Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Скважины на воду стоимость бурения артезианских скважин.
Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Крайности сомкнулись. Талгат Таджуддин надолго лишил себя шансов стать штатным муфтием московского Кремля


Верховный муфтий Талгат Таджуддин, резиденция которого с советских времен располагается в провинциальной Уфе, до последнего времени считался самым "лояльным" исламским духовным лидером на всем постсоветском пространстве. Действительно, свою высокую должность он занял в 1980 году, когда Духовное управление мусульман Европейской части СССР и Сибири жестко контролировалось Советом по делам религий. В "советских повадках" постоянно обличали Таджуддина его многочисленные оппоненты, появившиеся в начале 1990-х и называвшие верховного муфтия "ставленником безбожной власти".

Однако в новых исторических условиях Талгат Таджуддин отнюдь не торопился передавать свой высокий пост "молодым демократам" (впрочем, большинство его "конкурентов" являются родственниками Таджуддина). Всячески выражая лояльность новым российским властям, он порой доходил до курьезов: называл себя православным, вступал в разные "державнические" партии, заявлял, что в России десятки тысяч ваххабитов и что только его духовное управление может уберечь нашу страну от растущей в геометрической прогрессии ваххабитской заразы. Верховный муфтий всегда очень быстро впитывал новую политическую терминологию и обращал ее против своих оппонентов ("альтернативных" духовных управлений и объединяющего их московского Совета муфтиев России). Когда эксперты – религиоведы и политологи – уже склонялись было к тому, чтобы признать Таджуддина "верным государственником" и выразителем подлинных национальных интересов российских мусульман, верховный муфтий выкидывал очередной курьез. Он делал это, искренне стремясь укрепить свою репутацию "верного государственника" и выразителя подлинных интересов, но слишком уж сильно "переигрывал", компрометируя и превращая в фарс эти высокие идеи. Впрочем, в этом можно увидеть и некоторый "романтический максимализм" верховного муфтия, и его стремление показать, что он все будет делать "по-своему", так, как считает нужным сам, а не как написано в инструкции, спущенной откуда-то сверху.

В течение последней недели Таджуддин допустил два серьезных прокола, оказавшись заложником своей игры в чрезвычайную политическую лояльность. Сначала он "из патриотических чувств" переименовал Центральное духовное управление мусульман России и европейских стран СНГ (тот самый, существовавший еще с советских времен, ЦДУМ) в "Исламское центральное духовное управление мусульман Святой Руси". Идею новой трактовки православно-патриотического понятия "Святая Русь" Таджуддин обкатывал давно, выступая на различных межконфессиональных мероприятиях с участием высших иерархов РПЦ МП. "Наша родина – Святая Русь", -- пафосно заявлял верховный муфтий. Причем было совершенно непонятно, хочет ли он этим как-то особо угодить Патриарху (у которого, как благочестивый православный мирянин, муфтий при всякой встречи испрашивал благословения) и православному большинству населения России, или он стремится перетолковать термин "Святая Руси" в неприемлемом для православных смысле – в смысле, близком к пропагандируемой его оппонентами идее "русского ислама" (хотя последнее маловероятно).

Но дальше – больше. Первым шагом переименнованного духовного управления стало принятие официального постановления (фатха) об объявлении мусульманами Святой Руси джихада Соединенным Штатам Америки и их союзникам по войне в Ираке. Возник совершенно беспрецедентный постмодернистский компот: заявляющие о своей особой близости с православными "мусульмане Святой Руси", осуждающие "ваххабитов всех мастей" за их чрезмерное пристрастие к экстремальным методам борьбы (в особенности, к джихаду), единственными из всех мусульман России (из всего этого скопища ваххабитов, экстремистов, бандитов, суфиев и т.д.) объявляют джихад, по сути, современной западной цивилизации. Возможно, некоторые соратники по идеи "возрождения Святой Руси" и поддержали бы Таджуддина, только вот жаль, что у православных нет аналога исламскому термину "джихад".

Так, в одночасье, духовное управление мусульман, подчеркивавшее свою лояльность, свои предельное миролюбие и ненависть ко всякому экстремизму, даже включившее в свое название православный "брэнд" "Святая Русь", становится, по официальной квалификации Генпрокуратуры, экстремистской религиозной организацией России, которой грозит ликвидация за нарушение антиэкстремистского законодательства. Одно слово: крайности сомкнулись!

Нельзя не признать, что есть своя правда в заявлениях экспертов о том, что значительная часть исламской уммы России сочувствует идее объявить джихад Америке и Западу. Антиамериканские настроения вообще распространены в современном российском обществе – особенно, среди людей верующих, считающих, что Америка представляет серьезную угрозу для их традиционных ценностей. Нынешнее заявление Таджуддина - тот редкий случай, когда "советский муфтий", популярность которого в "исламских массах" была крайне невысока, оказался подлинным выразителем чаяний и эмоций этих масс. Но ведь Кремлю "свой муфтий" нужен был не для того, чтобы выкрикивать из толпы экстремистские лозунги, а для того, чтобы сделать российский ислам более предсказуемым и толерантным. Ясно, что теперь Талгату Таджуддину надолго придется забыть о должности штатного муфтия московского Кремля – сердца его любимой Святой Руси.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования