духовно-нравственной" легитимации, никаких отклонений быть не может. И здесь, пока существует эта появившаяся восемь с лишним десятилетий тому назад структура, в этой "симфонии" будет звучать ещё одна привычная пропагандистская партия церковного колокольчика, современная мелодия которой выглядит так: "Мы очень многое потеряли, в том числе и в 90-е годы, когда декларировали одно, а делали другое, – сказал Патриарх Кирилл 23 мая с.г. в своём выступлении перед московским студенчеством, которое носило характер программного. Это очень болезненный период истории нашей страны, – стал он развивать свою мысль. – Слава Богу, что эта страница была перевёрнута, и сегодня мы должны дорожить тем, что у нас есть. И Церковь, находясь вне политики и не отдавая никаких предпочтений тем или другим политическим силам, утверждает, что сегодняшний курс страны соответствует нашим национальным интересам. И не дай Бог, чтобы спекуляция на экономических трудностях, которые сегодня реально возникли в нашем обществе не по вине нашей страны, а были привнесены извне, вернула нас снова в реальность 90-х годов, когда мы с лёгкостью могли потерять Россию. Мы все должны быть очень бдительными, и богословская рефлексия важна, и голос совести тоже должен работать, чтобы уметь отличать правду от лжи, добро от зла". Не стану комментировать приведённый выше пассаж в его исторической и политэкономической составляющих. Замечу только, вопрос о правде и лжи, о добре и зле, находится здесь явно не в евангельской системе координат.

Эту заключительную часть своих заметок я продумывал, а цитированное выше выступление Патриарха Кирилла благодаря всемирной паутине видел, слышал, а затем и читал, находясь в паломничестве на острове Патмос, что в Эгейском море, где любимый ученик Христов Иоанн около 95 г. н.э. стал свидетелем известного Откровения. Данное обстоятельство высветило в памяти известный теологумен об апостасийной Церкви последнего времени, прообраз которой многие прежние и современные христиане, независимо от их конфессиональной принадлежности, видят в церкви Лаодикийской, о которой говорится в Откр. 3:14-22. Проницательный читатель уже понял, что сопоставление её с РПЦ МП в её нынешнем состоянии напрашивается само собой. Лаодикийская Церковь, согласно Откровению Иоанна, это та Церковь, в жизни которой отсутствует Христос, оставленный за дверью церковного помещения, однако продолжающий стучать в его дверь.

Вот и свои заметки, касающиеся церковной жизни в современной России, я завершаю апокалиптическим "Посланием ангелу церкви в Лаодикии" (первая публикация в книге: "Новый Завет. Избранные тексты. Интерпретации. Комментарии. Учебное издание в серии "Библиотека студента-словесника". Перевод, составление, вводные статьи, изъяснительные примечания и глоссарий Иннокентия Павлова". – М.: "Высшая школа", 2005. 439 с.).

"Теперь напиши ангелу церкви в Лаодикии (1):

Вот что говорит Аминь (2), Свидетель верный и истинный, Начало Божьего творения (3): Знаю твои дела: ты не холоден, не горяч. Вот, если бы ты был холоден или горяч! Но от того, что ты тёпл, а не горяч и не холоден, Я готов тебя выплюнуть у Себя изо рта (4). Поскольку ты говоришь: "Я богат и разбогател, и ни в чём не нуждаюсь", а не представляешь, что ты несчастен, жалок, нищ, слеп и гол, то советую тебе купить у Меня золота, раскалённого в огне, чтобы обогатиться, и белые одежды, чтобы одеться и не выставлять напоказ срам своей наготы, а также глазную мазь, чтобы помазать свои глаза и видеть (5). Всех, кого Я люблю, Я обличаю и наказываю, так что возревнуй и покайся. Вот, Я стою у двери и стучу: если кто-нибудь услышит Мой голос и откроет дверь, то Я войду к нему и стану с ним ужинать, а он со Мной (6). Тому, кто побеждает, Я дам сесть со Мной на Моём троне, как и Я победил и сел со Своим Отцом на Его троне. У кого есть слух, да услышит, что Дух говорит церквам". (Откр 3:14-22)

Комментарии:

(1) – Названием ангел церкви здесь обозначается её предводитель, руководивший жизнью местной христианской общины в качестве преемника апостолов Христа. В древности он также именовался председателем, в связи с тем, что на евхаристических собраниях было принято сидеть, или же, иначе говоря – возлежать. В первые десятилетия II в. н.э. за такими руководителями церквей закрепится звание епископа (значение этого термина – надзиратель) и титул города, в котором находится возглавляемая им христианская община.

(2) – Аминь – еврейское амэн – так и есть, или истинно так – формула, которой общество Израиля выражало своё принятие воли Божьей (см.: Чис. 27:15 дал.), ею завершались молитвословия. Здесь она выступает в качестве имени Сына Божьего, тем самым указывая, что Он есть совершенная богооткровенная истина.

(3) – Начало Божьего творения – указание на то, что творение мира имеет свой замысел в Сыне Божьем и осуществлено через Него. Ср.: Ин. 1:1-5; Кол. 1:15-20.

(4) – Состояние христианской жизни в Лаодикии (римская провинция Асия (Азия) на юго-западе Малой Азии), сравнивается здесь с температурой воды, которая, вытекая горячей из серного источника в 10 км от города, когда достигала его, становилась едва тёплой и противной на вкус.

(5) – Известно, что жители древней Лаодикии отличались зажиточностью. Однако при этом обнаруживается духовная несостоятельность тамошних христиан, почему им и предлагается купить раскалённое золото, символизирующее горячую веру, белую одежду, указывающую на чистоту христианской жизни, и глазную мазь, обозначающую ясность духовного видения.

(6) – Вот, Я стою у двери и стучу… – этим Христос даёт понять, что Он уже не присутствует в жизни данной церкви, а лишь стоит "у двери", пытаясь достучаться до сердец лаодикийских христиан. При этом не случайно указание на ужин, обозначающий евхаристию, за которой члены церкви таинственно соединяются с Христом.

Патмос – Антропово Костромской обл.,
19 мая/2 июня - 1/15 июля 2009 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования