Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
30 июля 16:31Распечатать

Феликс Шведовский. В СТРАНЕ, ГДЕ НЕ ХВАТАЕТ ЛЮБВИ И СОСТРАДАНИЯ. Буддийский орден Ниппондзан Мёходзи надеется пробудить в спящем обществе свежие силы


Нас, буддистов ордена Ниппондзан Мёходзи, часто путают с кришнаитами из-за оранжевого цвета одежды. Но фасон её совсем другой. Да, мы "тоже" бреем голову. И всё-таки в руках у каждого из нас не теннисная ракетка, а японский молитвенный барабан. Это становится ясно, когда палочка извлекает из него звук, сразу проникающий в самое сердце слушателей, чаще всего невольных, ибо нередко происходит это на улице, в толпе прохожих, реакция которых всегда одинаковая – или радость, или гнев – но для нас бесценна и почитаема так же, как и молитва, написанная иероглифами на барабане: "Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!" Эти слова как раз и выражают наше безусловное почтение ко всем живым существам, независимо от того, как они относятся к нам.

В этой молитве заключена вся суть буддийского учения, подобно имени, которое в сжатом виде несет информацию о судьбе и характере человека. Потому молитва наша называется Великое Имя (по-японски - О-Даймоку). Можно перевести имя, но главное его назначение – звать человека, всего, целиком, не разлагая на отдельные качества. Буддологи перевели О-Даймоку на русский язык как восхваление "Сутры о "Цветке Лотоса Чудесной Дхармы (Учения)" – главной проповеди Будды Шакьямуни, произнесенной им незадолго до своего ухода из мира 2500 лет назад, впоследствии она была записана и переведена на множество языков. Ученые называют "Лотосовую сутру" буддийской библией. Однако для нас это не просто книга, которой мы поклоняемся. Великое Имя – это своего рода заклинание. Из самой глубины того, кто произносит его, и того, кто его слышит, оно, в конечном итоге, вызывает сострадание и любовь. Пускай поначалу чувства эти проявляются весьма коряво, в виде насмешек над монахами, идущими под барабанный бой, но мы верим, что даже такие проявления – начало великого пути человека к совершенствованию своей души. А звук барабана – древнейший способ усилить заклинание, сделать его громче. Ведь неизвестно, на какой глубине находятся в нас залежи "природы Будды" (примерно того, наверно, что у христиан называется "искра Божия").

Хотя монахи ордена Ниппондзан Мёходзи идут по всему миру, они не стремятся обратить народы в буддизм. Они верят, что все религии ведут к одному и тому же, подобно тропам, сходящимся в единой точке на вершине горы. Они призывают к большему усердию в восхождении по этим тропам и к взаимному почтению. Зациклившийся на религиозных различиях перестаёт идти вверх по своему пути и вместо этого бегает вокруг холма, поперек троп, занимаясь агитацией, чтобы все, кто идёт по соседним тропам, перешли к нему. Это только вносит сумятицу. Ещё хуже, когда это приводит к религиозным войнам. Тогда религии начинают нарушать принцип ненасилия, лежащий в основе их заповедей.

Иероглифы на наших барабанах не имеют ничего общего с насаждением японской культуры. Основатель ордена преподобный Нитидацу Фудзии неоднократно подчеркивал, чтобы в переводе названия "Ниппондзан Мёходзи" не употреблялось слово "японский" (первое, что приходит в голову, когда слышишь ниппон). По древней традиции в имени буддийского храма должно содержаться название горы (по-японски – дзан), где он построен. А ниппон в буквальном переводе означает "восходящее солнце". То есть Ниппондзан – это "Гора, из-за которой восходит солнце". Мёхо – это слова из нашей молитвы, они переводятся как "чудесное учение". Дзи – храм (или община, орден). Соответственно, Мёходзи – Храм (Орден) Чудесного Учения, а Ниппондзан Мёходзи – это "Храм (Орден) Чудесного Учения на Горе, где восходит солнце".

