Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
14-03-2007 18:05
 
И.Я. Кантеров. Новые религиозные движения в России (религиоведческий анализ). МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2006. С. 472.

Наши новые веры. Религиоведение о проблемах восприятия тех, кого в России часто называют "сектантами"

Между представлениями широкой общественности и ученых о религиозной жизни лежит огромная пропасть. Одни считают религией лишь православие, иудаизм, буддизм и ислам, а все остальное является опасным "сектантством". Другие, исследуя "традиционные" религии, осознают, что религиозная жизнь за пределами православия или ислама не менее богата и многообразна, а иногда и более энергична и интересна, чем во всех известных Церквях. Первый шаг к масштабному осмыслению проблемы "сектантов" сделан профессором МГУ имени М.В. Ломоносова, заместителем председателя Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Игорем Кантеровым.

В отличие от учебников по религиоведению в книге Кантерова теоретико-методологическое изучение природы новых религиозных движений (НРД) сочетается с описанием реальной жизни и мировоззрения их последователей. Кантеров всесторонне анализирует терминологию, касающуюся НРД, социальные ориентации и функции этих движений и их адептов, а также отношение "традиционных" Церквей к НРД. В книге есть отдельная глава "Антикультовое движение: идеология и практика", в которой дается оценка как российских, так и зарубежных "сектоведов", а также антикультового движения в целом, которое в России связано с деятельностью Московской патриархии. В частности, автор отмечает: "Не соглашаясь с методологией восприятия представителями антикультового движения природы НРД, формами противодействия их распространению, большинство представителей научного сообщества в то же время рассматривают появление данного движения как естественную и объяснимую реакцию его участников на сам факт возникновения и деятельности множества религиозных групп с необычными вероучениями и социальными программами" (с. 343). Ученый предлагает разработанную им методологию исследования НРД, этапов их становления и призывает общество в целом и, в частности, "сектоведов" и журналистов, не упрощать деятельность НРД и не сводить их описание к "криминальной хронике".

В вышедшей монографии профессор Кантеров, как и во многих своих статьях и выступлениях, старательно разрушает само понятие "тоталитарная и деструктивная секта", подвергая сомнению возможность употребления этого "термина" в цивилизованном обществе, а тем более специалистами. По словам Кантерова, "чаще всего упоминаются такие признаки тоталитаризма, как жесткая авторитарная структура и обожествление лидера. Но ведь жесткие структуры имеются не только у объединений, причисляемых к тоталитарным, но и, например, в католицизме. Да и Папа Римский, глава католиков мира, почитается как наместник Иисуса Христа на земле. В последнее время, правда, и Католическую Церковь начинают записывать в тоталитарные секты, но пока это делают лишь не в меру ретивые борцы за искоренение любых проявлений "тоталитаризма" в религиозной сфере" (с. 74). По мнению религиоведа, сектоведы стали употреблять термин "тоталитарная секта" в том числе и потому, что понятие "деструктивная секта" оказалось слишком мягким, а определение "тоталитарный" сразу отсылало слушателей или читателей к образам сталинских застенков и лагерей, мучений, принудительных работ и голодных пыток.

Между тем, употребление термина "тоталитарные секты" по отношению к тому или иному движению действительно по существу теряет всякий смысл. Как отмечает профессор Кантеров, "расплывчатость наименований "тоталитарная секта" и "деструктивный культ" позволяет причислять к таким объединениям практически любое религиозное новообразование, религиозно-философское учение, культурно-образовательное или оздоровительное учреждение. Было бы желание, а уж понятия "тоталитарная секта" и "деструктивный культ" всегда готовы принять в свои безразмерные объятия всякого, кого нужно, ничтоже сумняшеся, заклеймить". Обсуждению того, что собой представляют НРД, в книге Кантерова предшествовала также констатация очевидного факта: "Существенным изъяном многих конфессиональных и светских публикаций, а также телепередач о культах и сектах является сознательное или неосознанное игнорирование произошедшей эволюции в установках религиозных групп, переход их от агрессивной мироотвергающей формулы взаимоотношения с "наличным бытием" к формуле "мироисцеляющей", "мирореформирующей" (с. 5-6).

Однако все же в социологическом, то есть практическом, смысле вопрос как раз не в том, как называть религиозные объединения, а в том, как можно оценить их реальную деятельность и объяснить их появление и развитие на российской почве. В главе, посвященной НРД в России, Кантеров затрагивает особенности существования в нашей стране мормонов, членов "Церкви объединения" преподобного Муна, "Церкви последнего завета" Виссарина, Великого Белого Братства, Общества Сознания Кришны и т. д. Помимо экономических причин распространения НРД (обнищание населения, разочарование в жизни, чувство страха и неуверенности после распада СССР), Кантеров называет и вполне глубокие мировоззренческие причины. По мнению исследователя, "на возникновение и особенно на темпы распространения новых религиозных образований в России, несомненно, существенное влияние оказывало продолжительное господство в стране атеистической идеологии. Выросло несколько поколений людей, имеющих поверхностное, а чаще всего негативное, представление о религии. Встречаясь с миссионерами новых религиозных движений, знакомясь с их изданиями, многие россияне просто не обнаруживали в них каких-либо существенных отличий от конфессий, традиционных для России" (с. 134). Таким образом, получается что ни простые граждане, ни нынешние журналисты, повторяющие слова о порочных и зловредных "сектах", не видят никакой разницы между иной верой и исторической, в роли которой выступает чаще всего православие.

При этом между НРД и "традиционными" религиями есть существенная разница, которая в большинстве случаев игнорируется сектоведами. Кантеров подчеркивает, что приобщение к традиционным религиям зачастую выступает как составная часть процесса социализации, включения личности в многообразные жизненные связи и отношения. Тогда как в религиозных новообразованиях приобщение к вере происходит не эволюционно, а скоротечно и сопровождается резкими изменениями прежних взглядов, образа жизни, отношения с близкими. По мнению Кантерова, "нередко именно это побуждает усомниться в самостоятельном выборе такого рода верований и утверждать, что присоединение к новым религиозным движениям происходит в результате изощренной вербовки, применения гипноза, психотропных средств и т.д." Исследователь собирает воедино в своей книге аргументацию как, в основном, зарубежных, так и российских религиоведов и социологов по поводу того, какую эволюцию проходят новообразованные религиозные движения. Непривычность и радикальность воззрений лидеров и последователей НРД в период их зарождения часто сменяется размеренной, вполне благоустроенной, жизнью в рамках НРД, которая условно превратилась из "секты" в "Церковь".

Необходимость тщательного обоснования светского исследования и развития НРД в российском религиоведении очевидна – борьба с "сектантами" ожесточает самих адептов религиозных движений и все общество. Формирование образа врага в религиозной сфере неожиданно для самих обвинителей и сектоведов может привести к появлению множества врагов, к привычке их создавать и видеть повсюду. Профессор Кантеров призывает преодолеть давление "массмедийных и антикультистских трактовок этого феномена, проникших в массовое сознание", так и не идеализировать НРД, которые часто не выполняют своих обещаний и заявленных пророчеств, а также предъявляют к неофитам жесткие требования.

Роман Лункин,
для "Портала–Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]