Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
08-07-2004 19:51
 
СПРАВКА: Храм Святителя Николы на Берсеневке

Официальное название храма на Берсеневской набережной – в честь Троицы Живоначальной с приделами во имя святителя Николы и преподобного Феодосия Великого Киновиарха. Но больше он известен москвичам как храм "Николы на Берсеневке".

Подобно большинству московских церквей, храм Святителя Николы имеет богатую историю, включающую несколько строительных периодов, связанных с последовательным развитием прилегающих земель.

В 1147 г. после исторического свидания с Юрием Долгоруким возвращался к себе домой в Чернигов князь Святослав. В его описаниях впервые был назван "Москов-град", которому вот уже 850 лет.

Возвращался князь Святослав, как не без основания предполагал историк И.В. Сынин, по дороге, соединявшей Великий Новгород с Рязанью. Сегодня часть этой древнейшей дороги – московская улица имени Серафимовича, бывшая Всехсвятская, северо-восточная граница Берсеневки.

Название этого уголка Замоскворечья происходит от слова берсень – крыжовник. В давние времена здесь располагались дворцовые сады, в которых росла любимая русскими людьми ягода – "северный виноград".

Первые документальные свидетельства существования на этом месте Никольского монастыря относятся к XV века. В 1475 году в летописи упоминается "церковь Николы на Песку, зовумая Борисова". Название свидетельствует о принадлежности храма богатому вотчиннику. Остатки обнаруженного белокаменного подклета подтверждают знатность и богатство хозяина древних хором.

Сады на Берсеневке были разведены при великом князе Иоанна Васильевиче III после того, как в 1493 г. страшный пожар, перекинувшийся из-за Москвы реки, уничтожил великокняжеские и митрополичьи дворы и некоторые другие здания. В предупреждение на будущее подобных случаев великий князь в 1495 г. повелел снести постройки за рекою против Кремля и "на тех местах чинити сад". Так громадная территория поменяла свой облик. Ровно два века цвела государевы сады. В 1701 г. они были уничтожены пожаром.

На плане Москвы времен Годунова царский сад занимает почти все пространство между Москвою-рекою и нынешним Водоотводным каналом и от Каменного моста до Москворецкого.

Вблизи государева сада поселились садовники, имевшие, в свою очередь, собственные сады и огороды. Возникли три Садовые слободы (Садовники): Верхние Садовники (Берсеневка), Средние Садовники (Балчуг) и Нижние Садовники (от Балчуга до Земляного вала).

Название квартала связывают также с именем боярина Ивана Никитича Берсеня-Беклемишева, выдающегося дипломата и деятеля при Иоанне III и Василии III. Здесь была так называемая Берсенева решетка. Как известно, в 1504 г. указом великого князя Иоанна Васильевича III Москву разделили на охраняемые "от огня и всякого воровства" участки, отделенные друг от друга решетками или воротами с решетчатыми затворами, "так что вечером или ночью никто не мог ни пройти, ни проехать – разве что по знакомству со сторожем", - свидетельствовал очевидец.

Должность объезжего головы каждого из этих участков были почетною и на нее назначались заслуженные бояре. И.Н. Берсень-Беклемишев исполнял при великом князе Иоанне Васильевиче III разные ответственные поручения: был приставом при германском после Делаторе, приехавшем в Москву с миссией от императора Максимилиана (искать руки дочери Иоанна III и союза с Россией против польского короля), назначался послом к Казимиру IV, в 1493-1494 гг. Участвовал в приемах и переговорах с литовскими дипломатами, в 1502 г. вел переговоры с крымским ханом Менгли-Гиреем, был постельничим у Иоанна III. Возможно И.И. Берсеня-Беклемишева и назначали объезжим головой одного из самых близких к Кремлю участков.

С древним Никольским монастырем предание связывает одну из трагических страниц русской истории.

Митрополит Московский и всея Руси св. Филипп (1507-1569) при принятии им в 1566 г. митрополичьего сана, как известно, прямо поставил перед царем Иоанном Васильевичем условием своего согласия отмену опричнины. Св. митрополит не мог равнодушно переносить неистовства опричнины и уже на второй год своего вступления на митрополичью кафедру он, по архипастырскому долгу, счел себя обязанным обратиться к царю Иоанну Грозному с просьбой прекратить кровопролитие.

Свои ходатайства за опальных и обличения ужасов опричнины св. Филипп начал в тайных беседах с царем наедине, но они остались без результата.

Тогда св. Филипп решился на всенародное обличение. Первое открытое столкновение произошло 22 марта 1568 г. в Успенском соборе. Митрополит обратился к царю с речью, в которой напоминал ему о долге христианина, об ответственности перед судом Божиим за кровопролитие и беззакония. Раздраженный этим, Иоанн Грозный потребовал от митрополита, чтобы он молчал и не прекословил его царской державе.

По летописному известию, митрополит в этот же день "вышел из двора митрополича и жил в монастыре у Николы Старого".

Вот как описывает события Н.М. Карамзин, датируя заточение св. Филиппа в Никольский монастырь 9 ноября 1568 г.: "Царь принудил его взять назад утварь святительскую и еще служить Обедню в день Архангела Михаила (8 ноября). Когда же Филипп в полном облачении стоял перед алтарем в храме Успения, явился там боярин Алексей Басманов с толпою вооруженных опричников, держа в руке свиток. Народ изумился. Басманов велел читать бумагу: услышали, что Филипп собором духовенства лишен сана. Воины вступили в алтарь, сорвали с митрополита одежду святительскую, облекли его в бедную ризу, выгнали из церкви метлами и повезли на дровнях в обитель Богоявления. Народ бежал за митрополитом, проливая слезы: Филипп с лицом светлым, с любовию благословлял людей и говорил им: "Молитеся!" На другой день привели его в судную палату, где был сам Иоанн, для выслушания приговора: Филиппу, будто бы уличенному в тяжких винах и в волшебстве, надлежало кончить дни в заключении. Тут он простился с миром, великодушно, умилительно; не укорял судей, но в последний раз молил Иоанна сжалиться на Россиею, не терзать подданных, - вспомнить, как царствовали его предки, как он сам царствовал в юности, ко благу людей и собственному. Государь, не ответствуя ни слова, движением руки предал Филиппа воинам. Дней восемь сидел он в темнице,и узах; был перевезен в обитель Св. Николы Старого, на берегу Москвы-реки; терпел голод и питался молитвою. Между тем Иоанн истреблял знатный род Колычевых: прислал Филиппу отсеченную голову его племянника Ивана Борисовича и велел сказать: "Се твой любимый сродник: не помогли ему твои чары!" Филипп встал, благословил и возвратил принесшему. Опасаясь любви граждан московских ко сверженному митрополиту – слыша, что они с утра до вечера толпятся вокруг обители Никольской, смотрят на келию заключенного и рассказывают друг другу о чудесах его святости – царь велел отвезти страдальца в Тверской монастырь, называемый Отрочим…" Там, 23 декабря 1569 г., во время похода Грозного в Новгород, посланный царем Малюта Скуратов задушил св. Филиппа в его келье "возглавием",т.е. подушкой.

Князь Андрей Михайлович Курбский (1528-1583) в "Истории о великом князе Московском" также касается эпизода заточения св. Филиппа в темницу, не называя при этом Староникольский монастырь.

"Велел он (Иван Грозный) затем оковать его тягчайшими цепями по рукам и ногам и по бедрам, ввергнуть престарелого и измученного человека, утомленного великими трудами и с немощным уже телом, в тесную и мрачную темницу; темницу велит он закрыть крепкими затворами и замками и стражу ставит к темнице – своих единомышленников во зле.

