Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
01-10-2002 13:09
 
Б.А. Печников. "Опус деи": религия и власть [Разоблачения советского журналиста]

"ОПУС ДЕИ": РЕЛИГИЯ И ВЛАСТЬ

Вена, площадь Петерсплац. Объектив невидимого фотоаппарата фиксирует появление любого посетителя у дома № 6. С мягким шумом открываются металлические ворота здания. Прихожая, куда вас проводит услужливый портье, представляет подобие какого-то застенка: пять квадратных метров, голый каменный пол, тяжелая дверь за спиной, спереди — еще одна массивная, наглухо замкнутая выемка с переговорным устройством.

Проходит целая вечность, прежде чем появляется хозяин — доктор Энрике Пратс де ла Риба, руководитель информационного бюро постулатуры (представительства) "Опус деи" в Австрии. "Опус деи" (лат. "Дело божье") — основанная в 1928 г. полуконспиративная политико-религиозная организация, ставящая перед собой цель более активной защиты политических и экономических интересов монополистического капитала в связи с неспособностью либеральной буржуазной демократии противостоять коммунизму, вытекающей, по мнению лидеров "Опус деи", из недооценки ею роли церкви в формировании идеологической и социальной жизни буржуазного общества. "Опус деи", в отличие от многих других религиозных организаций, учит своих последователей, что религиозность не требует отречения от мира и что каждый из них должен выполнять свои профессиональные обязанности, следуя евангельскому духу и указаниям своего руководства. В пятницу вечером, скажем, где-нибудь в венском аэропорту "Швехат" этот испанец с дипломом доктора наук был бы равным среди равных, если судить по одежде, в которую он облачен: серый деловой костюм, темно-бордовые туфли, белая рубашка, неброский галстук, на запястье часы марки "Ролекс".

Но здесь, на Петерсплац, где, казалось бы, можно ожидать суровой обстановки католического общежития для молодых мужчин, сразу же бросается в глаза светскость доктора Пратса. У Энрике Пратса, признаем, поистине сложная задача: он должен создавать приятный для посетителей образ "Опус деи", так сказать, орден "с человеческим лицом". Однако ни доктор Пратс, ни его "братья" и "сестры" по ордену не хотят выставлять "Дело божье" под свет общественной рампы, хотя этого требуют многие католики.

— Я думаю, — замечает 47-летний Пратс,  — что в известных католических кругах нет благожелательного отношения к "Опус деи".  Слишком часто за последнее время орден подвергается нелицеприятной критике со всех сторон: испанские журналисты разоблачили финансовые операции "рыцарей церкви" и его рьяной сторонницы Клары Кальви — вдовы "божьего банкира" и масона Роберто Кальви;  лондонская "Таймс" опубликовала фотографию специальной кожаной плетки, которой члены "Опус деи" истязают свои грешные — извините! — ягодицы, пока они не покроются кровью; средства массовой информации и издательства ФРГ опубликовали целые серии разоблачительных статей и книг, написанных бывшими нумерариями ордена.

С недавних пор об "Опус деи" заговорили и в Австрии.

Журнал "Профиль" поименно назвал наиболее активных опусдеистов в альпийской республике: это Мартин Кастнер — один из владельцев "Кастнер унд Элер", крупнейшей торговой фирмы Граца, второго по величине города Австрии; Освальд Ян и Фридрих Куммер, профессора медицины Венского университета; Иоханнес Бонелли, примарий в венском госпитале святой Элизабет; Иоханнес Шпалек, торговый представитель Австрии в Швейцарии; Филипп Гуденус, бывший редактор внешнеэкономического отдела влиятельной газеты "Зальцбургер нахрихтен"; Хайнрих Хоэнау, руководящий деятель консервативной организации "ЙЕС"; прокурор из Зальцбурга Карл Фюрлингер и др. Самые тесные связи с "Опус деи" поддерживают и лица, формально не входящие в число "рыцарей церкви", например: Франц Харнонкорт-Унферцагт, заместитель наблюдательного совета концерна "Кастнер унд Элер";

Дайзи Бене, член наблюдательного совета того же концерна; Александер Макулан, глава крупной венской строительной фирмы; Вильгельм Хольцабек, ректор университета, эксперт судебной медицины; Херберт Шамбек, член федерального совета от Австрийской народной партии; Рудольф Грубер, глава крупной электронной фирмы "НЕВАГ"...

Энрике Пратс имеет обыкновение патетически восклицать:

— Наш орден не имеет собственности, он беднее, чем каждый из его членов!

Формально он прав. Однако в 50-е гг., когда "Опус деи" был импортирован испанцами в Австрию, орден де-юре был еще беднее.

Маленькая квартира без мебели на венской улице Фаворитенштрассе, — делится воспоминаниями Рикардо Эстариоль, известный юрист, нумерарий "Опус деи", корреспондент одной из крупнейших газет Испании "Ла Вангуардия" в Вене, — это все, что мы тогда имели.

Вместе с одним испанским офицером, врачом и пресс-атташе посольства Испании в Австрии Ксавьером Сельес-Фернандо Эстариоль по заданию Эскривы де Балагера развернул вербовочную деятельность "Дела божьего" в Вене и других австрийских городах.

Первым крупным делом филиала "Опус деи" в Австрии стало создание "Австрийского культурного сообщества", которое существует и по сей день. Вице-президентом был назначен доктор Пратс. И этому "Культурному центру" принадлежит все то, что по уставу не может быть собственностью "Опус деи": дома, земельные участки, движимое имущество и др.

Параграф 15 "Роспуск объединения" девятистраничного устава "Культурного сообщества" гласит: "После ликвидации оставшееся имущество и средства объединения передаются в ГФБ — "Общество для поддержки воспитательных центров".

Адрес ГФБ в 6-м районе Вены идентичен адресу молодежного клуба "Дельфин", принадлежащего "Опус деи": улица Миттельгассе, дом 17

Да, само "Дело божье" как будто бы ничего не имеет, а "культурные сообщества" имеют в Австрии, да и не только в ней, очень многое.

Драйштеттен в земле Нижняя Австрия, маленькая неприметная деревушка в 40 километрах от Вены. Между ней и отрогами Восточных Альп в живописной ложбине расположилось современное здание комплекса "Международный центр конгрессов и образования Хоэ Ванд". "Опус деи" проводит в этом здании воспитательную работу, в первую очередь среди молодежи.

Аналогичные комплексы, принадлежащие опусдеистам, разбросаны по всему миру: например, "Лисмуллин конференс сентер" в Ирландии, "Мейкинг конференс сентер" на Филиппинах, "Арнольд-холл" в Бостоне, "Шелберн конференс сентер" в Чикаго.

Более 75 миллионов шиллингов было выделено в 1982 г. на ремонт и реставрацию комплекса "Опус деи" в Драйштеттене.

Те федеральные земли Австрии, где правит консервативно-христианская Австрийская народная партия, внесли свою лепту в поддержание комплекса "Дела божьего". И если 9 миллионов шиллингов, переданных в Драйшгеттен земельным правительством Нижней Австрии, еще можно объяснить географией, то, например, зальцбургские католики высказывали свое возмущение по поводу того, что глава правительства дважды переводил но 50 тысяч шиллингов на счет драйштеттенского комплекса, в то время как в земле Зальцбург много своих сооружений, нуждающихся в ремонте и реставрации.

"Центр Хоэ Ванд" отражает систему ордена: в руководящих органах сидят мужчины — нумерарии, супернумерарии и богатые друзья "Опус деи", поддерживающие орден материально. В основном это отпрыски аристократических семей с отличным образованием и толстыми кошельками.

И еще о некоторых австрийских учреждениях "Опус деи".

Ассунта Менсдорф и Камилла Хартиг руководят объединением "Студенческий и молодежный клуб Штубентор" на венской улице Беатриксгассе — это объединение девушек — членов "Дела божьего".

Объединение "Студенческий клуб Биркбрунн" владеет собственной виллой в самом фешенебельном районе Вены Деблинге — для бедных студентов там вряд ли найдется место. Однако, как отмечает журнал "Профиль", все эти объединения всегда в распоряжении Рикардо Эстариоля.

Не так давно в Инсбруке создан "Воспитательный и образовательный центр Зильграбен", руководит им Штефан Койа, сын известного зальцбургского юриста Фридриха Койа. А прокурор из Зальцбурга Карл Фюрлингер возглавляет в этом городе западный филиал австрийского "Опус деи" — "Культурный центр Ювавум". Ювавум — античное название Зальцбурга.

Бывшая руководительница женщин "Опус деи" Мария Аугустиа Морено говорила когда-то:

— Наша цель состоит также и в том, чтобы проникнуть на все университетские факультеты и кафедры, благодаря которым мы многое сможем сделать. "Опус деи" стремится и в государственные учреждения. Тогда мы окажемся в состоянии присваивать нашим людям без сдачи каких-либо экзаменов докторские степени, награждать орденами, обеспечивать их карьеру, что привлечет к нам новых представителей элиты.

***

В начале своего пути "Опус деи" насчитывал всего несколько десятков последователей Эскривы де Балагера. В 30-х гг. основатель ордена написал свои "Духовные размышления", содержащие 999 максим. Его книжка была издана под названием "Камино" ("Путь"), а затем распространена на 34 языках более чем в 3 миллионах экземпляров. В 1971 г. "Путь" был впервые издан в Мадриде и на русском языке. "Пути" предпосланы такие рекомендации:

"Прочти со вниманием эти советы. Поразмысли спокойно над этими рассуждениями.

Это вещи, которые я тебе говорю на ухо, в полном доверии друга, брата, отца. И эту доверительную беседу слышит Бог. Я не скажу тебе ничего нового. Я буду теребить твои воспоминания, чтобы в тебе возникла некая, ранящая твою совесть мысль: и так ты улучшил бы свою жизнь и пошел бы по путям молитвы и любви. И стал бы в конце концов рассудительной душой".

Правило № 16 отражает одну из главных особенностей члена "Опус деи": понимание своей принадлежности к элите, стремление стать руководителем, начальником.

— Разве ты можешь быть рядовым? — вопрошает Балагер. — Стадный ли ты человек? Ты же родился, чтобы стать вождем...

2 февраля 1942 г. папа Пий XII издал энциклику "Provida Mater Ecclesiae" ("Попечением матери церкви...), которой юридически признал мирские институты, то есть организации мирян, которые, хотя и соблюдали монашеские обеты, действовали "в миру" — одевались, как все остальные граждане, не носили рясу или сутану, не жили в монастырях или скитах. Журнал "Панорама" считает, что таким образом понтифик хотел укрепить позиции институтов, являвшихся оплотом католицизма в борьбе против распространения коммунистической идеологии. Организационная структура и идейные принципы "Дела божьего" были вполне приспособлены для реализации указанных целей.

Как отмечает журнал "Панорама", структура "Опус деи" сложная. Члены ордена делятся на три категории.

"Нумерарии": все они холосты, обладают высоким образовательным уровнем (по меньшей мере два года учебы на философском и четыре года на теологическом факультетах), живут в общежитии или "центре" "Опус деи", отчисляют в пользу организации весь свой заработок, получая в обмен деньги на карманные расходы. Это преподаватели, адвокаты, врачи, промышленники, банкиры, политические деятели, журналисты и священники.

"Аггрегати": все они холосты, живут в своих семьях, отчисляют в пользу "Опус деи" значительную часть своего заработка.

"Супернумерарии": они женаты, посещают обычные места молений, отчисляют в пользу ордена часть своего заработка (как правило, одну треть). Бывший нумерарий Клаус Штайгледер, вышедший из "Опус деи" в 1978 г., опубликовал книгу под названием "Опус деи": взгляд изнутри", в которой рассказал о методах, используемых для вербовки молодых людей в "Дело божье". Постоянный контроль над личной и общественной жизнью молодого человека со стороны "духовных руководителей", слепое и абсолютное подчинение вышестоящим, массовый религиозный фанатизм на собраниях, угрозы "божьего проклятия" в адрес тех, кто выступает против "Опус деи" или выражает намерение выйти из ордена.

В "Деле божьем" царит железная дисциплина. Постулат № 617 из "Пути":

"Повинуйтесь, как повинуется инструмент в руках артиста, который не останавливается над тем, чтобы размышлять, для чего он делает то или иное, в уверенности, что никогда не потребует от вас ничего, что бы не было хорошо и не служило к вящей славе Божьей".

Или № 620:

"Если в повиновении ты не обретаешь мира, ты исполнен гордыни".

Месса и причастие ежедневно, две получасовые молитвы в течение дня, помимо молитвы в полдень и вечером. И наконец, ежедневные специальные молитвы "рыцарей церкви", причем текст этих молитв, взятый из Священного писания, хранится в тайне — таков не полный перечень "святых бдений" опусдеистов, совершаемых ими в течение одного дня.

Для иллюстрации вновь прибегнем к "Пути". Максима № 82:

"Сначала молитва, затем покаяние, на третьем месте, именно на третьем месте — дела".

Или № 92:

"И в мыслях моих возгорится огонь". Именно для этого ты прибегаешь к молитве, чтобы обратиться в костер, в живой огонь, дающий тепло и свет. Потому, когда ты больше не можешь продвигаться вперед, когда ты чувствуешь, что угасаешь, если нет у тебя возможности бросить в огонь душистые поленья, брось в него хворост и листву кратких устных молитв, молитвенных возгласов, которые продолжали бы поддерживать костер, — и ты не потеряешь своего времени".

№ 113:

"Ты говорил Ему:

— Не верь мне, но я верю Тебе, Иисусе... Я отдаю себя в Твои руки и в них оставляю

то, что у меня есть, мои немощи! И мне кажется, что это хорошая молитва". Дисциплина в "Опус деи" предусматривает умерщвление плоти: самобичевание один раз в неделю (как правило, по субботам), ношение  вериг на бедрах (два часа в день).

— Выпьем до последней капли чашу страданий в этой убогой земной жизни,  — вещал Эскрива де Балагер. — Что могут значить десять, двадцать, пятьдесят лет страданий, если потом рай навеки?

— И важнее всего... — продолжал основа-гель ордена, — если мы страдаем, чтобы утешить Господа Бога нашего, чтобы угодить Ему духом исправления, в единении с Ним на Кресте, словом — если мы приемлем страдания Любви ради.

Монсиньор Эскрива провозглашал также:

— Если знаешь, что вот эти страдания — физические или нравственные — являются очищением и заслугой — благослови их.

Завет основателя ордена: "Молодые люди отдают все, что у них есть, и самих себя без остатка" — часто воспринимается опусдеистами буквально: подавляющее число членов "Опус деи" завербовано среди несовершеннолетних. Для них создана изощренная система "духовной помощи", в основе которой необычайно суровые правила: отдаление от родителей, постоянный взаимный контроль над поступками и даже мыслями, умерщвление плоти.

Журнал "Панорама" опубликовал рассказ итальянской девушки по имени Эва Сичильяно, которая поведала о своем восьмилетнем пребывании в ордене.

Когда Эве было 12 лет и она училась в школе, ее отвезли в культурно-религиозный центр "Япиджа клуб" (ныне он называется "Звезда Востока"), состоявший из нескольких комнат, молельни и постоянной часовни. Эву учили там играть на гитаре, домоводству и живописи на стекле. Одновременно ее приобщали к религиозным медитациям и беседам о богоматери и о жизни Эскривы де Балагера. Медитация (лат. "meditatio", от "meditor" — размышляю, раздумываю) психическая активность личности, целью которой является достижение состояния углубленной сосредоточенности. Почти каждую неделю Эва исповедовалась священнику — члену "Дела божьего".

— Вначале мне там не очень нравилось,  — рассказывает Эва. — Меня больше влекло море, плавание, гребля, но моя мать была поражена любезностью, приветливостью хозяев этого дома, всей этой очень приличной обстановкой...

Затем на пасху 13-летняя девочка две недели провела в международном общежитии в Кельне, в красивом особняке на улице Ашенерштрассе. Вместе с ней там было еще 15 итальянок, 30 испанок и представительницы десятка других стран под строгим присмотром нумерариев разного ранга, которые в Кельне знакомят новообращенных с "Нормами", продиктованными основателями ордена:

— Святость труда и образа жизни, ежедневное чтение текстов организации, усердные молитвы и искупления в определенное время дня и прежде всего полное послушание богу и духовным руководителям "Опус деи" в гораздо большей степени, чем всем остальным, включая родителей. Эскрива де Балагер учил также:

-Предположим, что член "Опус деи" открыл химический состав, с помощью которого можно сделать философский камень, и ему осталось лишь перелить каплю этого состава из одной пробирки в другую. Так вот, он должен оставить свою работу и забыть об этой капле, если его руководитель дал ему другое поручение.

В следующем году во время поездки в Рим на пасху произошел коренной поворот в жизни 14-летней Эвы. В это время отмечается большой ежегодный праздник кандидатов в члены "Опус деи": сотни юношей и девушек из всех стран мира размещаются в гостиницах, собираются на коллективные встречи с беседами, песнопениями. Встречаются также и с руководителями ордена, и с самим папой римским.

— Впечатление поразительное, — говорит Эва. — Непрерывным лейтмотивом всех этих бдений была идея, что жизнь нужно пожертвовать богу. Я решила это сделать, то есть стать нумерарией "Опус деи".

И вот, когда ей исполнилось 14с половиной лет, Эва направила письмо с просьбой принять ее в члены организации самому главе "Опус деи" Альваро дель Портильо. Этот акт называют "питар" (по-испански "свисток").

19 марта, в день святого Иосифа, Эва вместе с другими будущими нумерариями дала обет бедности, целомудрия и послушания. А через пять лет — обет верности, в знак чего выдается кольцо, которое члены организации носят на левой руке.

День Эвы был строго расписан на общие молитвы, молитвы за папу и руководителей ордена, мессы, причастия, повторение молитв с четками в руках, медитации, беседы с начальниками.

— Нумерарии должны умереть выжатыми как лимон, — говорит Эскрива де Балагер.

После приема в "Опус деи" Сичильяно познакомилась также с умерщвлением плоти.

— Однажды директриса показала мне вериги — металлическую цепь, одна из сторон которой была густо утыкана гвоздиками, с крючком, с помощью которого цепь закрепляют на бедре. Она объяснила мне, как она употребляется и зачем: чтобы укрепить характер и пострадать за господа.

Журнал "Панорама" пишет, что нумерарии обязаны носить эти вериги ежедневно по два часа, пока они работают, учатся или беседуют с другими членами ордена. Вериги больно врезаются в тело, особенно когда человек сидит, и оставляют на теле ранки. Еще большую боль причиняет веревочный хлыст, которым стегают себя по ягодицам до появления крови. Бичевание хлыстом, который называют здесь "дисциплиной", применяется в обязательном порядке раз в неделю, в "дежурный день", который директриса назначает для каждой нумерарии: это день "бдения и жертв". Помимо хлыста, есть и другие способы умерщвления плоти: "героическая минута", когда нужно мгновенно среди ночи встать с постели; сидеть, не опираясь на спинку стула; меньше есть того, что любишь, и больше того, что не любишь.

— Если ты не будешь умерщвлять свою плоть, ты никогда не станешь человеком молитвы, — учил Эскрива де Балагер.

Письма, получаемые и отправляемые опусдеистами, всегда сначала прочитывает начальство. На просмотр фильма, чтение газет и книг молодые "рыцари церкви" обязаны получить разрешение руководителей. Корреспондент "Нью-Йорк таймс" Генри Камм убедился, что в Наваррском университете руководством "Опус деи" строжайше запрещены произведения Маркса, Сартра, Кьеркегора, Шопенгауэра и других авторов.

Председатель группы Итальянской социалистической партии в палате депутатов Рино Формико первым из политических деятелей указал на опасность, которую таит в себе "Опус деи". Выступая в палате депутатов по вопросу о масонской ложе "П-2", он заявил, что закулисная власть "Дела божьего" вполне может ограничить, подавить и подорвать демократию в Италии. Журнал "Панорама" попросил Формико объяснить, что побудило его прийти к такому выводу:

— Вы действительно считаете, что "Опус деи" занял место масонской ложи "П-2"?

— Я считаю, что "Опус деи" уже давно пустил прочные корни в Италии как организация. Она распространялась и крепла одновременно с развитием страны, параллельно с заинтересованностью правящих классов в установлении новых связей. Существование ложи "П-2" лишь подтолкнуло нас, политических деятелей, вас, журналистов, и общественность в целом уделять больше внимания тайным обществам.

— "Опус деи" прозвали "святой мафией" или "клерикальным масонством". Что же он представляет собой, по-вашему?

— Пока еще рано давать четкую оценку этому явлению. Несомненно, что с мафией ее роднит секретность, но этого недостаточно для того, чтобы дать ей столь четкую и недвусмысленную характеристику. Что касается эпитета "святая", то таковой она является в силу ее принадлежности к церкви, хотя возникает вопрос, можно ли называть святым все то, что имеет отношение к церкви. Я лично сомневаюсь. Что же касается масонства, то я считаю, что "Опус деи" объединяет с ним секретность, связи, а также, я полагаю, обряды...

"Опус деи" широко распространен в Италии. Именно потому проблема ордена и вызывает такой интерес.

— Руководители ордена продолжают заявлять, что "Опус деи" всего лишь религиозная, духовная организация, наставляющая в христианской вере.

— Мне кажется, что это слишком ограничено. Впрочем, достаточно вспомнить о том, что происходит в Испании, где полемика по вопросу об "Опус деи" приобрела широкий размах и затронула область политического устройства... Если бы "Опус деи" была организацией, объединяющей лишь духовных лиц, то она интересовала бы нас только как один из обычаев. Но если такая организация объединяет в своих рядах не духовных лиц, а мирян, связывает их совершенно особыми узами, тогда возникает тот же вопрос, какой уже возник во времена ложи "П-2", а именно: конфликт между подчинением государству и верностью клятве, которая выходит за рамки законов государства. Когда "Опус деи" действует в сфере ознакомления граждан с религиозными идеалами, она, несомненно, не занимается секретной деятельностью, наносящей ущерб конституционным порядкам. Но когда она, как это происходит также в Италии, направляет деятельность руководителей государственного административного аппарата, а также авторитетных деятелей мира финансов и информации, устанавливая таким образом узы верности, выходящие за рамки тех уз, какие должны связывать гражданина с государством, то тем самым создается параллельная власть, которая затем может приобрести подрывной характер и привести к ограничению демократии...

Известный специалист по ватиканской политической кухне Сандро Маджистер подчеркивает, что любопытная "нить Ариадны" связывает между собой теневые общества "Опус деи". Возьмем, например, общество с ограниченной ответственностью "Нуова Колибри" — издательство, руководимое нумерариями, которое издает серию "Фольи", ежемесячные брошюры, распространяемые для идеологической и моральной подготовки "рыцарей церкви" и сочувствующих, а также журнал "Культура э либри".

Администрацию издательства "Нуова Колибри" курирует еще одно общество с ограниченной ответственностью — "Эдициони университарие кооператива джорналистика", сокращенно "Эдиун Коопераджон" со штаб-квартирой в Риме, всего в нескольких метрах от резиденции "Опус деи", в том же особняке, где размещается Институт по вопросам сотрудничества между университетами (ИСУ).

"Эдиун Коопераджон" по договоренности с издательством "Фрателли Паломби эдитори", директором которого является нумерарий "Опус деи", курирует публикацию журналов "Университас" и "Сипе фамилье", периодического издания ИСУ.

Главное издательство итальянского отделения "Опус деи", издающее книги Эскривы де Балагера и ежемесячный журнал "Студи каттоличи", называется Ассоциация научных исследований. Оно основано в Милане в 1957 г. и финансируется двумя "дружественными" обществами с ограниченной ответственностью:

"Гарфин" и ККК. ККК (Центральная кооперативная касса) была создана в 1980 г. в форме консорциума, в который входят остальные восемь кооперативов, тоже руководимые опусдеистами; четыре из них издательские.

"Эспрессо" сообщает любопытный факт. В колледжах "Опус деи" есть один знак, которым отмечены помещения, занимаемые нумерариями. Это маленький керамический ослик, красноречивый символ покорности, подчинения, послушания.

В самом деле, члены организации обязаны полностью и добровольно подчиняться "Опус деи". В статье 191-й Устава 1950 г. говорится:

"Никому и никогда не следует сообщать о своей принадлежности к "Опус деи", за исключением тех случаев, когда на то дано прямое разрешение". Поэтому нередки случаи, когда член "Опус деи" отрицает свою принадлежность к этой организации.

А нумерарии, которым поручено руководить учреждениями и обществами "Опус деи", обязаны подчиняться вышестоящим особенно ревностно. Эти высокопоставленные нумерарии называются "инскрипти" (то есть незарегистрированные). Некоторые из них — лица духовные: это необходимое условие для того, чтобы занять высший руководящий пост в организации.

Дело в том, что "Опус деи", в противоположность тому, что она любит провозглашать, — это чисто клерикальный институт.

Духовным лицом является прелат, который руководит ею пожизненно. Священниками должны быть три его главных заместителя — префект, который ведает духовным руководством, и прокуратор, который выполняет обязанности министра иностранных дел. Духовными лицами являются также его викарии в каждой стране и соответствующие генеральные секретари. Двум священникам, то есть двум мужчинам, должно подчиняться также в каждой стране женское отделение "Опус леи".

Таким образом, аппарат "Опус деи" имеет в лице духовных лиц, в том числе и в Италии, основное ядро своей руководящей группы: священное, выражающее волю бога и, следовательно, неоспоримое.

Помимо священников, сформировавшихся в рядах "Опус деи", на организацию работают также духовные лица из епархий, присоединившихся к ней позже. Будучи членами "Общества Святого Креста", они обязаны подчиняться духовному руководству священника — нумерария.

Сандро Маджистер отмечает:

— У "Опус деи" — неисчерпаемые ресурсы. Рухнули барьеры, которые ограждали ее тайные уставы, и, следовательно, рассеялось, как дым, ее "очарование" в глазах общества. Но она не прекращает тайную работу, стараясь вернуть себе позиции в том дворце, где пока еще очень сильна, — в Ватикане.

Свой главный подкоп "Опус деи" ведет под кодекс канонического права, то есть под основной закон римско-католической церкви. Дело в том, что этот кодекс, обнародованный в 1983 г., никак не удовлетворяет "Опус деи". Он причисляет "личные прелатуры", вроде "Опус деи, к очень скромной категории, не относящейся к иерархии в собственном смысле этого слова. И прежде всего, он не признает за прелатом, который является высшим руководителем "Опус деи", всей полноты власти над 70 тысячами членов этой организации, не имеющих духовного сана.

А руководители "Опус деи" уже много лет добиваются гораздо более далеко идущей цели: получить полноправный иерархический ранг, кардинальскую мантию для прелата, сан епископа для руководителей организации в наиболее важных странах, абсолютную власть над ее членами. И вот сейчас они убедились, что в этом направлении сделан важный шаг. Счастливым событием, по их мнению, стал новый декрет, который устанавливает права военного духовенства: отныне епископы с воинскими нашивками, хотя у них и нет епархии, обладают абсолютной духовной властью над кадровыми военнослужащими и рядовыми, а также над членами их семей и даже могут создавать свои семинарии. Цель "Опус деи" — добиться аналогичного положения, стать настоящей параллельной церковью.

— Ты видел, как действуют проклятые тайные общества? В их рядах формируются дьявольски хитрые люди, которые подстрекают массы и тащат их за собой в ад. Они несут на себе печать проклятия, — витийствовал Эскрива де Балагер в книге "Путь".

Парадокс этого высказывания состоит в том, отмечает журнал "Эспрессо", что с самого начала "Опус деи", созданному для того, чтобы установить контроль над интеллигенцией и крупной буржуазией, оттеснив антикатолические "лобби", так и не удалось опровергнуть сложившиеся о нем впечатления как о "белом масонстве", то есть именно как о "проклятом тайном обществе".

Как пишет "Эспрессо", согласно самым осторожным подсчетам, только итальянское "казначейство" "Опус деи" может твердо рассчитывать по меньшей мере на 50 млрд лир в год, что гораздо больше той суммы, которую папа собирает сейчас во всем мире с помощью кампании "обол святого Петра". Кроме того, есть еще наследства по завещаниям, пожертвования, всевозможные подаяния и т.п. Нумерарии обязаны завещать все свое настоящее и будущее имущество в пользу ордена и передать своим собратьям управление движимой и недвижимой собственностью.

Вокруг "Опус деи" существует огромное число "вспомогательных обществ", как их именуют в уставе ордена: учебно-академического типа для вербовки новых членов, финансового типа для управления состояниями, предоставленными в распоряжение организации ее членами. На вывесках этих обществ вы никогда не увидите название "Опус деи".

В Риме центром профессиональной подготовки при церковном приходе Сан-Джованни-Баттиста-аль-Коллатино ведает принадлежащая "Делу божьему" Ассоциация по вопросам воспитания, труда, образования и спорта (ЭЛИС). Комплекс ЭЛИС, открытый в 1965 г., — это перенесенная в Рим модель центра "Тахамар", уже испытанная орденом на окраине испанской столицы.

Из всех учреждений, созданных "Опус деи", это единственное, которое орден публично рекламирует как принадлежащие ему. Однако в свое время женевский богослов Ханс Урс фон Бальтазар в журнале "Эспри" отметил, что гласность, которую придают такого рода благотворительным учреждениям, — это своего рода алиби для подлинных целей "Дела божьего".

Этим целям, считает "Эспрессо", гораздо больше отвечает Фонд РУИ. Созданный в 1959 г., он управляет сейчас двумя десятками аристократических мужских и женских колледжей, руководимых нумерариями и священниками "Опус деи". Кроме того. Фонду РУИ подчинены центры "Каларосса" в Сицилии и "Кастелло ли Урио" близ Комо. Последний — это школа домоводства, где обучают женщин-нумерариев для "ведения хозяйства".

Если вы спросите, что такое "Опус деи", у тех, кто должны были бы в этом разбираться (высокопоставленные прелаты и аббаты с неспокойной совестью, видные деятели Ватикана и историки римско-католической церкви), вам в девяти случаях из десяти ответят встречным вопросом:

— А почему, собственно, вы интересуетесь "Опус деи"?

После чего тот, к кому вы обратились с вопросом, если он проявит готовность что-то сказать, попросит вас в десяти случаях из десяти не называть его фамилии. Просьба не называть фамилии вроде бы предвещает бог знает какие поразительные разоблачения. Но не питайте иллюзий. После множества предосторожностей и слов, взвешенных прямо-таки на аптекарских весах, вам расскажут то, от чего вы, конечно, не упадете со стула. В общем, как туман над Паданской низменностью, тайна "Опус деи" сохраняется.

С такого пассажа начал свою статью в миланском журнале "Эуропео" известный итальянский журналист Антонио д'0ррико, предпослав ей заголовок: "Опус деи" — разведывательная служба папы".

Если постучать в двери штаб-квартиры "Опус деи" в Риме, в информации там не откажут. Джузеппе Корильяно, своеобразный пресс-атташе этого католического ордена, всегда готов к ответу:

— У нас нет секретов. Мы действуем не в подполье. Мы — обычные христиане. Наши цели? Хорошо работать, быть добрыми отцами семейств. Мы хотим дать понять христианам, что значит быть христианами. Дать им духовное направление, сделать так, чтобы они осознали свое призвание.

Однако достаточно прочитать книгу Маурицио ди Джакомо "Опус деи", чтобы понять, что пресс-атташе ордена многого не договаривает. Упомянутая книга — это прямо-таки детектив. Вам может даже показаться, что вы заблудились, как в джунглях, среди встречающихся в ней имен, наименований компаний, рассеянных по всему белу свету.

— А как насчет слухов относительно влияния этой организации, ее огромных богатств? — вопрошает д'0ррико.

— Как насчет обвинений в белом масонстве или в святой мафии? Как насчет подозрительного тяготения этой организации, которая заявляет о своей приверженности христианской простоте, командным постам? Не говоря уже о больших и малых проявлениях нетерпимости ("священная война" против романа Б. Пастернака "Доктор Живаго")? И еще: фантастически жестокий характер епитимий. Например, сидеть в автомашине с плотно закрытыми стеклами под августовским солнцем, — продолжает любопытствовать "Эуропео".

— Я повторяю, — говорит Корильяно, — мы помогаем христианам осознать свое назначение. Впрочем, у "Опус деи" нет средств массовой информации, она не занимается политикой, у нее нет доктрины.

Так ли это? Ведь всего несколько лет назад дон Альваро дель Портильо, прелат "Опус деи", иными словами, высший руководитель организации, сообщил, какими силами она располагает. Члены ордена работают почти в 500 университетах и других высших учебных заведениях пяти континентов, более чем в 600 газетах и журналах, на 52 радио- и телевизионных станциях, в 38 информационных и рекламных агентствах, в 12 кинокомпаниях, занимающихся производством и демонстрацией фильмов. Итого 75 тысяч "агентов" 80 разных национальностей, 75 тысяч верующих, подчиняющихся непосредственно папе римскому с 1982 г. (то есть с тех пор, как "Опус деи", несмотря на возражения многих епископов, стала личной прелатурой понтифика, не подпадающей под юрисдикцию местных церковных руководителей).

— "Опус деи", — говорит один наблюдатель-мирянин, который просил "Эуропео" не называть его фамилии, — это организация, наиболее близкая к папе в историческом и структурном плане и полностью соответствующая представлению папы о католицизме. И это сохранится надолго.

Сей факт явственно отразила речь, которую Альваро дель Портильо произнес 3 октября 1988 г. в приходе святого Евгения в Риме по случаю 60-летия "Опус деи":

— Великая битва против теневой власти все еще продолжается. Непоколебимый оптимизм присущ всем последователям Христа. Комплекс победы должен на законном основании обеспечить нам роль главных и ответственных участников истории этого мира.

В связи с этими и другими высказываниями и сентенциями главы "Опус деи" итальянский журналист делает такой вывод:

— Может быть, у этих людей, у которых есть что-то от тамплиеров и что-то от жестокого инквизитора Торквемады, что-то от иезуитов и что-то от кармелитов, что-то от Джеймса Бонда и что-то от Мазоха, вскружилась голова? Может быть, они празднуют победу? Я в этом не уверен. Личная прелатура, которой они добились от Войтылы, это совсем не то, чего они желали. Они сделали шаг вперед. Но они хотят большего. Они еще не отказались от своего старого проекта — создать мировую епархию, параллельную церковь.

Итак, параллельная, но тем не менее католическая церковь.

"Опус деи" стремительными темпами набирает вес и влияние в католическом мире, оставив далеко позади все остальные ордены. А началось все 2 октября 1928 г., когда монсиньор Эскрива де Балагер в Испании объявил об образовании нового ордена под названием "Священническое общество Святого Креста", которое затем трансформировалось в "Дело божье". В начале 1941 г., когда в Испании уже установился режим Франко, епископ Мадрида возвел орден в ранг епархиальной ассоциации, придав ей первый церковный статус. Почти одновременно каудильо одарил основателя организации дворянским титулом и новым написанием его имени: отныне лидер "Опус деи" звался Хосе Мария Эскрива де Балагер и Альбас, маркиз де Перальта.

В 1943 г. новый орден впервые получил наконец признание римской курии, которая одобрила крайне правую деятельность "Опус деи" — по существу, организации мирян, лишь возглавляемой лицами с духовным саном.

По замыслу Эскривы де Балагера, его "рыцари церкви" призваны всячески проявлять твердость католической веры не в уходе от мирской жизни, а в повседневном апостолическом труде, угодном богу, выполняя функции политических деятелей, финансистов, экономистов, журналистов, инженеров, врачей и т.п.

16 июня 1950 г. понтифик подписал утверждение первого всемирного католического светского института под названием "Духовное общество Святого Распятия и "Опус деи". От этой даты и ведется фактический отсчет стремительного взлета нового альянса "рыцарей церкви". Именно 50-е гг. заложили основательную базу для последующего беспрецедентного влияния опусдеистов на события в Западной Европе и в первую очередь в Испании, где они имели своего почитателя в лице диктатора Франко. А в 1957 г., захватив ключевые позиции в экономике, политических сферах и средствах массовой информации страны, представители "Опус деи" получили портфели министров финансов и торговли в правительстве генералиссимуса. Более того, на рубеже 60-х гг. "рыцари церкви" занимали десять министерских постов из девятнадцати, то есть арифметическое большинство было уже на стороне "Дела божьего", которое после смерти Франко намеревалось здесь открыто взять власть в свои руки.

При Пие XII штаб-квартира "Опус деи" переносится из Мадрида в Рим, а "рыцари церкви" из этой организации допускаются в ближайшее окружение понтифика. Однако последующие папы — Иоанн XXIII и Павел VI — не слишком жаловали новый орден, отказывая ему в статусе личной прелатуры. Тем не менее римская курия не посмела пойти на открытый разрыв с "Делом божьим", сознавая его силу и влияние не только в клерикальных, но и в политических и финансовых кругах Запада. Сохранились свидетельства того, что Иоанн XXIII перевел на счет "Опус деи" более одного миллиарда лир, собранных с паствы по случаю 80-летия со дня рождения папы Пия XII. В 1975 г., в год смерти Эскривы де Балагера, в рядах опусдеистов находилось уже более 60 тысяч "рыцарей церкви" в 61 стране. Сам же основатель "Дела божьего" являлся ректором семинарии в Сарагосе, профессором философии и профессиональной этики в Школе журналистики в Мадриде, профессором римского права в обоих этих учебных заведениях. Наряду с этим монсиньор Эскрива занимал посты "придворного прелата его святейшества", консультанта священной конгрегации семинарий и университетов, консультанта Папской комиссии подлинного истолкования кодекса канонического права, великого канцлера Наваррского университета и члена Папской римской богословской академии.

С нынешним папой Иоанном Павлом II "Опус деи" поддерживает самые тесные и дружеские контакты. Впервые Король Войтыла еще в качестве архиепископа Кракова всенародно заявил о своих связях с опусдеистами, дав интервью одному из "рыцарей церкви" для журнала "Студи каттоличи". Затем будущий понтифик так часто выступал перед членами "Дела божьего" и был интервьюирован органами массовой информации, принадлежащими ордену, что все это было собрано в книгу "Сила веры", опубликованную опусдеистским издательством "Арес".

Известный австрийский журналист и издатель ежемесячного бюллетеня "Критишес кристентум" Адальберт Кримс, занимающийся католицизмом и Ватиканом, сравнительно недавно опубликовал книгу "Кароль Войтыла — папа и политический деятель", в которой отмечает, что "без поддержки "Опус деи" Кароль Войтыла не смог бы стать папой, а без поддержки понтифика Иоанна Павла II вряд ли бы "Опус деи" смог занять такое высокое место в центре католической власти".

Уже став папой, Войтыла не счел нужным делать секрета из своих симпатий к "Делу божьему". Выступая в августе 1979 г. перед студентами — членами "Опус деи" и преподавателями, разумеется, из того же альянса, папа подчеркнул:

— Ваш идеал — поистине великий идеал. Он с самого начала предвосхитил ту теологию мирского служения христианству, которая характеризовала римско-католическую церковь со времен собора.

Высшие иерархи "Опус деи" также не скрывают своего более чем позитивного отношения к нынешнему понтифику. Глава ордена Альваро дель Портильо-и-Диес де Сольяно приказал как-то выставить напоказ около резиденции "Дела божьего" на бульваре Бруно Буоцци в Риме фотографию, запечатлевшую его рядом с Иоанном Павлом II, чьей рукой начертано: "С глубокой любовью и апостольским благословением".

И вот в 1982 г. папа разослал так называемый "Меморандум", адресованный всем епископам, в котором Иоанн Павел II доводил до сведения, что он принял решение о предоставлении "Опус деи" статуса своей личной прелатуры.

Суть нового положения самого крупного современного католического ордена состояла в следующем. "Дело божье" выводилось из-под юрисдикции местных епископов, за ним признавалось право выдвигать лиц на рукоположение в духовный сан и готовить этих людей в собственных учебных заведениях, а руководитель "Опус деи" получал полную и неограниченную власть над членами ордена. По существу, сей когда-то мирской институт уравнивался с сугубо религиозными орденами, а глава опусдеистов — генеральный президент — фактически имел отныне полномочия епископа или генерала ордена на правах, скажем, руководителя иезуитов или гроссмейстера тевтонцев.

В 1982 г. по распоряжению главы Ватикана начался процесс беатификации де Балагера — начальный этап на пути объявления основателя "Опус деи" святым. Что ж, монсиньор Эскрива всегда чувствовал в себе "закваску святого". Откроем его "Путь" на каноне э 56:

"О некоторых людях говорят, что у них закваска святого. Но независимо от того, что святые не были сделаны из закваски, иметь закваску еще недостаточно. Необходимы большое повиновение Духовному Руководителю (то бишь самому Эскриве. — Б. П.) и большая готовность к восприятию благодати. Ибо, если не дать благодати Божьей и совету Духовного Руководителя сделать свое дело, то никогда не появится законченное изваяние, образ Христа, в который облекается святой человек..."

На протяжении всей истории "Опус деи" предпринимал отчаянные попытки сохранить в непроницаемой тайне не только состав, структуру организации, но и саму деятельность "рыцарей церкви". Однако не так давно итальянский священник Джанкарло Рокка, по крупицам и вопреки всяческим препонам собиравший материал об ордене, опубликовал книгу под названием "История "Опус деи". Документы и комментарии, которая вызвала скандал в католическом стане. Само же "Дело божье" долгое время хранило гробовое молчание. Викарий итальянской ветви ордена Марио Лантини так объяснил тактику опусдеистов:

"Лучше не отвечать, чтобы не вызвать публичную полемику, и избегать, пока это будет возможно, — а я думаю, что это удастся, — всего, что может дать различным средствам информации, враждебным христианской вере и папе, повод для обострения разногласий в рядах католической церкви".

В книге священника из Милана представлено 53 архивных документа 1934-1983 гг., содержание которых служит ярким доказательством того, насколько далеки от истины утверждения руководителей "Опус деи" о том, что "белое масонство" не стремится к власти, равно как и заявления иерархов ордена о том, что члены "Дела божьего" не помышляют о занятии ключевых постов в государственных, финансово-промышленных кругах и в области "масс-медиа". В книге приведены также свидетельства, что Альваро дель Портильо еще в 1947 г. потребовал от римской курии разрешения держать в секрете "недвижимое имущество организации, ее деятельность и данные о ее членах", что было одобрено Ватиканом.

В секретном уставе "Опус деи" под э 189 значится: "Для того чтобы институт мог легче достигать своих целей, желательно, чтобы он как таковой существовал тайно".

По сведениям итальянского журнала "Панорама", внешне свободные "рыцари церкви" на деле "обязаны, вступая в члены организации, давать клятву, что будут советоваться со своим духовным наставником по всем достаточно серьезным вопросам, касающимся выполнения ими непрофессиональных обязанностей или других проблем, хотя они и не дают обета послушания конкретно в этой области".

Механизм влияния "Дела божьего", по существу, приводится в действие согласно уставу, принятому в 1950 г. Хотя у ордена нет какой-либо особой формы коллективной деятельности, как у духовно-рыцарских орденов, он функционирует через "рыцарей церкви", "занимающих государственные посты, или через законно созданные ассоциации... культурные или экономические", так называемые "вспомогательные общества", подчиненные "власти руководящих деятелей института". Недаром еще в 1963 г. создатель "Опус деи" в журнале "Кроника" писал о целях ордена добиться влияния практически во всех областях человеческой жизни: "У нас развито здоровое честолюбие освятить и христианизировать все человеческие институты, науку, культуру, цивилизацию, политику, искусство, социальные отношения".

А как же выступает всемогущий орден вовне? Что говорит по этому поводу его генеральный президент Альваро дель Портильо? В одном из своих первых интервью, данных влиятельной итальянской газете "Корьере делла сера" в конце 1985 г., прелат заявил:

— Да, действительно, мы обладаем большой властью, но в том смысле, который кое-кого, пожалуй, разочарует. Сами по себе мы ничто, но за нами, ибо мы хотим быть живой ветвью церкви, стоит искупительная сила Христа, стоит заступничество нашего основателя; он с небес следит за деятельностью, на которую господь подвигнул его 2 октября 1928 г. (дата основания ордена.Б. П.). Благодаря этой власти мы и осуществляем цель, стоящую перед прелатурой "Опус деи".

Далее состоялся такой диалог между итальянскими журналистами и руководителем личной прелатуры папы римского.

— Кое-кто утверждает, что деятельность "Опус деи" не отличается особой гласностью, ибо ваша организация не сообщает о своем уставе и потому неизвестно, кто ее члены? Как вы ответите на эти вопросы?

— Устав, который предписал нам святой престол, лежит на столе у епископов всех епархий, где мы работаем. Адреса наших центров, фамилии директоров и священников можно найти в различных справочных изданиях. Более того, члены "Опус деи" посвящают свою жизнь распространению идеала святости труда, которого они сами стремятся достигнуть. Считаете ли вы сами возможным совместить подобный апостольский порыв с секретностью?..

— За срок немногим более 50 лет "Опус деи" распространился повсюду. Каким образом финансируется работа организации?

— Когда мне говорят об "организации", мне кажется, что я слышу голос нашего основателя, говорившего: "Мы — неорганизованная организация". Но вернусь к вашему вопросу: каждый член прелатуры содержит себя и свою семью собственным трудом. Для апостольской деятельности, доктринальная и воспитательная ответственность за которую лежит на прелатуре, используются средства и орудия, предоставленные в ее распоряжение членами "Опус деи", нашими сотрудниками и друзьями, в том числе и некатоликами, за которыми остаются право собственности на эти средства и право распоряжаться ими...

В бытность свою в Федеративной Республике Германии автору этих строк довелось присутствовать на пресс-конференции, устроенной архиепископом Кельна, кардиналом Йозефом Хеффнером. Как нам представляется, ответы кардинала более или менее приближаются к объективной оценке деятельности "Дела божьего" и проливают свет на некоторые теневые стороны этого католического ордена.

— Господин кардинал, с некоторых пор в ФРГ активизировались нападки на "Опус деи". А как вы относитесь к этому ордену?

— "Опус деи" является созданной папой личной прелатурой. Действующий на всех континентах орден насчитывает в настоящее время (август 1984 г.— Б. П.) более 70 тысяч "рыцарей церкви", среди них примерно 1200 священников. Удивительно быстро растет число посвящаемых в духовный сан. В прошлом году, например, 69 членов "Опус деи" стали священниками. Сейчас 394 семинариста готовятся к рукоположению. Почти все священники имели в миру какую-либо профессию: врачи, инженеры, учителя и т. п.

Я часто посещал различные заведения и угодья, принадлежащие "Опус деи": профессиональные школы, образцовые сельскохозяйственные комплексы, учреждения по воспитанию взрослых и так далее, и всегда получал отрадное впечатление.

Я лично хорошо знал основателя ордена монсиньора Эскриву де Балагера, вел с ним основательные и длительные беседы, ценя в нем прежде всего его наполненные апостольским усердием качества священника. Особенно большое влияние оказала на меня та цель, которую он поставил перед "Опус деи": христианин должен сохранять и крепить свою веру в повседневной жизни — в браке и семье, на работе и при выполнении профессионального долга, дома и в обществе. Таким образом привносится в общественную жизнь присутствие Божие.

— Часто "Опус деи" обвиняют в том, что он отрывает детей от родителей и подвергает первых психологическому террору.

— В прошедшие столетия такое же обвинение выдвигали против иезуитов. Тем не менее, как вы знаете, "Общество Иисуса" давало блестящее образование и прекрасное воспитание...

— Однако против "Опус деи" выступают родители, чьи дети были отторгнуты от семьи орденом.

— Речь идет не обо всех абсолютно родителях, а лишь о некоторых. Имеется целый ряд примеров, когда родители, сыновья или дочери которых входят в "Опус деи", весьма довольны этим фактом.

— "Опус деи" упрекают также в том, что орден заставляет своих членов полностью покоряться воле Господа; такое положение, однако, не совпадает с тенденцией к эмансипации современной молодежи.

— Мы неправильно бы понимали милосердную любовь Господа, если бы исключили из его образа серьезность его святой воли. Послание божье не сентиментально, но и не бессильно. Иисус предостерегает нас бояться того, кто может отдать душу и плоть дьяволу. Прощение грехов предвосхищает возвращение в новую жизнь. "Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже",— сказал Христос исцеленному у купальни Вифезда (Ин., 5: 14). Вифезда (еврейский) — Дом милосердия. Сегодня мы уже встречаем забытые истины веры и заветы Господа. "Опус деи" действует в пользу церкви, провозглашая эти истины веры и заветы Христа. Иисус сказал: "Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей" (Лк., 12: 52-53). "Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое" (Мф., 24: 9). Не так давно в Риме я встретил кардинала, который уже много лет занимается "Опус деи", и спросил его, почему этот орден вызывает так много противоречивых оценок. Кардинал ответил: "Единственно из-за плохой совести критиков".

— Не делал ли "Опус деи" ошибок?

— Этого никто не отрицает. Церковь — это церковь грешников. И члены "Опус деи" грешники. Я не отрицаю также, что в новых движениях есть слишком ретивые адепты, совершающие глупости.

— Занимаются ли "рыцари церкви" укрощением плоти?

— Что касается укрощения плоти, то "Опус деи" следует многовековым традициям нашей церкви. Этому учил еще в орденских правилах святой Бенедикт, отец Европы. Однако эти упражнения не имеют ничего общего с мазохизмом. В основе лежит отношение человека к своему телу. Бог создал нас состоящими из плоти. Тело — это не тюрьма, не могила, не слуга души, а также не просто инструмент или одежда души — это одушевленная оболочка, верный друг и товарищ души. Это образованная духом форма человека, образ, в котором он существует в этом мире. Все мы телесны, и тело обладает общечеловеческим характером.

Мы, христиане, знаем и еще более глубокие тайны тела. Благодаря очеловечиванию сына божьего наша плоть священна. "Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы?.. Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии" (1 Кор., 6: 15, 20).

Однако в христианское понятие человеческого тела входит не только молодая, прекрасная и здоровая плоть, но и обезображенная пороками и грехами, болезнями. Для многих людей тело не только живой храм души, но и образ божества. Такое понятие ведет не к освобождению, а к унижению человека, к пренебрежению человеческим достоинством.

Ныне многие оскверняют и уничтожают свое тело алкоголем и наркотиками. Разве трудно понять, что упражнения по укрощению плоти напоминают о двуединости тела? Аскеза, так называются в "Опус деи" упражнения по укрощению плоти, олицетворяется в самоуничтожении, в тяжелой работе, в самопреодолении, в самоубиении... Сами же упражнения, имеющие место до сих пор в монастырях, относятся к интимной сфере покаяния.

— Правда ли, что "Опус деи" пытается привязать к себе детей и юношество с ранних лет?

— Устав "Опус деи" предписывает, что молодой человек может стать предварительным членом ордена только по достижении восемнадцатилетнего возраста. Окончательно же "рыцарем церкви" он становится в 23 года. Стоит напомнить, что по существующему в ФРГ закону девушки могут выходить замуж в 16 лет, а 14-летние юноши или девушки без получения согласия родителей имеют право отказаться от посещения занятий по закону божьему.

— Что вы можете сказать о культивируемом в "Опус деи" беспрекословном повиновении?

— Приписать "Опус деи" требование слепого послушания — это самая обычная клевета. Члены ордена должны повиноваться только Евангелию. Этим повиновением они выражают свое отношение к Господу, а также к тому, о чем писал в своем Послании к филиппийцам святой апостол Павел: "Смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной" (Флп., 2: 8). Такому послушанию чужд пафос, а необходимо только сознание.

Беспрекословное же послушание, известное как "повиновение трупа", относится не к "Опус деи", а к ордену, основанному святым Игнатием (то естьк иезуитам.- Б. П.): имеется в виду готовность "рыцаря церкви" во всем повиноваться своим начальникам. Сравнение с "мертвым телом" (sierpo muerto)

— это настоящий анахронизм. Статуты "Опус деи" четко определяют, что члены ордена в своих политических и социальных деяниях полностью свободны (безусловно, "в рамках католической веры и морали").

— Чем, господин кардинал, можно объяснить тот факт, что общественное мнение так резко выступает против "Опус деи"?

— То, чем занимаются за последнее время определенные "масс медиа", меня пугает. Неужели они хотят отравить сердца людей созданием образа врага в лице "Опус деи"? Многие люди высказывали мне свое возмущение односторонним представлением "Дела божьего" на западногерманском радио и телевидении. Лейтмотив этих высказываний — "несбалансированная подача", "негативная односторонность", "стиль бульварной прессы", "диффамирующие сообщения", "тенденциозность" и т. п.

- Поднялись новые волны протеста против "Опус деи", когда вы, господин кардинал, отдали один кельнский приход в ведение опусдеистов.

— Папа Иоанн Павел второй передал "Опус деи" один приход в Риме. Кардинал Франц Кениг поручил священникам из "Опус деи" возглавлять один из венских приходов. Два молодых пастора — один с законченным юридическим образованием, другой — с педагогическим — заявили о своей готовности принять кельнский приход. Чем же мы должны руководствоваться при принятии решения о приходе — травлей прессы или примером понтифика и кардинала Кенига? Можем ли мы отвергать предложения службы со стороны "Опус деи" или же распространить на них в кельнском архиепископстве "закон о запрете на профессии"?

— Но другой кардинал, вестминстерский архиепископ Базил Хьюм, высказал критику в адрес "Опус деи".

— Кардинал Хьюм высказал некоторые рекомендации, которые уже выполнены: членом "Опус деи" может стать только совершеннолетний. Каждый член ордена имеет право исповедования у любого священника по своему выбору, а не обязательно у опусдеиста. Центры "Дела божьего" известны, равно как и те, кто ими руководит. Между прочим, кардинал Хьюм заметил: "Эти рекомендации нельзя рассматривать как критику целостности членов "Опус деи" или их рвения при выполнении апостольских задач".

Мы достаточно полно привели высказывания одного из высших иерархов католической церкви и сторонника "Опус деи", с тем чтобы читатель не обвинил нас в необъективности. x x x

Швейцарский теолог Ханс фон Урс Бальтазар, ныне покойный, долгое время занимавшийся исследованием деятельности Опус деи", пришел к выводу, что новый католический орден скорее похож на масонскую ложу. Он писал: "В ордене речь идет о таком образе мышления и действий, который будто бы существовал уже в течение тысячелетия в отношениях между духовной и светской властью. Следствие этого проявляется в "Опус деи" в попытках постоянного сближения между церковным интегризмом и политическим роялизмом". Переводя эту фразу на нормальный язык, отметим, что внутри католической церкви интегризм означает, что божественные откровения важнее системы истинных или научных положений, отсюда форма стоит над содержанием и по большому счету власть — над крестом.

Известный международный теологический журнал "Консилиум", касаясь ордена "новых крестоносцев", отмечал: "Кажется почти невероятным, что бывают такие фанатичные и на редкость отчужденные люди. Однако, если углубиться в чтение главного произведения монсиньора Эскривы "Путь", можно понять, что корни фанатизма и отчуждения и зарыты в этой книжке... Вверх косности и упрямства... Правда и доброта для опусдеистов пустой звук. Главное же то, что приказывает начальство. "Путь" не оставляет ни малейшей возможности для оригинального духа и не признает права на самостоятельное мышление и критику".

Весьма значительное влияние "рыцари церкви" оказывают на политику, экономику, валютно-финансовую систему и средства массовой информации многих западных государств. Иезуитский журнал "Шуазир" дает такую характеристику новому ордену: "Они могущественны... Имеют министров в правительствах, создали экономическую империю. Им принадлежат газеты и радиостанции. Их методы настолько таинственны и эффективны, что представляют несомненную угрозу".

Для достижения своих целей "Опус деи" действует весьма конспиративно и поддерживает соответствующие контакты с ложами и политическими картелями. Женевский профессор Жан Циглер по этому поводу писал: "Ложа "П-2", "Опус деи" и "Круг Виоле" — все это составные части правоэкстремистского движения, которое хочет спасти мир от коммунизма. "Опус деи" — чрезвычайно опасное объединение..."

Кстати, о "Круге Виоле" и о его связях с "Делом божьим". Впервые контакты между этими двумя, казалось бы, весьма далекими друг от друга организациями стали достоянием гласности в 1983 г., когда разразился скандал вокруг "самолета-нефтеразведчика", или, как его назвали французы, "самолета-вынюхи-вателя". В нескольких словах дело это, которое могло бы послужить сюжетом для детективной истории, выглядело следующим образом.

В 1976 г. французская нефтяная компания ЭЛФ от "профессора ядерной физики" Альдо Бонассоли и его шефа графа Алена де Вильгаса получила данные о проекте установки, которая, по их расчетам, могла с борта самолета обнаруживать залежи нефти, других полезных ископаемых и запасы пресной воды. К тому же при помощи того же аппарата можно было якобы устанавливать и места дислокации и маршруты перемещения субмарин. Как писала "Интернэшнл геральд трибюн", "ядерные подводные лодки утрачивают свою неуязвимость, и Запад получает превосходство над Востоком".

Через три с небольшим года, однако, стало ясно, что подброшенные компании ЭЛФ данные на поверку оказались фикцией, а Альдо Бонасолли — обыкновенным шарлатаном. Тем не менее эти годы унесли не только много воды в Сене и Луаре, но и 500 млн франков, выброшенных на реализацию блефового проекта. Как выяснилось, эта сумма была израсходована с благословения тогдашнего президента Франции Валери Жискар д'Эстена, который через своего отца Эдмонда Жискар д'Эстена, бывшего в 60-е гг. президентом "Банка для французских интересов", установил непосредственные контакты с "Опус деи" — одним из основных вкладчиков банка.

Тут возникает еще одно небезызвестное имя — лидер партии "Национальный центр независимых крестьян" Антуан Пине. Валери Жискар д'Эстен состоял в свое время членом этого формирования правых сил, хотя позднее и вышел из него. И все же голлист Жискар д'Эстен сохранил тесные связи с Пине, одним из ведущих деятелей "Опус деи", а через него и с другими "рыцарями церкви" франкистскими министрами Санчес-Белья Улатрес и Фрага Ирибарне, имевшими отношение и к "самолету-вынюхивателю". Все указанные лица входили и в "клуб яростных антикоммунистов", как французская газета "Монд" окрестила Европейскую академию политических наук. А "Юманите диманш" недвусмысленно подчеркнула, что эта "академия" служит мостиком между неофашистским движением и правыми силами: "В ее состав входят отставные греческие генералы, бывшие министры Франко, итальянские демохристиане, неонацисты, бывшие члены террористической организации ОАС, ведущие деятели партии Объединение в поддержку республики, монархисты, бросившиеся в крестовый поход против коммунизма".

Членом академии был и высокопоставленный юрист Жан Виоле, который, по свидетельству западногерманского журнала "Шпигель", работал на ЦРУ, СДЕСЕ (французская спецслужба), британскую разведывательную службу Си-Ай-Си и швейцарскую секретную службу НД, а также ежемесячно получал 6 тысяч марок от БНД (федеральная разведывательная служба ФРГ). "Своим влиянием,- читаем в парижском еженедельнике "Канар аншене",- Виоле в значительной степени обязан связям с Ватиканом". Да и сам юрист неоднократно подтверждал, что с изобретением "самолета-вынюхивателя" бельгийцем Вильгасом он познакомился через католические организации. Саму авантюру с "чудо-самолетом" благословил не кто иной, как кардинал Бенелли, в свое время чуть было не ставший папой вместо краковского кардинала. А финансировал операцию также близкий к "Опус деи" денежный воротила Карло Пезенти, получавший займы и от ватиканского банка ИОР, и от "Банко Амброзиано", известного связью с масонской ложей "П-2".

Опусдеист Антуан Пине руководил ранее довольно таинственной, но могущественной организацией под названием "Круг", передав затем бразды правления своему другу Виоле, именем которого ныне и называется сия ложа.

О характере деятельности "Круга Виоле" свидетельствует, например, приведенная в журнале "Шпигель" записка начальника баварской секретной полиции Ханса Лангемана. 1 декабря 1979 г. организация устроила совещание в вашингтонском отеле "Мэдисон", в работе которого участвовали один из министров правительства ФРГ, оставшийся инкогнито, бывший министр авиации Англии Эмери, бывший директор ЦРУ Колби, итальянский министр финансов Пандольфи и генерал из ЮАР Фрэзер. 5 и 6 января 1980 г., а затем в июне того же года "Круг Виоле" провел новые

встречи с участием руководителей спецслужб Великобритании, США, Швейцарии и сотрудников тогдашнего (ныне покойного) председателя западногерманского Христианско-социального союза Ф.-Й. Штрауса. На этих заседаниях обсуждались, в частности, такие вопросы, как оказание помощи Штраусу в его борьбе против социал-демократов, отношения канцлера ФРГ Шмидта с восточноевропейскими странами, поддержка Рейгану в его соперничестве с Картером на президентских выборах в США, сооружение коротковолновой радиостанции в Саудовской Аравии "для передач на СССР, но без открытого американского влияния, как это имеет место на станции "Голос Америки".

"Юманите диманш" добавляет, что в состав членов "Круга Виоле" входит и южноафриканский генерал, который настоял на включении вопроса о том, "как оказать влияние в консервативном и европейском (?) направлении на ситуацию в Южной Родезии (ныне Зимбабве.- Б. П.) и ЮАР".

Западногерманская газета "Франкфуртер рундшау" приоткрыла завесу над еще одним участником "Круга Виоле": это Силва Муньос, бывший министр, член испанского христиано-демократического союза, представитель правоэкстремистского крыла. Неудивительно, что сей деятель является и активным опусдеистом.

Стоит ли доказывать, что "Опус деи" поддерживает тесные связи с "Кругом Виоле" и другими организациями правого толка. Например, с миланским "Конгресом культурных свобод", среди учредителей которого были ложа "П-2" и Центральное разведывательное управление, а среди самых активных спонсоров — бывший директор ЦРУ Уильям Колби.

Интенсивные контакты поддерживает "Опус деи" и с другими правыми и клерикальными организациями, например с группировкой "Единение и освобождение" или Христианской ассоциацией итальянских трудящихся (ХАИТ) — организации, насчитывающей 500 тысяч членов, имеющей 5600 кружков по всей Италии и за границей, 1500 строительных и потребительских кооперативов, которые производят продукцию на 1000 миллиардов лир в год. Попав под влияние "Опус деи", ХАИТ резко поправел.

Наибольшими симпатиями среди клерикальных организаций у "Дела божьего" пользуется "Единение и освобождение". Лидер более чем ста тысяч членов этой группировки Роберто Формигони имеет обыкновение напоминать, что он может мобилизовать под свои знамена миллион человек, которые вместе с "Опус деи" готовы вести борьбу за "восстановление в мире монастырских порядков" и за религиозный опыт как общий стиль жизни. Близкий к "Делу божьему" член национального совета "Народного движения" (мирской организации, примыкающей к "Единению и освобождению") Леле Тискар отмечает:

— Конечно, мы затрагиваем власть епископов, ставим под вопрос их человеческие возможности. Нужно быть в какой-то мере пророками, для того чтобы оценить то, что часто возникает совершенно непредвиденно.

"Эуропео" пишет далее, что достаточно намека шепотом, чтобы послать в наступление отряд умелых бойцов.

— Эти движения — просто благословение для церкви. Они стараются восстановить примат духовного, религиозного, евангельского и с помощью этого включиться в общественную жизнь,— ответил Иоанн Павел второй корреспонденту журнала "Сабато" Ренато Фарина.

Пожалуй, самое характерное для "Дела божьего", — это стремление подспудно, из-за кулис оказывать влияние на ход событий политического, экономического и иного характера.

— Не желай быть подобным позолоченному флюгеру на высоком здании,поучал "рыцарей церкви" Эскрива де Балагер. — Как бы он ни блестел и как бы высоко ни находился, он не имеет значения для прочности строения. Дай бог, чтобы ты был как тесаный камень, скрытый в фундаменте под землей, где тебя никто не видит, но благодаря тебе не развалится дом. И добавлял:

— Блистать, как звезда... жажда высоты и огня, возжженного на небесах? Лучше гореть, как факел, в укрытии, зажигая своим огнем все, к чему ты ни прикоснешься.

А "прикасается" "Опус деи", как видим, ко многому.

Б.А. Печников. Рыцари церкви. Кто они?


© Портал-Credo.Ru, 2002-2017. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]