Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
20-10-2008 18:18
 
РЕПОРТАЖ: От засилья "простецов" к высокому богословию. В подмосковном поселке Черная Грязь прошла конференция "Кризисные явления в современном российском протестантизме и способы их преодоления"

Научно-практическая конференция "Кризисные явления в современном российском протестантизме и способы их преодоления" состоялась 16 октября 2008 года в Духовной Академии Содружества евангельских христиан России (СЕХР), расположенной в подмосковном поселке "Черня грязь", ставшим известным с легкой руки Александра Радищева.

Цель этого мероприятия, заявленная его организаторами, – выработка конкретных рекомендаций для деноминационных лидеров по нормализации самого служения протестантов в условиях отечественных общественно-политических, религиозных и культурных реалий. К сожалению, ни одного из лидеров протестантских деноминаций или их представителей на конференции не было. Так что "конкретные рекомендации", вероятнее всего, таковыми и останутся и маловероятно, что достигнут адресатов. Хотя, может быть, кто-то из них сподобится прочесть их в сборнике докладов, который организаторы конференции предполагают выпустить, или на сайте "Портал-Credo.Ru", если эти доклады, возможно, будут опубликованы.

Тем не менее, вопросы, поднятые на конференции, сами по себе были интересными. В работе конференции приняли участие: заместитель координатора СЕХР по внешним связям, науке и образованию, к. ист. н пастор Владимир Васильевич Солодовников (модератор конференции), ректор Духовной Академии СЕХР пастор Даниэль Чо, директор Казанского филиала Института религии и права, к. ист. н. пастор Анатолий Кириллович Погасий, кантор Казанского прихода Св. Андрея Первозванного Евангелическо-Лютеранской Церкви Ингрии на территории России Ольга Николаевна Погасий, вице-президент Российского Библейского Общества пастор Церкви евангельских христиан Сергей Николаевич Попов (Рязань), профессор Духовной Академии СЕХР, д. филос. н. пастор Сергей Дмитриевич Мезенцев, член Синода Евангелическо-Лютеранской Церкви Ингрии на территории России Вяйно Петрович Райккерус, член общины Объединенной Методистской Церкви г. Смоленска, юрист Светлана Михайловна Второва, член харизматической церкви г. Улан-Удэ, Республика Бурятия бизнесмен Александр Кимович Тайбинов, член церкви СЕХР г. Череповец Вологодской обл. Гоча Валерьянович Бацуков, христианский публицист Владимир Наумович Ойвин, преподаватели и сотрудники Духовной Академии СЕХР.

В. Солодовников подробно, перечислив многочисленные их заслуги, представил участников конференции, после чего всех приветствовал ректор Академии СЕХР пастор Даниэль Чо, приехавший из Южной Кореи в Россию в 1992 году как христианский протестантский миссионер и организовавший эту Академию. Д. Чо рассказал, что Бог открыл ему, что нынешнее поколение – особенное, на котором завершится мировая евангелизация. Он отметил, что такое публичное исследование кризисной ситуации в российском протестантизме происходит впервые и надеется, что в ходе работы конференции Бог откроет пути ее разрешения. Д. Чо выразил надежду, что конференция станет точкой отсчета в новом пробуждении и возрождении протестантизма в России.

С первым докладом "Маргинализационные тенденции в современном российском протестантизме и перспектива их преодоления" выступил модератор конференции В. Солодовников. Главный пафос его доклада заключался в том, что в современном российском протестантизме, особенно в таких его направлениях, как баптизм и пятидесятничество, явно наблюдается засилье так называемых "простецов" и в нем явно не хватает интеллигенции. "Коммунистам удалось создать феномен – пусть и гонимого – но исключительно рабоче-крестьянского протестантизма, в котором интеллигенция до сих пор составляет тончайшую "прослойку". Этот протестантизм слаб уже хотя бы потому, что он социально несбалансирован". Далее В. Солодовников сетует: "Хорошо известно то, что современный российский протестантизм – по сути – не имеет собственного богословия. Разумеется, это – нонсенс, но фактом остается очевидное пренебрежение им. Протестантские деноминации либо используют западные теологические наработки, в лучшем случае наскоро адаптированные к российским реалиям, либо демагогически декларируют, что им оно не нужно, в принципе, так как они сориентированы исключительно на практическое служение, ведомы Святым Духом и собственным видением сложившейся ситуации". С этим высказыванием трудно не согласиться, но уместно заметить что качественное современное богословие отсутствует и у российских православных, и у отечественных католиков.

Прав В.Солодовников в том, что "Россия остается, в основном, глухой к протестантской миссии. Она устала от идеологической трескотни за 70 с лишним лет советской власти! Она видит в протестантских миссионерах до боли знакомый образ пропагандистов и агитаторов, пользующихся, на сей раз, христианской фразеологией. Мы не должны уподобляться выпускникам университетов марксизма-ленинизма, равно как и офеням сетевого маркетинга".

В качестве доказательства правильности своего понимания сложившейся ситуации В. Солодовников применяет яростные нападки на руководство Российского союза евангельских христиан баптистов вообще и на его председателя Юрия Кирилловича Сипко в частности. Эти нападки выглядят тем более не слишком красивыми, что сам В. Солодовников много лет был членом баптистской Церкви в рамках РС ЕХБ и покинул ее со скандалом.

Рекомендации В. Солодовникова для преодоления кризисных явлений в современном российском протестантизме, следующие:

1. Признать общий кризис протестантизма в России и выработать соответственно систему мер по ликвидации оного, мобилизовав при этом все возможные отечественные деноминационные ресурсы.

2. Добиться социальной сбалансированности протестантских деноминаций в России, преобразовав их из "рабоче-крестьянских" в полисоциальные, навсегда устранив доставшуюся от советских времен "диктатуру пролетариата" в их руководстве.

3. Создать отечественное протестантское богословие на основе идей Великой Реформации и лучших достижений русской духовной мысли на протяжении тысячелетней христианской истории страны.

4. Сбалансировать высокое Библейское богословие с повседневной церковно-душепопечительской и миссионерской практикой.

5. Противостоять необузданному идеологизированному пиетизму, равно как и разнузданно-либеральным тенденциям в церковном учении и бытии.

6. Селективно относиться к партнерству с западными единоверцами, руководствуясь Евангельским принципом "Все испытывайте, хорошего держитесь" (1 Фес. 5:21).

7. Поощрять внутреннюю культуру верующих – интеллигентность.

На конференции был зачитан доклад Надежды Кондратенко из Смоленска "Когда в товарищах согласья нет…", произведший несколько странное впечатление. Его начало серьезных возражений не вызывает. Кризис протестантского движения в Смоленске она отчасти справедливо усматривает в проявляется в том, что "лидеры протестантских деноминаций не стремятся контактировать или сотрудничать с другими христианскими церквами, включая РПЦ. Они не настроены на открытый и уважительный диалог". Отчасти потому, что совершенно очевидно, что на такой диалог не настроена сама РПЦ МП, тем более, что Смоленск – вотчина председателя ОВЦС МП митрополита Кирилла (Гундяева), весьма недружелюбно настроенного по отношению к протестантизму. Но потом в докладе появляются пассажи, достойные пера "сектоборца" Дворкина и иже с ним: деструктивные культы, тоталитарные секты и т.д.. Причем в одну кучу мешаются борьба с иеговистами, мормонами, мунитами, безобидным "Хеллоуином", действительно небезопасными сатанистами и т.д. В качестве рецепта г-жа Кондратович предлагает такой рецепт: "Деструктивные секты – это угроза обществу и его безопасности. Одним из условий профилактики влияния деструктивных культов является ознакомление населения с основами традиционных религий". Посмею напомнить автору подобных рекомендаций, что с точки зрения РПЦ МП традиционным христианством для России является только православие. Со скрипом священноначалие готово признать относительно традиционным для России лютеранство, да и то в местах компактного проживания этнических групп, ориентированных на него. Все остальные протестанты: баптисты, евангелисты, пятидесятники, адвентисты, харизматы чохом записываются в нетрадиционные, а еще пуще, в тоталитарно-деструктивные секты или вредоносные культы. А уж о "латинской" ереси и говорить не приходится. Так что, если следовать рекомендациям Надежды Кондратенко, – все на освоение "Основ православной культуры" или, на худой конец, "Духовно-нравственной культур" в агрессивной версии РПЦ МП.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Казанского института Восточной экономико-юридической гуманитарной академии, директор Казанского филиала Института религии и права, пастор казанского прихода св. Апостола Андрея Евангелическо-лютеранской Церкви Ингрии на территории России Анатолий Кириллович Погасий озаглавил свое выступлении "Либерально-гуманистические тенденции в современном русском протестантизме". В начале он заявил, что подписывается под каждым словом выступления В. Солодовникова, потому что постоянно сталкивается с теми же проблемами. По его мнению, церковь должна быть не только духовным, но, по возможности, еще и культурным центром того места, где она находится. А. Погасий признал, что зарубежные миссионеры в начале процесса возрождения религии в России в 90-х годах принесли многое и научили многому, чего мы не могли знать в виду многолетнего засилья неверия. Но в то же время тогда протестантизм насаждался без учета особенностей российского менталитета и российской культуры.

Докладчик согласился, что кризис в российском протестантизме имеет место быть. Русский протестантизм оказался на границах культур и приобрел несколько маргинальный характер. А. Погасий согласен, что современный протестантизм ориентирован и держится на "простецах". Случаются даже грустные эпизоды. В Казани епископ пятидесятников отстранил от служения пастора, за то, что тот поступил учиться на юрфак, поведал докладчик. Как сказал Погасий, "пропагандируется в церквях, что мы просты как голуби, но то, что мы должны быть мудры как змеи, упоминается не очень". Докладчик задался вопросом: существует ли специфический русский протестантизм? Он признал, что в России протестантизм впитал элементы народной культуры, но не в тех масштабах, что российское православие. Протестантизм, по мнению Погасия, спасает опора только на Писание и отвержения Предания. Таковым он считает признание писаний Отцов Церкви, равными Библии. А. Погасий сожалел, что и православная, и католическая Церкви примерно с XVI века свернули свою евангелизационную деятельность.

Энергично доцент Погасий обрушился на либерально-гуманистическую концепцию, в которой человек есть мера всех вещей. По его мнению, принятие ее привело к кризису не только российского, но и мирового протестантизма. Докладчик также выступил против психоанализа, уравняв его с психологией в целом, обругал термин "медитация" и порекомендовал протестантам со всеми проблемами обращаться к своим пасторам. Г-н Погасий высказался за самостоятельное изучение Библии каждым верующим и против надежды на толкование ее батюшкой. Конечно, могут быть и ошибки, считает пастор, но это меньшее зло, чем бездумное следование за авторитетом. Так же казанский пастор резко высказался против женского священства, выстроив следующую цепочку развития ситуации: женское священство – признание гомосексуализма – венчание геев – их рукоположение. Какова внутренняя причинно-следственная связь между этими этапами, из доклада осталась неясным.

Пастор Церкви евангельских христиан из Рязани, вице-президент Российского библейского общества Сергей Николаевич Попов свой доклад "Кризис протестантизма – следствие устаревшей парадигмы" начал с констатации кризиса в христианской Церкви вообще, а не только в нашей стране. "У нас просто своя его разновидность". По его мнению, кризис очевиден на всех уровнях: богословском, практическом, личном и т.д.. Далее он процитировал, как он его охарактеризовал, "неоортодоксального" богослова Карла Барта: "История спасения существует не наряду с историей и не внутри ее – это непрерывный кризис всякой человеческой истории". С. Попов утверждал: "С точки зрения богословского языка причина кризиса в том, что наш язык, а значит и парадигмы мышления, выработаны в первые несколько веков христианства. Любой язык отражает определенное мировоззрение, а значит понимание и взаимодействие с действительностью. Так вот, наши парадигмы мышления, хоть экклессиологическая, хоть миссиологическая, хоть антропологическая, очень сильно устарели". Докладчик сделал акцент на антропологической перспективе. Он уверен, что "Нужно по-новому посмотреть на человека, научиться доверять человечности, которая создана Богом. Должно произойти оправдание человека в человеческих же глазах. <…> Как только по-новому посмотрим на человека, так и новая экклессиология придет, и новая миссиология". С. Попов призывает перестать говорить о людях вообще, а заговорить о Человеке. В заключение С. Попов предложил свое видение путей выхода из кризиса: 1). Честная оценка того, что происходит не только в церкви, но и вокруг вкультуре, в сознании людей. Честная констатация фактов и проблем будет заставлять искать ответы, но тут важно называть вещи своими именами, а не танцевать вокруг да около. 2) Открыто общаться, общаться и общаться. Из этого обязательно что-то вырастет. 3) Пытаться строить практические проекты (особенно в образовании) на принципе уважения к человеческой целостности (духовной, интеллектуальной, эмоциональной, физической частям её). Внимание к человеку и его жизни – ключ к реализации любого проекта. До тех пор пока люди будут восприниматься объектами для наших проектов, мы не будем иметь успеха. Когда же отдельный человек станет важен для нас, тогда социальные, образовательные и др. проекты будут совершенно по-новому мотивированы и реализованы.

Пастор Церкви СЕХР Алексе Торопов не смог приехать на конференцию, и его доклад на заявленную тему был зачитан. Автор акцентирует внимание на том, "что главная наша проблема – это отсутствие скоординированных действий по реализации социально значимых проектов в обществе. Это свидетельствует об отсутствии единства между протестантскими деноминациями". При этом он справедливо отметил, что "сегодня мы сталкиваемся с тем, что православие (которое мы, конечно, чтим и уважаем, ссориться, с которым, не хотим) возведено государственными чиновниками в ранг идеологии". Пастор задался вопросом: "Почему же за более, чем пяти вековую историю российские протестанты так и не стали "своими"?" и предложил: "Давайте сосредоточимся на том, что мы – евангельские верующие – делаем неправильно. Можно ли преодолеть негативное отношение к протестантам в нашей стране? Ведь протестанты, претендующие на сходство с первохристианами, должны понимать, что те жили "находясь в любви у всего народа" и стремились "иметь доброе свидетельство от внешних".

А. Торопов сетует, что, как правило, "власть пытается не замечать российских протестантов. Но не везде! В тех регионах, где протестанты имеют относительное единство, а значит - неоспоримые успехи по реабилитации наркозависимых, по работе с беспризорниками, тюремному служению и т.п., - с ними считаются".

Пастор призывает к единству "при уважении к внутренним установлениям и традициям друг друга, под знамением тезиса из Послания к Римлянам о спасении по вере". Он ставит вопрос о единстве, которое "способствует формированию общественного мнения о целостном протестантизме, не исключающем внутреннего многообразия".

Доклад завершается тезисом, который не может вызвать возражений: "Мы не должны позволять мелочным локальным интересам вредить общему делу Евангелизации России. Главная цель, которую преследуют отечественные протестанты, – это не стремление к политической власти или влиянию, а спасение человеческих душ посредством Евангелия".

Пастор, доктор философских наук профессор Сергей Дмитриевич Мезенцев ставил вопрос несколько шире темы конференции, озаглавив свой доклад "Об основных проблемах христианства в современную эпоху", и обратился к проблемам отечественного христианства в эпоху постмодерна, в которую вступают все новые и новые страны и народы. Он рассматривал проблемы, связанные с самой эпохой постмодерна в целом, а также со спецификой русской культуры и русского православия в эту эпоху.

Профессор Мезенцев анализировал разницу между модернизмом и постмодернизмом. "Постмодернизм – это культурная эпоха, характеризующаяся секулярной идеологией, отвергающей все основания, избегающей всякие суждения об основаниях, стремящейся "ужиться с хаосом". Постмодернизм отрицает постулаты христианства на том основании, что в них содержится притязание на истинность. Если модернисты стремились доказать, что христианское вероучение не является истинным, то постмодернисты вообще отрицают возможность истины в классическом понимании (истину как соответствие наших знаний действительности)". Автор цитировал Д.Э. Вейза младшего: "Постмодернисты отвергают христианство на тех же основаниях, на каких они отвергают модернизм с его научным рационализмом. Христиане и модернисты верят в истину. Постмодернисты – нет".