Преподобный Н. Фудзии основал орден в 1918 году на территории Северного Китая, в Манчжурии, принадлежавшей в то время Японии. Связывая имя ордена с восходящим солнцем, Учитель имел в виду не только название горы, на которой был построен первый храм Ниппондзан Мёходзи. Он опирался на пророчество святого Нитирэна – японского монаха, в XIII веке предсказавшего, что учение Будды, которое зародилось в Индии, но к тому времени там почти совсем исчезло, возвратится на родину через 2500 лет, и произойдет это так же неминуемо, как луна перемещается с запада на восток, а солнце – с востока на запад. Ежемесячное перемещение луны по небосклону символизировало первую волну распространения буддийского учения (Дхармы): из Индии – которая в древности называлась, кстати, Страной лунного рода – в восточные страны. Берегом, где остановилась эта волна, оказался "Крайний Восток", то есть Японские острова, чье древнее название – Страна восходящего солнца – известно и поныне. Взойдя, солнце движется на запад. Поэтому миссию своей родины святой Нитирэн увидел в распространении буддизма в обратном направлении – в сторону Индии. Цель второй волны распространения Дхармы заключается не в обращении новых народов в буддизм, а в воздаянии благодарностью тем землям, откуда Япония получила буддийское учение, но где оно теперь пришло в упадок. Св. Нитирэн не конкретизировал, куда и как Дхарма пойдет после Индии, он дал только общее пророчество: "Одно небо и четыре океана (т. е. весь мир, вся наша планета, все живое) вверяет себя Чудесной Дхарме". Но преподобный Н. Фудзии понял это так, что, куда бы дальше ни распространялось буддийское учение в наше время, главный принцип – не миссионерство, а почтение и благодарность той культуре и той религии, с которыми имеешь дело. Даже в древние времена "победного шествия" буддизма по Азии этот принцип соблюдался – ни одна страна не была обращена в новую религию силой – но в XX-XXI веках он становится основным. Поэтому Учитель всегда говорил: не надо никого ни в чём убеждать, не надо читать разъяснительных лекций – надо только бить в барабан и произносить "Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё!"

А тогда, в 1918-м, земли западнее Индии были слишком далекой перспективой, да и до поездки в саму Индии должно было пройти еще много времени. Прежде чем в 33-летнем возрасте основать свой орден, преподобный Н. Фудзии учился у известнейших учителей и овладел доктринами и практиками всех буддийских школ, существовавших тогда в Японии. За 13 лет монашеской жизни он обрёл редкий даже среди монахов опыт усердного продвижения в самосовершенствовании, и в буддийских кругах ему прочили блестящую карьеру. Но, прежде всего, он был последователем св. Нитирэна, а тот подчеркивал слова Будды, что нельзя достичь совершенства и просветления самому, пока все живые существа и весь мир не стали просветленными, а для начала – хотя бы та страна, где ты живешь. Поэтому истинный буддийский монах не стремится сделать карьеру в какой-то богатой религиозной структуре, но широко странствует пешком по своей родине, соблюдая заповедь нищенствующего, и молится о благополучии всех своих соотечественников – как бедняков, так и самого императора – и если видит, что власть имущие нарушают заповеди и тем самым подвергают страну опасности, такой монах всегда открыто говорит им об этом или, по крайней мере, громко бьет в барабан непосредственно перед теми зданиями, где принимаются судьбоносные решения. Он верит, что сила его молитвы способна пробудить в них человечность. Такие деяния св. Нитирэн называл Риссё анкоку – "Установление справедливости и спокойствия в стране". В 1923 году сильнейшее землетрясение превратило в руины весь Токио, и преподобный Н. Фудзии видит в этом знак того, что страна отступила от истины и нуждается в его молитве. Поэтому следующие семь лет он проводит в Японии, открывая новые храмы Ниппондзан Мёходзи по всей стране. Зачастую у ордена происходили конфликты с властями.

В 1931 году преподобный Н. Фудзии наконец осуществил свою давнюю мечту – он приехал в Индию. Но цель его не только паломничество по заброшенным святым местам, связанным с Буддой. Он встретился с отцом нации – Махатмой Ганди в самый разгар борьбы Индии за независимость от Великобритании. Ненасильственные методы этой борьбы впоследствии легли в основу множества акций ордена Ниппондзан Мёходзи, который в 1970-х организовал широкое движение за ядерное разоружение в Европе и Америке. Преподобный Н. Фудзии считал Махатму Ганди своим учителем. Они подружились, несмотря на языковой барьер, и Ганди без всяких объяснений стал тоже бить в барабан и произносить "Наму-Мё-Хо-Рэн-Гэ-Кё". Преподобный Н. Фудзии увидел в этом исполнение пророчества: Индия в лице своего отца приняла буддийское учение, возвратившееся к ней с востока. Это не значило, что Ганди стал буддистом. Продолжая быть последователем индуизма, он принял буддийскую молитву, а после обретения Индией независимости его соратник Джавархлал Неру пригласил преподобного Н. Фудзии в Комитет по возрождению буддийских святынь. Благодаря этому комитету теперь, через 60 лет, Индия – центр паломничества буддистов со всего мира.

После атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки орден Ниппондзан Мёходзи снова сосредотачивается на Японии. Именно эта трагедия навела основателя ордена на мысль о строительстве по всей стране ступ с шарирой – кусочками мощей Будды Шакьямуни. Строительство ступ – древняя буддийская традиция, но орден Ниппондзан Мёходзи придаёт им особое значение как пацифистским символам, они так и называются – Пагоды Мира.

В период "холодной войны" Пагоды Мира начинают возводиться в Европе и Америке и становятся не столько чисто религиозными символами, сколько центрами антиядерных манифестаций людей самых разных вер, в том числе и атеистов. Монахи ордена верят, что "холодная война" завершилась не благодаря манипуляциям в верхах, а именно снизу, благодаря движению простых людей, неправительственных организаций.

Самая первая в Европе Пагода Мира появилась в Англии, недалеко от Лондона, благодаря усилиям достопочтенного Дзюнсэя Тэрасавы – молодого ученика преподобного Нитидацу Фудзии, в 1980 году. Перед этим он семь лет жил в Великобритании в крайней нищете, как и подобает буддийскому монаху, и совершал практику "Установления справедливости и спокойствия в стране", странствуя повсюду и особенно много молясь перед воротами военных баз. За это его многократно арестовывали, но отпускали и не депортировали за отсутствием веских причин, поскольку он всегда следовал гандийским принципам ненасилия (основанным, кстати, на "непротивлении злу насилием" Льва Толстого, который переписывался с Махатмой Ганди). За эти годы досточтимый Д. Тэрасава стал известной общественной фигурой в Лондоне, его заметили демократически настроенные политические силы, и сам мэр предложил ему участвовать в строительстве нового города-спутника столицы, "города будущего" Мильтон Кинс. Его участие выразилось в возведении Пагоды Мира.

Однажды досточтимый Д. Тэрасава провел в Лондоне семидневное сухое голодание перед могилой Карла Маркса, каждый день он по 14 часов бил в барабан и молился с мыслями о том, чтобы завершилось противостояние между Западом и Советским Союзом. Он чувствовал особую связь с Россией, его кумиром был Лев Толстой. Его учителю преподобному Н. Фудзии только однажды удалось приехать в СССР – в 1963 году. Тогда барабан и О-Даймоку впервые прозвучали в Москве, Ленинграде и в буддийских монастырях в Бурятии. Преподобный Нитидацу Фудзии умер в 1985 году. Он завещал своему ученику приехать в Россию и молиться за благополучие нашей страны – ключевой, как он считал, для всего мира.

В 1988 году достопочтенный Дзюнсэй Тэрасава впервые оказался в Москве как посланец мира по дороге на Третью Специальную сессию ООН по разоружению в Нью-Йорке. Он вез с собой кусочки мощей Будды – шариру из древнего японского храма и посетил несколько стран. Молился и на площади Тяньаньмэнь в Китае, и на месте кремации Махатмы Ганди в Индии, и в Иерусалиме, и у Бранденбургских ворот в Берлине. А в Москве вместе с будущим хамбо-ламой – главой буддистов Бурятии – он впервые за всю историю России провел буддийскую церемонию на Красной площади. После чего досточтимого Д. Тэрасаву пригласили в Кремль, где проходила встреча Михаила Горбачева с общественными деятелями со всего мира. Там буддийский монах вручил президенту СССР шариру и попросил выступить с немедленной и конкретной инициативой о полном уничтожении ядерного оружия. До сих пор Горбачев дружен с досточтимым Д.Тэрасавой.

С 1992 года достопочтенный Дзюнсэй Тэрасава посвящает все свое время воспитанию учеников в странах бывшего Советского Союза. Так началась история ордена Ниппондзан Мёходзи, существующего сейчас в России, Украине, Киргизии и Казахстане. Его ученики – не только выходцы из этнически буддийских регионов, таких как Калмыкия, Бурятия и Тыва. Особенно преданными оказались монахи из Украины. Там по сей день существуют два монастыря и планируется возведение Пагоды Мира.

А в Россию досточтимый Д. Тэрасава не может приезжать с 2000 г. Запрет на его въезд был одним из первых дел президента Владимира Путина. Причина – чересчур активное, на взгляд спецслужб, участие ордена Ниппондзан Мёходзи в общественном движении против боевых операций российской армии в Чечне и общение с лидерами чеченского сопротивления. К сожалению, власти не разглядели в этом общении миссии миротворцев, которые, как сказано в Библии, "блаженны", и не только изгнали из страны нашего учителя, но и закрыли орден Ниппондзан Мёходзи как юридическую организацию. Но мы продолжаем существовать. Ведь для того, чтобы верить и молиться, разрешение властей не требуется. Нас двое монахов и с десяток мирских последователей. Монахи стараются участвовать во всех антивоенных акциях. Беззаконие в Чечне продолжается и распространяется на всю Россию. Поэтому время от времени мы молимся и на манифестациях оппозиции, надеясь пробудить в спящем обществе свежие силы и чтобы они не оказались слишком радикальными и не ввергли страну в новый хаос.

Последним заметным событием, где мы присутствовали с нашими барабанами, был пикет памяти Натальи Эстемировой – правозащитницы из Грозненского отделения общества "Мемориал", похищенной и убитой при неизвестных обстоятельствах. По-видимому, она так же мешала кому-то в верхах, как и наш Учитель. Только её некуда было выслать, ей неоткуда было закрыть въезд в страну, так нуждающуюся в честных искателях правды и в истинной молитве за установление справедливости и спокойствия, в страну, где так не хватает сострадания и любви.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования