Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
29-03-2012 01:55
 
МОНИТОРИНГ СМИ: Нисхождение протоиерея Всеволода во ад. Отец Всеволод Чаплин изъявил желание поговорить с грешницами, если его к ним допустит церковное начальство

Протоиерей Всеволод Чаплин изъявил желание поговорить с грешницами, если его к ним допустит церковное начальство. Но он сам, между прочим, и есть церковное начальство, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества. Кому, как не ему, разбираться в проблемах, встающих между Церковью и обществом.

Христос санкций на переговоры у первосвященника не спрашивал, когда к нему привели женщину, застигнутую в прелюбодеянии. Обратился к ней напрямую. К совести ее не взывал, проклятию не предавал, клятвы не требовал, условий никаких не ставил, мол, если больше не будешь... прощу. А сказал всего три слова: иди и впредь не греши. Как и в других случаях исцелений: "Иди и больше не греши". Никто Ему обещаний не давал. Обещания вообще не в практике христианского делания. "Да-да, нет-нет", вот как должен отвечать христианин, а все обещания — от лукавого.

Встреча с Иисусом подействовала на женщину спасительно. Её не побили камнями, как того требовал закон. Она смутилась, глубоко переживая происходящее, вдруг осознав, Кто говорит с нею… О таких, осознавших, Христос сказал, что они первыми войдут в Царство Божие, то есть бывшие блудницы достойны святости — такие, как та самая оставшаяся в живых женщина.

В этой встрече важны и обличители. Они, законоучители по праву, хотели не только наказать блудницу, но и скомпрометировать Христа. Ревностные блюстители нравственности, они, однако, не потеряли остатков своей совести. Когда Иисус сказал: "…кто из вас без греха, первый брось на неё камень" (Ин.8.7), они вдруг из обличителей превратились в обличаемых своей совестью, и… отступились, оставили в покое несчастную.

Но это мгновенное просветление и у судей, и у грешницы могло случиться благодаря непосредственной Встрече с Богом. ВСТРЕЧА переворачивала жизни многих беспутных людей, и даже преступников. История святости изобилует примерами подобного рода. Начать с апостола Павла, прежде носившего имя Савл и предававшего смерти христиан.

И Мария Египетская, бывшая блудница, и святой мученик Варвар Луканский, бывший разбойник, и наш святой Владимир... Его ведь в народе величали окаянным. Великий князь, обладатель вместительного гарема, сгубивший немало невинных душ. Но – переродился. И жил, старался жить по заповедям Божиим. А в двадцатом веке - Антоний Сурожский, Мать Мария (Кузьмина-Караваева), которые не были в начале своей жизни христианскими подвижниками.

Путь к Встрече с Богом, к осознанию своего греховного прошлого может быть очень не близким. Перерождение человека – трудно постигаемый и глубоко интимный процесс. Ускорять его со стороны — насилие, сравнимое с ревностью "святой инквизиции". Она тоже смягчала казнь, а иногда и отменяла совсем, если так называемые грешники покаются.

Давить на совесть в духовном конфликте – опасно. Особенно в нашей стране, где большинство населения не слышит голоса учительской Церкви. В стране победившего атеизма, каковой Россия все еще остается, вера весьма и весьма смутное понятие. У большинства населения к подателю веры Христу нет ни малейшего сердечного позыва. Двадцать лет относительной духовной свободы - это мизерный срок, всего лишь возраст одного переходного поколения, усвоившего свободомыслие на уровне Pussy Riot. Какого же покаяния можно от них требовать!

Отец протоирей с комсомольским рвением "готов хоть каждый день ходить в СИЗО к участницам Pussy Riot". Речь его больше похожа на указания секретаря райкома, чем на советы доброго пастыря. Готов, "если они (провинившиеся. – А.З.) найдут в себе силы измениться, признать свою неправоту и больше никогда не совершать ничего подобного".

Душеспасительная беседа такого языка не приемлет. Тем более, что поначалу священник требовал для них безжалостного наказания. Когда выступал в телепередаче у Ксении Собчак, обличительный пафос его достиг крещендо, он обвинил панк-группу и всех, кто ее поддерживает, в экстремизме.

Низовая массовая культура, некоторые ее формы, распространенные в молодежных кругах, наверное, грешат против установленных общественных правил. Запретительным способом здесь действовать бесполезно! Союз православных хоругвеносцев, устроив аутодафе книгам Сорокина, Радзинского, только повысил их тиражи, вызвал к ним ещё больший интерес. А ведь у Церкви есть, что противопоставить массовой культуре, если согласиться с мнением великого этнографа Джеймса Фрэзера, что вся культура вышла из храма.

Неудавшаяся арт-инсталляция в Храме Христа Спасителя невольно продемонстрировала и это. Очень было бы кстати поговорить с девушками о театрализации православной литургии, о зрелищном аспекте массового богослужения. Об эстетической стороне таинства. Много серьёзных и актуальных вопросов можно обсудить, воспользовавшись их эпатажным выпадом.

Я согласился бы с другим служителем Церкви – протодиаконом Андреем Кураевым, предложившим миролюбивый способ разрешения конфликта. Что наверняка подействовало бы благотворно на их возможное подлинное обращение к Богу. Покаяние – это перемена сердца, состояние, которое во многих случаях достигается опытом целой жизни.

И не надо искать подстрекателей, вдохновителей, спонсоров этой группы. Это уже совсем другой, дознавательный, ход следственной операции, касающийся компетенции не священника, а следователя. Чаплин, как впрочем, и Кураев, полагает причину болезненного явления в тлетворном влиянии неких совратителей. А это уже искажение диагноза, болезнь загоняется еще глубже.

Даже если протоиерей Чаплин спустится в ад следственного изолятора, выполнит свое обещание, будучи допущен к заблудшим овцам, как следует их пропесочит, усовестит и даже выжмет покаянную слезу, я не уверен, что можно будет назвать его миссию успешной.

Александр Зорин,
"ОБЕЩАНИЯ.RU", 26 марта 2012 г


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]