Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Президент Института религии и политики АЛЕКСАНДР ИГНАТЕНКО: "События показывают, что зарубежные мусульмане предпочитают решать острые социально-политические проблемы с использованием вооруженного насилия"


"Портал–Credo.Ru": Александр Александрович, заканчивается 2007 год. Какие события в религиозной жизни России и мира Вы бы могли назвать наиболее значительными и имеющими развитие или последствия в дальнейшем? Естественно, в первую очередь, нас интересует Ваше мнение о событиях в мусульманском мире, но мы не ограничиваем Вас только этой областью, если у Вас есть желание сказать что-то и о событиях в других религиях.

Александр Игнатенко: Двумя наиболее значительными событиями в исламском мире стали штурм "Красной мечети" в Исламабаде (Пакистан) летом 2007 года и убийство вчера Беназир Бхутто. Эти события показывают, что зарубежные мусульмане предпочитают решать острые социально-политические проблемы с использованием вооруженного насилия. Длительность осады комплекса "Красной мечети" и ожесточенность боев вокруг нее были, не в последнюю очередь, вызваны тем, что она была превращена в своего рода укрепрайон, а ее студенты и студентки были хорошо вооружены и проинструктированы по части ведения боевых действий – заранее, до штурма. И, насколько можно судить по имеющейся информации, сами бои у "Красной мечети" должны были спровоцировать "исламскую революцию" в Пакистане. Убийство Беназир Бхутто организовали и совершили, вероятнее всего, члены какой-то из множества экстремистских организаций и группировок действующих в Пакистане. (Думаю, не без намерения спровоцировать "исламскую революцию" в виде гражданской войны, которая латентно уже идет в Пакистане, но готова в любой момент вспыхнуть ярким пламенем.) При этом важно иметь в виду, что Беназир Бхутто была в довольно жесткой оппозиции к Первезу Мушаррафу, который санкционировал штурм "Красной мечети" и вообще по мере сил борется против религиозно-политического экстремизма и терроризма в Пакистане. Иными словами, предполагалось бы, что политическая логика располагала и исламистов, и Беназир Бхутто по одну сторону баррикад. Однако исламисты в Пакистане, ощущающие свою силу, идущую не в последнюю очередь от пакистанских госструктур типа ISI – Межведомственной разведки, абсолютно не способны к использованию политических методов борьбы и предпочитают им насильственные. Кстати, за несколько дней до своей гибели Беназир Бхутто обращала внимание на то, что в некоторых религиозных школах – медресе на территории Пакистана и Афганистана, как она выразилась, "воспитывают убийц". Слово "некоторые" ее заставила, наверное, употребить женская деликатность.

Я бы этим и ограничился. Так называемой "белой завистью" завидую тем людям, которые свободно ориентируются в разных, а то и во всех религиях. Не в последнюю очередь – потому, что в качестве исламоведа уже давно исследую только одну из религий и вижу, что в исламе происходит множество масштабных событий и процессов, и профессиональное исламоведение не успевает перерабатывать этот массив информации - отстает от исследования и адекватной интерпретации всего того, что происходит в мире ислама. А что уж говорить о религиозной жизни всего мира…

– Что Вы ждете от наступающего 2008 года в религиозной жизни. Как Вы полагаете, смена президента, а сегодня мало кто сомневается, что следующим президентом РФ станет Дмитрий Медведев, изменит религиозную ситуацию в стране? Что будет происходить с ситуацией со свободой совести и убеждений: она улучшится, ухудшится или, в основном, она останется без заметных изменений?

– Она не улучшится – куда ж еще улучшаться? Если же говорить серьезно, то она останется без заметных изменений. Так должно произойти потому, что само выдвижение Дмитрия Медведева в президенты России задумано как способ или метод сохранить – нет, не стабильность, а курс, который проводится президентом Владимиром Путиным и находит поддержку подавляющего большинства граждан России. И государственно-конфессиональные отношения останутся, вероятнее всего, неизменными. Что же касается свободы совести и убеждений, то они не совпадают во всём с государственно-конфессиональными отношениями. Говоря другими словами, в области свободы совести и убеждений действует не только их конституционный гарант – президент, который эту свою роль гаранта реализует в полной мере, но и целый ряд иных субъектов, включая сюда централизованные религиозные организации, или духовенство разных религий, различные министерства и ведомства, региональных руководителей, негосударственные и неправительственные организации, СМИ, некоторые религиозные объединения, группы давления. В качестве одного примера из, увы, очень и очень многих приведу ваххабитские группы, внедряемые на территории России, при этом под ваххабизмом я понимаю конкретное религиозное направление в суннизме. Для ваххабизма, кто бы ни стоял за его распространением на территории нашей страны, характерно программное и практическое ограничение свободы совести и убеждений – через провозглашение "неверными", которых необходимо (если нужно – через насилие) обратить в истинное единобожие, христиан, иудеев, атеистов и даже мусульман-неваххабитов. Какая тут свобода совести? Пожалуй, в этом, "непрезидентском", сегменте социально-политической деятельности сосредоточены главные факторы, определяющие некоторые важные параметры ситуации со свободой совести и убеждений в России.

Как еще более четко, чем у Путина, акцентируемое православие будущего президента и, что достаточно важно, его супруги, возглавляющей попечительский совет Целевой федеральной комплексной программы "Духовно-нравственная культура подрастающего поколения России" скажется на этой проблеме, в частности на вопросе о введении в школе в обязательную программу пресловутых "Основ православной культуры" или других конфессионально-ориентированных предметов в зависимости от региона?

– Информацией о том, чем занимается супруга будущего президента, я не владею. Что же касается введения конфессионально-ориентированных предметов в обязательную программу государственных и муниципальных школ в зависимости от региона, то это – трудно реализуемая задача, уже хотя бы потому, что в нашей стране нет ни одного "чистого" в конфессиональном отношении региона, не говоря уж о том, что некоторая, и немалая, часть российского населения аконфессиональна, нерелигиозна, и имеет на это полное конституционное право. Более того, ученики государственных и муниципальных школ (или их родители) также разделены на разные группы в части их отношения к религии. В обязательную программу государственных и муниципальных школ должен быть введен курс "Мировые религии", который знакомил бы – не детей из православных семей с православием, из мусульманских – с исламом, а неправославных – с религией их вероятных соучеников из православных семей, немусульман - с религией их вероятных соучеников из мусульманских семей и т.д. Вероучение и мораль разных конкретных религий может изучаться факультативно, по желанию родителей и вне обязательной программы. Если не ошибаюсь, именно такой является государственная образовательная политика.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования