Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
14-04-2008 16:12
 
МОНИТОРИНГ СМИ: Политика Церкви — спасение души. Прихожане РПАЦ в Суздале, у которой власти пытаются отобрать храмы, намерены стоять до последнего

Месяц назад к нам в редакцию обратились прихожане Цареконстантиновского храма в Суздале. Верующие попросили помочь — чиновники решают судьбу православного храма за их спиной, и прихожане рискуют быть выгнанными из возрожденных ими и намоленных церквей. А на днях в арбитражном суде Владимирской области прошло предварительное судебное заседание по этому вопросу. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле были привлечены Госцентр по учету, использованию и реставрации памятников истории и культуры и инспекция по охране объектов культурного наследия Владимирской области. Чтобы разобраться в ситуации, встретиться с прихожанами и духовенством храма, мы отправились в Суздаль.

ПО КОМ НЕ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ

Мы встретились с Сергеем Конс­тантиновичем Моченовым, адвока­том, который защищает интересы Суздальской епархии и прихожан Цареконстантиновского храма, и попросили его объяснить, насколь­ко правомерны требования отдать храм и кто их предъявляет.

— Права на храм заявило терри­ториальное управление Росимущества по Владимирской области, — рассказывает Сергей Констан­тинович. — Представители именно этой организации обратились в арбитражный суд с иском к Суз­дальской Епархии Российской Православной автономной Цер­кви об изъятии используемых ею памятников истории и культуры, находящихся как в городе Суздале, так и в Суздальском районе.

Поводом обращения в суд послу­жили неточности в наименовании юридического лица, которому ра­нее памятники истории и культуры передавались в пользование. Дело в том, что в некоторых документах в названии вместо слово "автоном­ная" присутствует утратившее акту­альность определение "свободная" или "зарубежная". Так вот, спор о принадлежности храмов был затеян на основании того, что охранные договоры (документы на право вла­дения) были переданы организации, которой уже не существует.

Но дело в том, что в имеющихся у Суздальской Епархии охранных до­говорах прописано то, что памятники передаются в БЕССРОЧНОЕ БЕЗ­ВОЗМЕЗДНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ.

Используя те же неточности, территориальное управление Росимущества по Владимирской об­ласти утверждает, что Суздальская Епархия юридически не является преемником организации, в поль­зование которой отдавались храмы. Сейчас мы как раз и пытаемся эту преемственность доказать, пре­доставив суду имеющиеся у нас документы.

Сергей Константинович указыва­ет на несколько увесистых папок, лежащих на краю стола.

— А чисто по-человечески, не от лица адвоката, мне хочется сказать следующее, Обидно, что государс­тво в лице уполномоченных органов решает такие вопросы не путем устранения неточностей в наимено­вании организаций, а путем изъятия храмов из владения. И не обращает никакого внимания на то, что все храмы являются действующими.

БЕСКОНЕЧНЫЕ ПРОВЕРКИ

Затем мы поехали на встречу с главой Суздальской Епархии вла­дыкой Валентином, чтобы узнать как могло получиться так, что один из самых старых приходов Суздаля может лишиться здания церкви

— Драматичные события сегодня развиваются по уже знакомому сценарию, — рассказывает влады­ка Валентин. — Около десяти лет назад, используя неточности в до­кументах, чиновники хотели отнять церковь в селе Павловском. Но тогда общими силами храм удалось вернуть. Сегодня, предъявляя точно такие же претензии по документам, чинов­ники пытаются отнять кафедральный Цареконстантиновский со­бор. Сложная ситуация складывается вокруг еще четырнадцати суздальских храмов.

Владыка, скажи­те, а с чего начались все эти имущественные споры?

— Два года тому назад к нам прислали комиссию с проверкой. Проверили, написали отчет, что хра­мы находятся в хорошем состоянии. Но кому—то ре­зультаты проверки не пон­равились — следом напра­вили вторую комиссию. Та была уже более сдержанна в выражении восторгов. Начались разговоры о том, что не все в порядке с документа­ми. Подключили прокурора города Суздаля — господина Морковкина, состояние дел в храмах оценили как удовлетворительное. Следом — проверка документов по всем храмам нашей епархии. А через некоторое время пришло письмо из владимирского территориаль­ного управления Росимущества, в котором говорилось, что храмы надо изъять.

— В чем, по вашему мнению, причина того, что комиссия так придирчиво изучает докумен­тацию именно ваших храмов? Можно ли с уверенностью утверждать, что здесь не обошлось без "подводных течений"?