Потом, день-другой спустя, посылает он в тюрьму кого-то из своих советников посмотреть, не умерли ли уже. Говорят, что когда вошли в темницу, то будто обнаружили. Что епископ освобожден от тяжких окон и, воздев руки, занят Божественным псалмопением, а оковы лежат рядом. Увидев это, восплакали, возрыдали и припали к коленям его посланные сенаторы, а вернувшись с поспешностию к жестокой, самоуправной и надменной этой власти, вернее же сказать, к лютому и ненасытному хищному зверю, все подробно возвестили. Говорят, что он тут же вскричал: "Чары, дескать, чары он пустил, враг мой и изменник!" А советников, которые умилились увиденному, стал притеснять изапугивать разными смертными муками. Потом. Изморив голодом свирепого медведя, велел впустить его к епископу в темницу и затворить, - это я действительно слышал от достоверного свидетеля, видевшего это. После того сам он наутро пришел и велел открыть темницу, полагая, что зверь сожрал епископа. Однако опять нашли его по Божьей благодати цела и ничуть не поранена, стоящего, как и прежде, на молитве, зверь же, сделавшись кротким как овца, лежал в углу темницы… Рассказывают, что царь тут же вышел и сказал: "Чары, дескать, пускает епископ". Поистине то же самое говорили в древности мучители о творивших чудеса мучениках".

В XVI веке монастырь был упразднен, а на его месте поставлена церковь Св. Николая Чудотворца. В 1566 г., как свидетельствуют документы, церковь уже существовала.

О московских храмах этого периода писал австрийский посланник Даниил Принтц фон Бухау, посетивший русскую столицу в 1576-1578 гг.: "В прежние годы все их храмы были деревянные; ныне там и сям виднеются выстроенные из жженого кирпича. Они по краям закруглены. Крыши имеют той же формы, наподобие усеченной пирамиды; крыши по большей части украшаются малыми башенками. Перед дверьми находится преддверие, в котором остаются те, которые знают за собой какое-либо преступление… Под каменными храмами у них подвалы, а под деревянными – комнаты,и туда помещают более богатых умерших, заключают их в склеп, а через 40 дней устраивают в их честь поминки."

Первое упоминание о местности Берсеневка обнаружили в "Петровом плане" 1597-1600 гг. Тогда это был квартал с пятью домами.

В XVII веке началась его комплексная застройка.

Первое упоминание о церкви Святителя Николы на Берсеневке обнаружено в Окладной книге Патриаршьего приказа – документе о податях и повинностях: "Церковь великого Чудотворца Николы, что за Берсеневою решеткою по окладу дани 1 алтын 2 деньги. И ноября в 20 день те деньги на нынешний 7133 (1625) год взяты сполна. Деньги платил поп Викула". В 1634 г. Москву посетил немецкий ученый и путешественник Адам Олеарий (1603-1671). Составленный им план-чертеж русской столицы (1634) стал ценным документом истории радиально-кольцевой застройки города. На плане Москвы Олеария хорошо виден одноглавый каменный храм, построенный "тщанием приходских людей".

Семья государевых садовников Кирилловых издавна владела берсеневской усадьбой. Об этом есть запись в Стольной книге. Документально подтверждено, что в XVII веке здесь жил некий Кирилл и два его сына, Филипп и Стефан. Затем владельцем стал внук – Аверкий Стефанов Кириллов, получивший должность главы садовников царских садов в Замоскворечье. Ему принадлежала земля от берега Москвы-реки до старицы, впоследствии Водоотводного канала.

В 1650-е гг. Авекрий Кириллов на месте древнего монастыря возвел два каменных строения, сформировавших усадебный комплекс – церковь и жилые палаты. В "Строильной книге московским церквам" под 1657 г. названа церковь во имя Святой Троицы с приделом Святителя Николая: "на том ево огороде подле его Аверкиева двора построена ево Аверкиева палата вновь, а от церковной земли до той ево палаты 5 сажень".

Упоминание о церковной земле свидетельствует о самостоятельности храма, что не исключало устройства домовой церкви Кирилловых в Никольском приделе, соединенном с палатами каменными переходами. Кирилловы были строителями и заказчиками храма. Кроме того, под церковный погост семья отдала и часть своего земельного участка.

Карьера Аверкия Кириллова сложилась удачно. С 1667 г. – московский торговый гость, а десятилетие спустя – думный дьяк, заведующий делами Новгородского приказа и приказа Большого прихода, заметная фигура в государственной жизни страны. Он был богат, его имения находились в Московском и других уездах.

Но любовью москвичей и особенно стрельцов Аверкий Кириллов не пользовался. Сильное недовольство возбуждали высокие налоги приказа Большого прихода на соль и съестные припасы. К тому же после смерти царя Федора Алексеевича Аверкий Кириллов занял сторону Нарышкиных, что сыграло решающую роль во время стрелецкого бунта 1682 г.

16 мая Аверкий Стефанович Кириллов был убит стрельцами в Кремле в числе с другими сторонниками Нарышкиных, видными боярами и царскими приближенными. Его сбросили с Красного крыльца на землю и изрубили бердышами. Похоронен Аверкий Кириллов в Никольском храме, где годом ранее была захоронена его жена Евфимия Леонтьевна. Троице-Берсеневская церковь пользовалась вниманием девятого патриарха Всероссийского Иоакима (1620-1690). В 1681г. святейший патриарх присутствовал на погребении Евфимии Леонтьевны Кирилловой. Сохранились письменные свидетельства того, что патриарх Иоаким не раз благословлял иконами духовенство храма Живоначальной Троицы.

С левой стороны древнего крыльца храма, в стене сохранились две каменные плиты с надписями: "Во славе и хвале Отца и Сына и Святаго Духа раб Божий думный дьяк Аверкий Стефанович Кириллов от рождения своего поживе 60 лет и от начала мира 7190 мая в 16 день мученически скончался на память преподобного отца нашего Феодороа Освященнаго" и "Лета от начала мира 7190 октября в 13 день на память святых мучеников Карпа и Паниллы преставилась раба Божия думнаго дьяка Аверкия Стефановича Кириллова жена его Евфимия Леонтьевна, поживе от рождения 60 лет".

После смерти отца владельцем усадьбы стал его сын Иаков, который вскоре принял иноческий чин и был пострижен в Донском монастыре. Жена его Ирина Симеоновна Кириллова отличалась благочестием. На свои средства они построила ограду Донского монастыря, делала вклады в монастырь и московские храмы.

И у себя в усадьбе после смерти супруга Ирина Симеоновна развернула большое строительство. К Троицкому храму был пристроен придел в честь Казанской иконы Богоматери, освященный патриархом Адрианом 16 января 1694 г.

В ноябре 1695г. десятый патриарх ВсероссийскийАдриан (1627-1700) ходил к церкви Николая Чудотворца, что за Москвою рекой в Берсеневке, для погребения тела дьяка Порфрия Семенникова".

На вклад Ирины Симеоновны поставлена на набережной колокольня под которой находились старинные каменные двухэтажные покои церковного причта и богаделен. Это строение было разобрано лишь в 1871 г. и заменено маловыразительным двухэтажным каменным зданием. Между тем, уничтоженный являлся характернымобразцом гражданского зодчества петровской эпохи.

Для колокольни Ирина Симеоновна пожертвовала большой колокол, на котором отлиты изображения икон Святой Троицы, Казанской Богоматери и надпись: "Лета 7204 сентября в 1 день дала сей колокол думного дьяка Иакова Аверкиева Кириллова жена его вдовая Ирина Симеоновна к церкви Живоначальной Троицы и к приделу Казанской Богородицы, что в Верхних Салониках, внизу в Берсеневке, на всепоминовение по муже своем Иакове Аверкиевиче, а в схименьи Иове, и родителям его Аверкии убиенной Евфимии и их сродниках при церкви лежащих. При священном Науме Федотове… Лил сей колокол Иван Мотора. Весу в нем 200 пудов".

