Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Жертвы и воины эпохи. Какую эпоху погребает Зарубежная Церковь вместе с двумя архиереями, умершими в один день


Одновременную кончину двух зарубежных архиереев Антония (Граббе) и Александра (Милеанта) едва ли можно счесть случайной. Комментаторы-современники и соратники также, заметив это совпадение, заговорили о конце эпохи. В чем же сходство и в чем различие двух почивших иерархов, и что за эпоха, конец которой ознаменован их уходом?

В сравнении с архиепископом Александром покойный Антоний (граф Граббе) был настоящим мастодонтом, "коренным зарубежником". Он родился аж в 1926 г., а в 1948 уже принял иночество и священный сан. В это время будущему епископу Александру было всего десять лет.

Когда о. Антоний помогал своему отцу протопресвитеру Георгию (Граббе) эвакуировать архив и имущество РПЦЗ из Сербии в Вену, из Вены – в Мюнхен, а оттуда - в США, Александр Милеант бежал с родителями от наступающей Красной Армии в обозе отступающего вермахта. Оба церковных деятеля ХХ в. были так или иначе обязаны западным державам, не вменившим им в вину сотрудничество с нацистской Германией, а давшим спокойно продолжать церковную карьеру по другую сторону океана. Именно любезность немецкого командования и близость РПЦЗ к командованию РОА генерала Власова помогла архиву и обозу РПЦЗ эвакуироваться и спасти многие документы. При этом именно деятели РПЦЗ уничтожали тогда архив РОА, который не должен был попасть в лапы НКВД.

Архимандрит Антоний (Грабе), находясь под покровительством секретаря Зарубежного Синода, своего отца, занимался церковной политикой на Святой Земле и добился там немалых хозяйственных и церковных успехов. Ему удалось, например, практически сорвать триумфальную поездку Патриарха Московского Пимена (Извекова) в 1970-х гг. Ему Зарубежная Церковь обязана кое-какими приобретениями на Святой Земле, однако в его деятельности были и туманные стороны, давшие повод оппонентам его отца упрекать его чуть ли не в присвоении крупных сумм. Будучи, как и его отец, сторонником радикальной линии и стараясь противодействовать "Красной Церкви" (как тогда нередко называли РПЦ МП), Антоний (Граббе) потихоньку начал вызывать неудовольствие у левого крыла в Синоде. Это крыло возглавлял знаменитый Антоний (Бартошевич), архиепископ Женевский. Опубликованная теперь переписка между ним и отцом-Граббе показывает, что два тяжеловеса Зарубежного Синода стояли на противоположных позициях. И начавшийся неожиданно в Иерусалиме церковный скандал с Антонием (Граббе) сыграл на руку Антонию.

Граббе проиграл. Он поплатился должностью секретаря Синода, а о. Антонию пришлось уйти "в никуда". Он искал возможности перейти в Сербский патриархат, примыкал к разным Греко-старостильным Синодам (в одном из них его даже поставили в епископы) и окончил свои дни, перейдя в РПАЦ – один из осколков миссии Зарубежной Церкви в России. Его архиерейский сан был более чем спорен, его каноническое положение – донельзя шатко. Но старик был свидетелем великой эпохи РПЦЗ, он был и воином борьбы Зарубежной Церкви "против коммунизма", и ее жертвой. Выиграл даже не Антоний (Бартошевич), пытавшийся взбередить ослабевший после фактического ухода Граббе в оппозицию зарубежный дух то контактами с Солженицыным, то кампаниями в защиту священников-диссидентов…

Последние годы, разбитый и больной, владыка жил в старческом доме в Нью-Йорке и иногда приезжал молиться в домовый храм РПАЦ, где молились последние члены некогда прославленной семьи Граббе. Мир праху его.

В далекой России, куда епископ Антоний (Граббе) так и не попал, к власти пришли совсем иные силы, уже не "коммунисты-богоборцы" из героических саг РПЦЗ, а политические прагматики перестроечной формации. Они не верили в коммунизм и не верили в православие. Даже деньги имели относительную ценность. Они верили во власть. И ставка была сделана на "партию Антония", на победу "объединительного процесса". И хотя в 1990-х годах Зарубежная Церковь еще пыталась устроиться на руинах СССР и учредить там свои структуры, судьба ее решалась не в Суздале, Обояни, Ишиме или Старосадском переулке. Ее судьбу вершили соратники почившего к 1993 г. Антония (Бартошевича). Среди тех, кто включился в процесс интеграции РПЦЗ и РПЦ МП, был и служивший в Лос-Анжелесе миссионерски настроенный отец Александр Милеант. У него был настоящий талант проповедника и миссионера – его "Листки" расходились, как горячие пирожки.

Но инженер из Калифорнии был, что называется, "церковным либералом". Его позиция сразу вызвала у консервативно настроенных членов РПЦЗ сомнение. Он прямо и гласно заявлял о своем признании РПЦ МП "Матерью-Церковью", признавал все ее Таинства, что для многих прихожан РПЦЗ, воспитанных в старом духе и не понявших, что в права вступила "новая политика", было очень соблазнительно. О. Александра критиковали и даже не принимали, называли "агентом Москвы". Но в1995 г. он стал епископом Южной Америки. Надо сказать, что его архиерейство было сложным для него. В епархии люди были существенно консервативнее, да и с РПЦ МП встречались реже. Живы были еще традиции А. Солоневича, издавалась консервативно-монархическая газета "Наша страна". На моих глазах в маленьком приходе в Бразилии прихожане, узнав, что приезжает епископ, старались в храме не показываться. Контакт с паствой не получился. Владыка тоже стал жертвой. Но жертвой "нового курса". Его удивительный миссионерский талант остался славной страницей прошлого.

Последние годы он умирал от рака в Калифорнии, почти не выбираясь в Латинскую Америку, где даже визит Митрополита Лавра едва не был сорван. Но даже в телесных страданиях он не оставлял миссионерских трудов. Мир праху его.

Эпоха этих двух архиереев была эпохой большой церковной политики, когда могучие спецслужбы и политические силы, стоявшие за спиной борющихся сторон, не считались с потерями в церковных рядах. Антоний Граббе стал жертвой при выборе "нового курса" на модернизацию, а Александр (Милеант) – при его воплощении. Кровожадная эпоха "сожрала их, как матка своего поросенка". Эти слова Блок сказал про себя и про Россию, но они вполне применимы и тут. Мир праху их.

Сергей Таубе,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования