Поиск
Записки из провинции
Рассказы
Интервью
Биография
Архив

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Биография

Я родился в Великом Устюге. Мой дом стоял недалеко от Михаило-Архангельского монастыря, в котором долгое время находилась тюрьма. Ну, тюрьма и тюрьма. Нам в школе говорили, что монастырь - это тоже тюрьма, куда народ шел по обману. Вот, я так и думал. А бабушка верующая у меня была. Сказал я ей как-то про тюрьму, а она мне в ответ: "Нет, Коля. Они шли в монастырь, чтобы получить ангельский образ". Запали мне в душу эти слова – человек в ангельском образе. И всякий раз, когда я смотрел на пять куполов монастырского собора и белые облака за ними, я думал о том, как хорошо, наверное, быть монахом и жить где-то на границе куполов и неба...

Но верующим я стал гораздо позже, а потом, почти против собственной воли, я стал и священником. К тому времени я был давно женат, так что человека в ангельском образе из меня не получилось. Но Богу угоден всякий чин, и монашеский, и мирской, "Сыне, даждь ми сердце" - если стараться исполнить эту просьбу Христа, то все остальное – это дождь за окном, внешние обстоятельства, которые не смогут помешать нашему спасению.

Самая главная встреча в моей жизни – это встреча с Митрополитом Иоанном (Снычевым) Ленинградским и Ладожским. Я считаю его своим духовным отцом, хотя виделись мы с ним всего несколько раз. Он жил к крошечной комнате, очень скромно, как настоящий монах. Вот в этой комнате мы сидели и разговаривали – о молитве, о христианской жизни, о России. Митрополит Иоанн не был таким, каким его сейчас пытаются изображать. Он не был политиком или националистом. Он был аскет, молитвенник, тихий и скромный человек. Он сделал для меня очень многое.

Сейчас я служу на маленьком почти деревенском приходе, и мне нравится здесь, хотя я всегда мечтал жить в большом городе. Некоторые вещи в нашей жизни устраиваются сами собой, иногда даже против нашей воли. А другие вещи не устраиваются, сколько не старайся. Вот, например, два раза я поступал в литературный институт, и оба раза провалился. Но я не огорчаюсь. Можно служить Богу и православным людям, не заканчивая семинарий. И можно заниматься творчеством, не заканчивая литературных институтов.