Профессор Мезенцев так характеризовал основополагающие черты современной эпохи: "Субъективный идеализм, относительность, релятивизм, гедонизм, безграничный плюрализм, вера в бесконечные возможности человеческого разума, науки, техники и технологий, конструирование человеком самого себя, социальное конструирование". В этих формулировках пастор Мезенцев в значительной степени солидаризировадся с пастором А. Погасием в негативной оценке гуманистической парадигмы. С. Мезенцев утверждает: "Сегодня стала господствовать установка, согласно которой человеческий язык не может адекватно передавать истину о мире объективным образом <…> Бытие вещей ныне оказалось замененным бытием слов. Мир – это языковая конструкция человеческого разума, текст. Научные теории, религии и т.д. – это языковые построения с точки зрения постмодернистов".

Рассматривая позитивные, негативные и антиномичные черты, свойственные русской культуре, профессор Мезенцев приходит к выводу, что "русские люди имеют лишь отдаленно образ Божий, вера в Бога слаба в них, и потому они в большинстве своем являются христианами по названию, а не по сути. Поэтому мы должны вскрыть все свои национальные язвы, начиная с глубокой древности и заканчивая днями сегодняшними, и затем решительно избавиться от них". В подтверждение своей позиции докладчик привел цитату Достоевского о том, что русский народ совершено правильно поступает, когда "с беспощадной силой выставляет на вид свои недостатки и пред целым светом готов толковать о своих язвах, беспощадно бичевать самого себя; иногда даже он несправедлив к самому себе, – во имя негодующей любви к правде, истине".

С. Мезенцев считает, что "Вне сомнения, Русская Православная Церковь нуждается в обновлении, в возрождении.,<…> Но и церкви евангельских христиан не меньше нуждаются в возрождении и обновлении! Всем нам – полагает докладчик – (и евангельским, и православным христианам) необходимо объединить усилия в деле благовестия, евангелизационной и миссионерской деятельности, в выработке общих подходов и координации наших действий"

По окончании заявленных докладов состоялась дискуссия в виде вопросов и реплик присутствовавших. Развернутую реплику к докладу Сололдовникова сказал автор этого репортажа. В ответ на цитату из Григория Померанца, которую использовал докладчик, я привел две других, но очень известных его цитаты: "Дьявол начинается с пены на губах ангела, воюющего за правое дело" и "Стиль полемики важнее предмета полемики". Заодно я попытался ответить на вопрос, поставленный Солодовниковым: есть ли у нас сегодня философы масштаба Аристотеля? Ну, в истории философии трудно составить табель о рангах, да и с Аристотелем мало вообще кого можно ставить рядом, но из мыслителей нашего времени, и ушедших, и живых, Григорий Соломонович Померанц – уникальная личность во всех отношениях. Я лично никого другого российского мыслителя рядом с ним сегодня поставить не могу.

Возвращаясь к пене на губах ангела – у меня уже давно не проходит впечатление, что г-н Солодовников спорит с Юрием Кирилловичем Сипко и вообще с баптисткой Церковью именно с пеной на губах. Они предмет постоянных инвектив Солодовникова. Но в репортаже я не собираюсь, пользуясь произволом автора, излагать все свое выступление. Замечу только одно: я много общался с Юрием Кирилловичем Сипко, и у меня сложилось диаметрально противоположное солодовниковскому впечатление от общения с ним.

В дискуссии приняли участие многие из присутствовавших на конференции. Сергей Попов в дополнение к своему докладу заметил, что "кризис протестантизма в России имеет тотальный характер. Он во многом объясняется отсутствием среди верующих нового творческого поколения". Студентка Духовной академии СЕХР Нина Тайбинова отметила, что "современный протестантизм не в состоянии эффективно противостоять экспансии оккультизма, занимая преимущественно оборонительную позицию".

По итогам научно-практической конференции в Духовной академии СЕХР предполагается публикация сборника выступлений его участников, который уже в ноябре 2008 года получат руководители всех протестантских деноминаций России.

Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]