Этот вопрос надо задавать тем, кто хочет отсудить у нас храмы. Но доля истины в вашем вопросе есть, И на духовенстве, и на прихожанах сказывается мое нежелание превращать церковь в плацдарм для раскручивания политических персон, Из-за твердого убеждения в том, что церковь должна быть свободна от политики, я в свое время ушел из подчинения Зарубежной церкви, когда у нее появился влиятельный покровитель, широко известный в узких кругах своим пристрастием к фашизму. Меня просили смириться, мол, не беда, что фашист, зато он хочет спасти Зарубежную церковь. Мой ответ был таков: во-первых, церковь не нуждается в том, что­ бы ее кто-то спасал, во-вторых, у церкви должна быть одна политика – спасение души.

СНАЧАЛА — ВОЗЬМИТЕ ХРАМЫ, ПОТОМ — ОТДАЙТЕ...

Многие считают, что трудности преследуют владыку Валентина за стойкость в своей религиозной позиции и неумении идти на комп­ромисс. Он и сейчас подчеркивает свое отрицательное отношение к объединению церквей.

— В своем стремлении к глобали­зации мы дошли до того, что первоиерархи Православной Церкви ездят служить вместе с предста­вителями других неправославных конфессий. Московская Патриар­хия бъединилась с Зарубежной церковью. Лично мне такая дружба непонятна. Я считаю, что в случае, когда ни одна из сторон не призна­ет свои, так сказать, заблуждения, мусором, храмы, которые несколько десятилетий простояли без крыши, потому что старая деревянная сгни­ла, а до новой ни кому не было дела. Тогда, в годы постсоветской смуты, мои прихожане мирились с безде­нежьем, но продолжали жертвовать средства, чтобы спасти памятники от разрушения. Я и сам тогда ходил с протянутой рукой, ведь я знал, что если мы не сохраним храмы, этого не простит нам ни Господь Бог, ни история.

Каждый камень в наших храмах выстрадан и вымолен пожилыми больными людьми. Да я и сам уже далеко не молодой и далеко нездоровый... Представьте, что было с нами, когда мы узнали, что можем лишиться этих стен! Я уже говорил, что в вопросах веры я максималист. И, как многие люди не могут без воды и пищи, я не могу терпеть, когда наступают грязным чиновничьим сапогом на белоснежную скатерть чело­веческой души. Поэтому и я, и моя паства намерены биться до последнего.

СОБАКИ НА СЕНЕ

Подавляющее большинство Суздальцев — прихожан Цареконстантиновского храма — вторят словам владыки Валентина. Говорят, что грудью встанут, но не допустят, чтобы у них отняли храм.

— Вся жизнь, считай, в этой цер­кви прошла, — говорит старушка в поеденном молью пальто. – Мы сюда и иконы отцовские несли, и стены здесь белили! Как они хотят нас отсюдова выгнать? Мы никуда не уйдем!

К нам тут недавно какой-то свя­щенник подошел и говорит: "Что же вы переживаете? Вас отсюда никто не выгонит". А мы ему так и сказали: "Мы здесь без владыки не останемся, если его не будет, то и нас не будет!"

Старушки удивляются: зачем го­сударству столько храмов?

— Вона! По всему Суздалю закры­тые храмы стоят. И если этот отбе­рут, то и его закроют. А что это за храм, в котором молиться нельзя?!

— Да что в Суздале, — вклинивается в разговор женщина лет сорока. — В Семеновском, в Лопатницах, в Торчино, в Мордыше — по всему району разрушенные храмы стоят... Где есть действующие — в Павловском и Борисовском – так те обязательно Валентиновы храмы...

— А остальные никто ремонтиро­вать не хочет. А забирать — это они — пожалуйста! Совести у людей нету, хоть бы пост переждали, ведут себя, как собаки на сене.

Старушки кутаются в платки на прохладном ветре, грустно огля­дываются на храм и расходятся. Ко мне, опираясь на палочку; подхо­дит сгорбившаяся в три погибели бабушка:

— Ты, дочка, напиши, как Библия говорит: "Всякий благочестиво жити хотящий гоним будет..." — она щу­рится на яркое апрельское солнце и, перекрестившись, идет догонять подруг.

Екатерина Романова

СПРАВКА "МК". Сегодня в России действует более десяти православных организаций, автономия ко­торых заключается в том, что они не подчиняются Москов­ской Патриархии (главной ре­лигиозной организации стра­ны). Русская Православная автономная Церковь (РПАЦ) насчитывает 15 храмов в горо­де Суздале, 6 — в Суздальском районе. Глава Суздальской Епархии, митрополит Вален­тин, в Суздале с 1973 года. Был депутатом горсовета, содействовал тому, чтобы Суздаль и немецкий Ротенбург-на-Таубере стали горо­дами-побратимами. В начале 2000-х был избран почетным гражданином города Суздаля. Написал несколько книг по истории города. На его счету 17 (!) восстановленных из руин и 4 заново построенных суздальских храмов.

"ПЕРИСКОП ВЛАДИМИР", № 41, 10 апреля 2008 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]