Тогда же, в 1696 году, были пожертвованы еще пять колоколов: весом от 115 пудов до 1 пуда 35 ¼ фунтов.

В 1703 г. Ирина Симеоновна вышла замуж за А.Ф. Курбатова, дьяка Оружейной палаты, главу московского магистрата, фактически возглавлявшего строительство Арсенала в Кремле (1701-1736). Став владельцем палат, онотделил церковное владение от дома каменной оградой, что особенно подчеркнуло единство архитектурного ансамбля. В подклете храма помещалась фамильная усыпальница Кирилловых.

К середине XVIII века планировка церковной территории приняла традиционный для таких участков вид: компактные дворы священника, диакона, просвирии, пономаря располагались с севера, востока и юга от церкви, вокруг которой находился погост. Сам храм и церковная каменная ограда замыкали северную границутерритории.

В XVIII веке обитателями Берсеневки стали купцы, чиновники, военные. В перешедшем в казну дворе дьяка Кириллова разместили сенатский архив и поселили сенатских курьеров, от которых пошло название палат – "курьерский дом".

После наводнения 1786 г. квартал начали застраивать преимущественно каменными зданиями. Но и это не спасло от разрушительного пожара 1812 г.

Пожар 1812 г. значительно повредил церковноевладение. Находящиеся рядом палаты Аверкия Кириллова при пожаре не пострадали. Но древняя трапезная храма выгорела полностью.

В 1817-1827гг. на ее месте была выстроена новая, существующая ныне. В ней устроены два придела: Святителя Николы и преподобного Феодосия Великого Киновиарха (основателя общежительного монашества).

После пожара были также разобраны верхние ярусы колокольни, которые более не восстанавливались. Усадьбы причта также пострадали от пожара. Это подтверждает план 1813г., показывающий лишь каменные постройки: храм и набережные палаты.

В 1830-е гг. начали восстанавливать застройку церковного владения, доминантой которого был храм. В связи со строительством новой колокольни с запада к церкви был приреза небольшой кусок земли. В 1840г. архитектор Борисов разработал проект колокольни. Однако построена она была лишь в 1854-55 гг. в "русском стиле". В связи с укрупнением застройки дворов причта исчезла территория церковного погоста.

К концу ХIХ века в квартале появились ремесленные заведения: кондитерская фабрика Эйнем, водочный завод Н.А. Смирнова, преобразованный позже в Казенный питейный двор, а с 1880-х гг. - в Винно-соляной двор с небольшой электростанцией, сохранившейся до наших дней.

Палаты думного дьяка Аверкия Кириллова в конце ХIХ века принадлежали Московскому Археологическому обществу (МАО), основанному гр .А.С. Уваровым в 1864г.

В начале ХХ иска церковное владение еще сохраняло исторические размерыи прямоугольную конфигурацию, а также свои функции. После 1917 г. До середины 1920-х гг. в церковном владении все оставалось без изменений. Только в набережных палатах разместилось коммунальное жилье. Однако впоследствии границы владения были утрачены.

Губительным для архитектурного облика Берсеневки оказалось строительство в1929 г. всеверной части квартала, на месте Вино-соляного двора огромного комплекса Дома правительства, Театра эстрады и кинотеатра "Ударник". Изменился исторический силуэт Берсеневской набережной, ее пропорции. Снижению доминантной роли храма и палат Аверкия Кириллова способствовали и новые корпуса фабрики "Красный Октябрь".

В 1931г. на месте бывшего Соляного двора возвели жилой комплекс ЦИК и СНК(арх.Б.М. Иофан), а в набережных палатах поселили обслуживающий персонал дома Правительства. Дома причта, стоявшие на церковной территории, приспособили под коммунальное жилье.

