Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
06-04-2018 12:41
 
МОНИТОРИНГ СМИ: Алексей Малашенко: «Запрещать ваххабизм глупо и непрофессионально». О противоречиях между исламскими организациями в России в отношении ваххабизма

На заседании Межрелигиозного совета России, прошедшем 27 марта, отдельные члены высказались за признание ваххабизма экстремистским течением. С таким предложением выступил муфтий Татарстана Камиль Самигуллин. Его инициативу поддержал и муфтий Москвы Альбир Крганов. Совет муфтиев России во главе с Равилем Гайнутдином отозвал своего представителя в Совете и не поддержал резолюцию.

Исламовед и востоковед Алексей Малашенко рассказал «МБХ медиа» о противоречиях между исламскими организациями в России в отношении ваххабизма и относительно самой инициативы запрета этого течения.

— Почему отдельные муфтии выступают за запрет ваххабизма в России и признание его экстремистским течением?

— Власть пугает радикалами и экстремистами, а некоторые члены Совета якобы хотят их запретить. Совет муфтиев России занимает более честную позицию, более рискованную. Но Равиль Гайнутдин (председатель Совета муфтиев России. — прим.) себя ведет очень честно в этом отношении.

Такой конфликт был всегда, конфликт борьбы за влияние. Те, кто послабее, борются против ваххабитов, поскольку они считают их своими противниками. Это такая местная игра за влияние, чтобы показать, что они тоже борются против экстремизма.

Запрещать ваххабизм — глупо и непрофессионально. Это абсолютно легитимное течение в исламе, которое возникло в XVIII веке, их полно в Саудовской Аравии. В СССР ваххабиты появились на территории Средней Азии в конце 70-х годов. Там были ваххабитские секты, и тогда КГБ занималось этим довольно профессионально. Тогда были качественно другие условия, и попов гоняли, но, тем не менее, раньше пытались понять, что это такое. Был более менее объективный, но закрытый анализ.

Однажды Дума уже пыталась запретить (ваххабизм — прим.). Я думаю, что если запретят ваххабизм, надо немедленно запретить коммунизм, тут уж по всем параметрам: и экстремизм, и терроризм, и массовые убийства. Это типичное религиозное политиканство.

В 90-х и начале 2000-х годов был тренд всех (мусульманские организации — прим.) объединить как РПЦ, но это невозможно. Единой организации в России не может быть, даже Путин говорит, что ислам различен. Он различен по вертикали и по горизонтали. По горизонтали — это шиизм, суннизм, а по вертикали — это салафиты, ваххабиты и так далее. В России есть четыре крупнейших организации: Совет муфтиев России, Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) в Уфе, Татарский муфтият и Дагестан.

— Почему такую резолюцию поддерживает муфтий Татарстана?

— Самигуллин — парень молодой, ему нужно самоутверждаться. Например, выступать против ваххабизма: если ты против ваххабизма, значит, ты хороший и борешься против терроризма.

Он хочет, но не может стать авторитетом как муфтий Татарстана. Он бы хотел распространить влияние на татар, но это невозможно. Татары — второй этнос по численности в России и первый среди мусульман, поэтому понятно, что Самигуллину хочется быть их духовным вождем. Но за пределами Татарстана татар больше и они состоят в разных организациях. В самом Татарстане много ячеек, там всегда была мусульманская оппозиция. Они всё хотят привести к одному из мазхабов. Но не получается, потому что ислам многолик. Если всё это уйдет в подполье, будет только хуже.

— Почему поддержал признание ваххабизма экстремистским течением муфтий Москвы Крганов?

— Нет такого муфтията. Этот Крганов, он все что угодно поддержит, что ему скажут.

Это абсолютно искусственная фигура, которая поддерживается тем же Силаньтевым, и в Русской православной церкви (РПЦ) его поддерживают. Силантьев когда-то давно был секретарем Межрелигиозного совета, потом пропал, после стал писать книги про ислам, по-моему, даже на деньги РПЦ.

В Москве больше всего общин у Совета муфтиев России (СМР), они контролируют Соборную мечеть. Равиля (Гайнутдина, председатель СМР. — прим.) не любят, потому что он самостоятельный, за ним история. Когда он умрет, о нем обязательно напишут в ЖЗЛ.

Московский муфтият стремится быть ближе к светской власти, они на этом работают. А в Татарстане у Самигуллина нет такого авторитета, которого бы он хотел. Поэтому он и играет в «борьбу с врагами».

Александр Мавроматис,

"МБХ-МЕДИА", 5 апреля 2018 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]