Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Разошлись как в море корабли. Объединению РПЦЗ (Л) и РПЦ МП будут мешать не столько принципы, сколько стилистическая несовместимость


Если встреча Президента Путина с иерархами РПЦЗ (Л) в Нью-Йорке, а затем визит четырех архиереев в Москву породили иллюзию стремительного вливания зарубежников в лоно "Матери-Церкви", то пастырское совещание духовенства в Наяке эту иллюзию рассеяло. И дело отнюдь не в том, что на совещании возобладали какие-либо консервативные силы и была провозглашена принципиальная позиция, разделяющая РПЦЗ (Л) и РПЦ МП. Нет, все необходимые пункты принципиальной капитуляции представители РПЦЗ(Л) приняли, подписали и даже обнародовали. Если бы речь шла о б установлении общения или стратегическом альянсе двух поместных церквей, то дело можно было бы почитать практически решенным. Однако речь идет именно о реальном объединении, о конвергенции структур и принципов, правил и моделей управления – всего, что составляет реальную основу церковной организации. И тут-то начинает обнаруживаться крайняя запутанность объединительного "фарватера". Лайнер РПЦ МП и "гордый "Варяг" РПЦЗ видят друг-друга, сигналят, но подойти вплотную и пришвартоваться друг - к другу не могут.

Отчеты о совещании показывают – между собой общались представители двух разных миров, систем ценностей, а главное (действительно - главное) двух разных стилей. Стилей психологических и стилей литературных. Для того, чтобы это почувствовать, достаточно сравнить уже известные общественности текст посланий Патриарха Алексия II совещанию и обращение совещания к пастве РПЦЗ (Л). Сравнить язык и подходы, которые в них представлены. И вряд ли ответное послание совещания патриарху Алексию II будет написано как-то иначе.

Язык патриаршего послания – это язык советской публицистики помноженный на язык публицистики постсоветской. В них глобальные вызовы и планов громадье — перед нами послание одного из признанных и авторитетнейших лидеров "мирового православия". Вслушайтесь: "События ХХ века являются для всех нас грозным уроком… Живя в мире, разделенном 'железным занавесом', по обе стороны его мы были - каждый по-своему - подвержены своекорыстному воздействию противостоящих политических систем. И ни одна из них не была христианской и православной, ни одна не заботилась о воссоединении нашего народа и не отводила подобающего места Церкви в народной жизни… Нам вверено общее послание современному человечеству…". Патриарх ставит во главу угла некий "историософский" контекст, и апеллируя к нему призывает представителей зарубежного духовенства ответить на "вызовы современности". Для него вопрос о соединении с РПЦЗ – это вопрос церковной политики, да и просто политики, возможно, то же.

Стиль мышления представителей РПЦЗ (Л) совсем другой. Как бы долго не призывали вожди "либеральной" фракции зарубежников к преодолению "местечковости" все равно эта местечковость пронизывает сознание заграничного духовенства. Они ставят вопрос о своей малочисленной церкви, прибегая к излюбленному образу "тернистого пути". Вообще "тернистость" пути РПЦЗ занимает исключительно важное место в символическом ряду её представителей и странным образом обосновывает право на некое особое место и особое уважение. Никакого глобального "контекста", важного для Патриарха Алексия, зарубежники не видят и видеть не хотят. Характерен в этой связи следующий пассаж: "Может быть выход Русской Православной Церкви-Московского Патриархата из состава ВСЦ не так прост, но трудно себе представить, что единство с протестантским мiром для Церкви в России важнее единства со своими русскими православными братьями и сестрами в зарубежье". Суждение это, безусловно справедиво, если на него смотреть из Наяка, то есть видеть только лишь РПЦЗ (Л) и стоящую перед ней одну единственную проблему – соединения с РПЦ МП. Если смотреть из Данилова монастыря, и видеть все проблемы РПЦ МП, то суждение окажется отнюдь не столь бесспорным и, главное, никак не тянет на серьезный аргумент против сохранения РПЦ МП экуменической позиции. "Есть вещи поважнее мира", как любили говаривать американские политики в эпоху "холодной войны".

Там, где РПЦ МП апеллирует к общим горизонтам, РПЦЗ (Л) обращается к своей частной (хотя и полной великими именами) традиции. Весьма характерна в этой связи презентация митр. Лавра, как того, кто учился у митр. Анастасия и архиеп. Виталия (Максименко), в качестве обоснования необходимости особого духовного доверия к нему. "Политического" и "конструктивистского" пафоса РПЦ МП представителям РПЦЗ (Л) попросту не понять. Поэтому после недолгого периода братских лобзаний, представителям РПЦ МП, занимающимся сближением двух церквей, предстоит наткнуться на вязкое и упорное сопротивление, которое будет не идеологическим сопротивлением, а попросту косностью, а иногда и хуже того – желанием, чтобы "повозились", "оказали внимание". Это требование "внимания" - весьма характерная защитная реакция провинциала, оказавшегося в круговороте модернизированной городской жизни. И как раз провинциализм мышления представителей РПЦЗ (Л) и будет ключевым препятствием к объединению. И препятствие это еще не раз выведет из себя самых терпеливых и квалифицированных переговорщиков со стороны РПЦ МП.

Апелляция к наследию "Антония и Анастасия" без упоминания митр. Филарета – это идеологический реверанс в отношении РПЦ МП, однако оно же – психологическая бомба. РПЦЗ "филаретовских" времен была не "модернистской", но вполне "модернизированной" церковной структурой, умевшей ставить и решать церковные вопросы в соответствии с теми стандартами, которые ставит день сегодняшний. В ней была идеологическая непримиримость, но не было провинциализма. Последующая история РПЦЗ была историей постепенной, но неуклонной провинциализации церковного сознания. Размывались принципы, что, конечно, содействовало сближению с РПЦ МП, но размывались и установки на адекваность сегодняшнему дню. В итоге, к тому моменту, когда уния стала реальностью, перед РПЦ МП, вместо равных партнеров или достойных противников оказались люди из параллельного, почти сельского мира, — которых ничего не стоит обмануть, но которые из боязни быть обманутыми будут подозрительны и мелочно придирчивы, каковая придирчивость с успехом может заменить отсутствие принципов.

Другими словами, РПЦ МП предстоит намаяться с РПЦЗ (Л), прежде чем будет достигнуто сколько-нибудь внятное объединение. И не исключено, что к завершению процесса единственный вопрос, который будет интересовать "Москву" будет звучать так: "А зачем нам это было надо?".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования