Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
23-01-2012 11:38
 
МОНИТОРИНГ СМИ: Из истории православия в Осетии: десять ошибок архиепископа Зосимы. Что заставило осетинских верующих выйти к своему архиерею с ультимативными требованиями

 Около двух месяцев назад, в Осетии разразился церковно-общественный скандал, связанный с переводом в Дагестан наместника Аланского Свято-Успенского Мужского монастыря архимандрита Антония (Данилова). Священнослужителя, который заслужил репутацию основателя и строителя монастырей и, пользуясь, действительно, всенародным уважением и любовью, стал наставником и духовным лидером для монашествующих и мирян двух Осетий – Северной и Южной, просто "выкинули" из республики.

"Внезапным" распоряжением епископа Зосимы, прибывшего в Осетию незадолго до указанных событий, архимандрит Антоний не только лишался должности наместника отстроенного им Аланского Свято-Успенского мужского монастыря, но и должен был покинуть Осетию в течение 24 часов.
Встав на защиту своего духовного отца, верующие начали со смиренных просьб, опустившись толпой на колени перед епископом. Натолкнувшись на непонимание и даже агрессию, решились на беспрецедентный шаг – акцию протеста. Тогда, за считанные часы, под письмом в защиту архимандрита были собраны сотни подписей, за первые сутки – несколько тысяч. Несколько недель событие было главной темой электронных и печатных СМИ.

Сегодня, потеряв актуальность для новостной журналистики, церковный раздор, однако, не потерял своей актуальности в целом. Притом, что конфликт при непосредственном участии Московской Патриархии, светских властей, огромного количества верующих, казалось бы, удалось разрешить, на самом деле он просто перешел в латентную форму, а если быть более точным, был в эту форму переведен. На пике событий, верующих, стоящих перед Собором Георгия Победоносца упрекали в неподчинении и даже недостойном поведении. Доходило до оскорблений – реальных - так архиепископ Зосима (Остапенко) позволил себе эмоциональную реплику в адрес стоящих на коленях людей – назвав их "охлосом" (с др.греческого - "чернь") и "бандитами", и виртуальных, - в интернете поток грязи из уст близких к владыке священников в адрес их единоверцев, заставлял недоумевать и злорадствовать представителей иных конфессий.  Стоит ли говорить о том, как это навредило репутации Православной Церкви и подорвало ее авторитет? По сути же, общество, которое в последнее время все чаще уличают в разобщенности, безынициативности и пассивности показало себя на удивление консолидированным, активным и сознательным, имеющим четкую, простую и логичную позицию и адекватное понимание того к каким необратимым последствия могут привести недальновидные церковно-политические решения.

Вместе с тем у сторонних наблюдателей, далеких от сути происходящих событий, до сих пор осталось легкое недоумение и вопросы. До сих пор многим не понятно, что именно могло подвигнуть православных, живущих по канонам Православной Церкви и чтущим Заповеди, нарушить, в казалось бы штатной ситуации, закон беспрекословного подчинения иерарху, оставить "смирение и послушание", и выйти к своему архиерею с жесткими, ультимативными требованиями. Что же стало причиной такого поведения? Многие высказывают догадку, что, скорее всего, "нечто, из ряда вон выходящее". И они не далеки от истины.

Дело в том, что внезапный и не обоснованный перевод архимандрита Антония (Данилова), и его несправедливая отставка с должности наместника Аланского Свято-Успенского мужского монастыря стала последней каплей в череде абсурдных, непопулярных, а иногда и противозаконных, действий Епископа Зосимы и его ближайшего окружения. Истинная причина всенародного возмущения –  вопиющая бездуховность, провинциальное невежество, карикатурная маргинальность, а также открытое пренебрежение народом, его интересами, традициями и убеждениями  – которые открыто и систематически позволяет себе окружение Владыки. Ниже мы рассмотрим поступки совершенные этой группой священнослужителей за недолгое время существования новой Епархии. Тот стремительный темп, в котором они совершаются "сегодня", уже "завтра" может привести Осетию – единственную Православную республику на Северном Кавказе - к общественному и церковному расколу, а как следствие, к нестабильности региона.

1. Недоступность архиерея. С момента своего назначения на новую должность архиепископ стал абсолютно недоступен. Ни священники, ни монашествующие, ни простые прихожане, ни высокопоставленные чиновники  не могли никаким чудом попасть на аудиенцию к архиерею. Его первые приёмные дни начались только через шесть месяцев после вступления в должность. И тогда сразу стало ясно, что надежда на то, что мнение клира и мира по наиболее острым и болезненным вопросам будет приниматься хотя бы во внимание, осталась тщетной. Кого казнить, а кого миловать архиепископ келейно уже решил сам. Хотя при первой встрече с паствой  Владыка заявлял, что все вопросы будут решаться открыто и сообща. Однако, плотный кордон из трех секретарей, а также "своего круга" не лучший способ достичь даже видимости единства и соборности в принятии решений.

2. Пренебрежение к народу. Не добавили популярности епископу и заявления откровенно шовинистического толка. Это у апостолов во Христе не было ни скифов, ни эллинов, ни иудеев. У Владыки не все так однозначно. Так при встрече с паломниками из Грозного он, сообщил, что "приехал на Кавказ защищать интересы русских". А после богослужения в осетинском селении Бирагъзанг, обращаясь к прихожанам – местным жителям, пастырь заметил "вы  для меня как русские", чем вызвал справедливое недоумение собравшихся. Впервые переступив порог православной гимназии во Владикавказе, епископ Зосима поспешил выяснить: "Сколько здесь учится русских детей?"  История вокруг гимназии вообще лежит за рамками разумного понимания. Здесь, Епископ, не только  с самого начала занял позицию, идущую вразрез с духовно-просветительскими задачами, возложенными на него церковью, но и позволил себе практически неадекватное поведение и риторику.

3. Православная гимназия была построена на целевые пожертвования бизнесменов Осетии, предпринимателей, а так же на средства, выделенные Владикавказской мэрией специально под это учебное заведение. Новые епархиальные власти, неожиданно, приняли решение о передаче здания под епархиальное управление, не учли при этом  ни мнения сотрудников гимназии, ни родителей, ни ктиторов. В защиту учебного заведения, ставшего символом возрождения духовного образования в республике, начались митинги, но, к сожалению, они не были подробно освещены в СМИ и не получили должной поддержки. Происходящее казалось ошибкой, недоразумением… Ведь ситуация по меньшей мере абсурдна - православный архиерей выгоняет детей из здания построенного специально под православную гимназию. Изумленные, разгневанные родители требовали встречи с  Владыкой. Встреча состоялась, по словам ее участников, епископ пребывал в гневном настроении и заметил, что "треснувший колокол не звонит", пообещал что "простит, но запомнит" и так далее… В итоге "курятник", как назвал епископ школу, отстояли, однако священноначалие перекрыло финансирование. Так один из настоятелей городского храма вначале прислал деньги директору, а на второй день потребовал обратно, по-видимому, получив чёткие указания Гимназию более не поддерживать. Финансовая блокада продолжается и по сей день. Школа существует вопреки обстоятельствам. К примеру, члены епархиального управления, получив грант для гимназии, заставили директора – Марину Баллаеву, подписаться в получении гранта, а деньги забрали на нужды епархии. Официальная версия, распространяемая епархиальными чиновниками в СМИ относительно того, что гимназию сохраняют, является ложью. Гимназию уже лишили двух из четырёх этажей, а ближайшее окружение епископа открыто говорит о том,  что на следующий год гимназии не будет.

4. Конфликт с властью. В результате вышеперечисленных действий и непопулярных мер, поведение епископа вызвало недоумение и у светских властей республики. Что не удивительно, т.к. пренебрежительное отношение к народу Осетии сквозило во всех его словах, поступках и решениях. При этом Главе республики поступило письмо из секретариата Владыки с требованием предоставления ему полицейского сопровождения с "мигалкой". В укор же властям Осетии ставилось то обстоятельство, что в Ингушетии Владыке строят резиденцию, в то время, как власти Северной Осетии не желают заняться строительством епархиального управления. Естественно, противопоставление руководителей республик, находящихся в состоянии хрупкого мира после тяжелейшего межнационального конфликта,  стало свидетельством отсутствия у церковного деятеля элементарных представлений о непростой политической и межнациональной ситуации в регионе, а также отсутствия столь необходимых в его деятельности дипломатических качеств и элементарного такта. Отдельную роль здесь сыграло окружение епископа Зосимы, которое, используя вновь прибывшего владыку в личных интересах, а в определенных ситуациях и как орудие мести, убедило его в том, что единственный политик, заслуживающий внимания епископа - Глава республики, все остальные - не его уровень. Сделано это было с одной единственной целью – вновь прибывшего архиерея оградили от возможных контактов с определенными влиятельными чиновниками, дабы сохранить "их для себя". Т.е. окружение архиерея решало за его спиной свои собственные проблемы, используя связи с истеблишментом, и намеренно лишая епископа информационной и моральной поддержки элиты. В результате, лишенный контактов с властью, которая могла бы на соответствующем уровне, объяснить владыке специфику общества и региона, в котором ему предстояло работать, епископ оказался в информационном вакууме. Роковая роль окружения епископа на этом не закончилась, действия этой группы людей достойны особого внимания и мы к ним вернемся.

5. Конфликт со старейшинами в Куртатинском ущелье. Не иначе как громким провалом пасторской и  миссионерской деятельности епископа Зосимы в Осетии стал недопустимый конфликт с представителями Куртатинского ущелья в селении Дзивгис. Запланированное богослужение в древнем храме Святого Георгия  "Дзивгъисы Уастырджи"  не было согласовано с представителями местного сообщества, которые традиционно  ухаживают за этим высокогорным памятником истории и архитектуры не одно столетие, из поколения, в поколение, передавая право беречь эту национальную святыню. Да, безусловно, это православный Храм десятого века, но, увы, не церковная заслуга в том, что он сохранён и отреставрирован. Так почему не проявить дипломатию и свойственную служителям церкви гибкость, мягкость, и не спросить согласия на совершение Богослужения в этом древнейшем Храме? В ответ же на откровенно агрессивные риторику  (так, по словам свидетелей, благочинный Василий Шауэрман заявлял, что "они в любом случае туда войдут, даже если придётся привлечь полицию"), и действия священников, люди объявили о своём твёрдом намерении не пустить верующих во главе с Архиереем Зосимой в Храм. Хотя его предшественника, Архиепископа Феофана знали, уважали и с удовольствием открывали перед ним двери "Дзивгисы Уастырджи". В результате, богослужение отменили, традиционное общество настроили против себя, а из лояльной части народа сделали непримиримых врагов.

6. Духовное училище, созданное при Владыке Феофане, сегодня преподносится  как миссионерское достижение Архиепископа Зосимы. Училище создавалось  специально для подготовки национальных кадров. Однако, неожиданно, среди дисциплин, которые проходят студенты, не нашлось места осетинскому языку. Когда студенты поинтересовались, чем это объясняется, им ответили, что в расписании, для осетинского языка нет места в сетке часов. Изучение последней наводит на мысль, что новообученным священникам надо будет проповедовать на немецком, английском или итальянском (!!!) языках. На последнем епархиальном собрании проректор духовного училища заявил о том, что благодаря поддержке католических благотворителей деятельность училища налаживается. Такая близость и преданность архиерея идеям католицизма не просто настораживает, а вызывает вполне определенные подозрения. После визита нашего Владыки Зосимы к Папе Римскому, многим пастырям в прямом смысле пришлось не один день объяснять прихожанам, что их архипастырь не экуминист, поскольку визит был подробно освящён в газете "Православная Осетия", где на первой странице была большая фотография кланяющегося Папе архиепископа Зосимы. Чуть ранее, в той же газете епископ Зосима был представлен с католическим епископом на встрече во Владикавказе! Вполне закономерно звучали вопросы верующих адресованных своим духовникам в те дни: "Кому служит архиепископ Зосима, продвигая интересы католиков и уничтожая крепости православных?".

7. При новом епископе произошла ликвидация группы по переводам богослужебных текстов на осетинский язык. Комиссия по переводам церковных текстов на осетинский язык во главе с иереем Романом Плиевым, состояла из числа лучших в республике знатоков языка: редактора журнала "Мах дуг" Ахсара Кодзати, переводчика Библии, поэтессы и филолога Елизаветы Кочиевой, историка и культуролога Кромвеля Биазарти.  Комиссия, в уже традиционной для епископа форме была расформирована в одночасье, без видимых причин и каких либо объяснений со стороны епархии. Новую комиссию возглавил некто диакон Димитрий Асратян, не владеющий осетинским языком и проживающий в Москве. Кто кроме него входит в состав группы, неизвестно. Так же остается неясным, чем эта группа занимается – за весь год группа Асратяна не сделала ни одного мало-мальски стоящего перевода какого-нибудь богослужебного текста.

8. Кадровая политика. Здесь стоит подробно рассмотреть окружение епископа Зосимы, которое играет непосредственную роль, практически во всех непопулярных, антинародных и, по сути, антицерковных решениях владыки. Так в республику был возвращен, награжден наперсным крестом и назначен на должность благочинного Ардонского и Алагирского районов Иеромонах Гай (Битиев), удаленный в 2002 году из Аланского Свято-Успенского мужского монастыря за аморальное и непристойное поведение решением епархиального совета. Был венчан и восстановлен в сане иерея иеромонах - расстрига Иоанн (Дзускаев), покинувший в том же 2002году аланский монастырь, не справившись с тяготами монашеского подвига. Был рукоположен в диаконы, а затем и иереи ресторанный певец Соссий Кисиев, дважды исключенный из духовной семинарии. Место рукоположения последнего в храме Фиагдонского монастыря было, по всей видимости, выбрано намерено, с надеждой спровоцировать братию, которая десять лет назад с позором выгнала Соссия из монастыря, за недостойное, недопустимое для насельника поведение. За последнее время,  рукоположено немалое число людей, неизвестных и весьма сомнительных. Создается впечатление, что архиерей рукополагает не по духовным критериям, а с целью набрать себе "команду", благодарных ему, одаренных его архиерейской милостью. Так на должность настоятеля главного кафедрального Собора республики назначен юный отец Иоанн, привезённый Зосимой из Калмыкии и по совместительству являющийся мужем ближайшей родственницы архиепископа. С первых дней архиерей окружил себя советниками, которые принимают важнейшие для православия Осетии решения не имея ни малейшего представления ни об истории этого края, ни о его народе. Это – отец Василий Шауэрман благочинный владикавказского округа, уничтожитель мощей Святого Георгия, о чём речь пойдёт отдельно, и которого Владыка Феофан хотел уволить, и  только перевод не позволил ему это осуществить. Петр Павлов, бывший член молодёжного парламента, уволенный по требованию Владыки Феофана из благочиния за то, что использует Церковь для своей политической карьеры. Несостоявшийся общественный деятель Михаил Мамиев, решающий за спиной епископа проблемы связанные исключительно с удовлетворением личных амбиций. Однокурсник и друг Михаила Мамиева, изгнанный из Аланского монастыря десять лет назад за интриги и клевету и возвращённый усилиями его почитателя отца Василия Шауэрмана – иеромонах Гай (Битиев), одержимый идеей мести в отношении архимандрита Антония (Данилова) и всей братии Аланского Свято-Успренского мужского монастыря в целом. Мечтой которого, как известно большинству православных в Осетии, было и остается должность настоятеля этого монастыря. На должности в епархиальное управление принимаются невоцерковлённые люди, или же те, кем движут исключительно меркантильные, корыстные, зачастую откровенно антидуховные цели. Допущенные к административному ресурсу эти люди действуют не только вопреки совести и морали, но и в нарушение церковных постулатов – уничтожая своими действиями авторитет и репутацию Православной Церкви.

9. Обложение налогами приходов и монастырей и цены на требы. Как правило, строящиеся храмы освобождаются от налогов. В Осетии же, сразу после образования новой Епархии, все, без исключения церкви и монастыри были обложены 30% налогом на прибыль, и 20% налогом на купленный товар. Владикавказская епархия новая и проблем у неё много. Совершенно справедливо, что все должны по мере своих сил и возможностей участвовать в её становлении. И всё же как правило, строящиеся храмы освобождаются от налогов, а несущие груз социальной деятельности налог имеют дифференцированный.  В нашем же случае никак не была учтена не специфика, ни труднодоступность, удалённость приходов, не их образовательная, благотворительная деятельность. Невозможно и неоправданно высокие цены установлены на требы в миссионерской епархии, где по определению такие таинства как крещение и отпевание должны совершаться на пожертвования.  Есть основания опасаться, что с нового года они станут ещё выше, ведь нужно содержать весь неоправданно раздутый штат епархиального управления и архиерейской свиты, которая передвигается по стране исключительно бизнесклассом. Для примера, стоимость перелёта в один конец из Владикавказа до Москвы для архиерея и, как правило, четверых его сопровождающих лиц, обходится епархиальной казне не менее чем в семьдесят тысяч рублей. А летают они часто. Остаётся только догадываться, сколько стоила поездка архиепископа Зосимы с окружением в Ватикан для православных Осетии.

10. Отдельная, вопиющая тема –  судьба мощей Святого Великомученика Георгия Победоносца, которые были переданы в дар Осетии Святейшим Патриархом Александрийским Феодором II для поддержки нашего народа на пути возрождения Православия, в знак уважения к народу, пронесшему сквозь века почитание мучений Святого Георгия Победоносца. Где сейчас находятся мощи? Кто и зачем тайно от всех вскрыл раку? По чей прихоти "раздербаненная" святыня оседает в руках случайных людей? И какова цена мощей на "черном рынке"? Это вопросы – на которые в ближайшее время предстоит ответить лично епископу и его ближайшему окружению. В частности, по словам прихожан Кафедрального собора в честь Георгия Победоносца во Владикавказе, речь идет  о благочинном -  отце Василии Шауэрмане, который, якобы, по личной инициативе вскрыл серебряную раку и разделил святыню.

Мы ставили себе задачу, рассмотреть ситуацию с неповиновением верующих, не в свете единственного, получившего резонанс события – а в целом, в ее развитии, с момента создания Владикавказско-Махачкалинской епархии, и до сегодняшнего дня.

Совершенно очевидно, что группа лиц, захватившая церковную власть в Осетии, сегодня пытается с одной стороны, решить при помощи церковного института личные проблемы: совершить месть, обогатиться, удовлетворить собственные амбиции, сделать карьеру и т.п., с другой  речь идет о реализации программы дискредитации православной церкви на Северном Кавказе. Не случайно местом "главного действия" участники "программы по дехристианизации" выбрали именно Осетию – южный форпост Православия в России. В данном случае понятие "случайности" происходящего, вообще должно быть исключено. Планомерно, поступательно ведется работа по разрушению духовности, уничтожению центров этой духовности – монастырей. Параллельно, в высказываниях и действиях отдельных священников, сквозит прямое пренебрежение, граничащее с шовинизмом - к осетинскому национальному компоненту – языку, менталитету и духовным интересам верующих и всех жителей республики.

Очевидно, что беспрецедентная дестабилизация религиозной ситуации в Северной Осетии повлечет за собой серьезные последствия. С одной стороны, скомпрометировавшая себя неблагонадежными, непопулярными в народе священнослужителями, церковь может потерять значительное число паствы. С другой,  разочаровавшиеся верующие, вполне могут заговорить о расколе. Благо другая крайность – тема воссоздания Аланской митрополии Константинипольского Патриархата, существовавшей как минимум до 15 века,  весьма популярна в осетинских радикальных националистических кругах, уже посматривающих в сторону Запада. Предотвратить подобное развитие ситуации, может лишь вдумчивая кадровая политика РПЦ на Северном Кавказе, и в Осетии в частности. Политика, где "попов" оскорбляющих чувства народа путем высмеивания национального героического эпоса наказывают "запретом", где епископов, "воюющих с детьми" лишают епархии, где расхитителей Святых Мощей ждёт церковный суд, а клеветников и интриганов лишают сана за порочащее церковь поведение. Политика, при которой простые верующие это горячо любимая паства, дети Божьи, цель, ради которой и была создана сама Церковь, а не досадный, мешающий иерархам в их "высоком духовном деланье" охлос.

Владимир Соловьев

"ROSUKRINFORM", 20 января 2012 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]