После закрытия храма в 1933 г. и до 1960г. в его здании размещалось общежитие Дома Правительства.

В 1960г. весь комплекс был взят на государственную охрану как памятник истории и культуры. В это время территория памятника вновь стала единой и ей были возвращены исторические границы. В соответствии с существующим законодательством об охране и использовании памятников истории и культуры, здания-памятники охраняются вместе с исторически принадлежавшей им территорией. Во владении были проведены работы по приспособлению зданий храма и палат под учреждения. Одновременно был проведен снос бывших строений домов причта. Тогда разобрали два дома с южной части владения, а затем и дом у восточной границы участка.

Первый, после закрытия храма в 30-е годы, молебен Свт. Николе был отслужен иеромонахом Кириллом у дверей храма, в притворе, а закончен на паперти, на улице, 2 января 1992 года. Присутствовали члены братства "Всех святых, в земле Российской просиявших", возглавляемого о. Кириллом, насельником Свято-Данилова монастыря. Братство составило основу будущей общины. Храм не был еще передан приходу, в нем размещался НИИ культурологи (директор – Кирилл Эмильевич Разлогов).

С 9 января 1992 года каждую неделю по четвергам регулярно служились молебны Свт. Николе в древней части храма, где располагался конференц-зал. В алтаре был "Отдел нарков". Администрация института разрешила служить молебны до начала рабочего дня: если не успевали закончить, приходилось выходить и молиться на паперти.

С 30 января начали служить молебны с акафистом Свт. Николе.

22 мая 1992 г. была отслужена обедница с молебном и крестным ходом в день памяти перенесения мощей Святителя Николы, архиепископа Мир Ликийских, а накануне - всенощная.

Храм еще не передан приходу, в нем располагается НИИ культуры; древняя часть храма превращена в конференц-зал, на двери, ведущей в Алтарь, табличка "Отдел парков" (её закрыли белой бумагой). Богослужение совершил иеромонах Свято-Данилова монастыря КИРИЛЛ (Сахаров), пел хор знаменного распева под руководством A.Н. Соколова. Прихожане - в основном из Братства "Во имя всех Святых, в земле Российской просиявших".

А на следующий день – обедница с молебном и крестным ходом в день памяти перенесения мощей Свт. Николы, архиепископа Мир Ликийского.

9 июня 1992 года Указом № 1784 иеромонах Кирилл (Сахаров), насельник Свято-Данилова монастыря, назначается Святейшим Патриархом Московским и всея Руси АЛЕКСИЕМ II настоятелем храма Свт. Николы (Живоначальной Троицы) на Берсеневке с оставлением его в числе братии Свято-Данилова монастыря.

13 июня 1992 года малую вечерю и повечерие под праздник "Троицы" служили на паперти – храм был закрыт, сторож куда-то исчез. Расставили иконы на выступах стен, бочку превратили в аналой, зажгли свечи. О. Кирилл поздравил всех с праздником Троицы, просил, "чтобы мы не падали духом, что несмотря на все испытания, храм скоро будет наш. Там, где много испытаний, там будет и особая благодать". Перед началом Всенощной о. Кирилл сказал о том, что малой вечерне предшествуют 12 ударов в большой колокол и после каждого удара читается псалом 50-й, а непосредственно перед всенощной – трезвон. Служба начинается и заканчивается семью поклонами, по церковному Уставу (Тиникону), но это как-то выпало из церковной практики. В храме на Берсеневке эти уставные поклоны неопустительно выполняются с первого дня.

14 июня служба проходит уже в храме (нашелся сторож), обедница и молебен с крестным ходом.

1-го января 2002 года община храма свт. Николы на Берсеневке отметила свой 10-летний юбилей.

По материалам "Берсеневских Страниц",
издания приходской общины
Троице-Никольской церкви г. Москвы


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]