Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
06-02-2015 16:23
 
МОНИТОРИНГ СМИ: Сороковины. Глеб всегда поддерживал своим оптимизмом

Фото Елены Волковой

Глеб всегда поддерживал своим оптимизмом, своей радостью о Господе. Я мог грустить, расстраиваться, но стоило мне его увидеть, и мир вокруг преображался: его улыбка, смех, уверенность в Божьем деле передавались окружающим. Всё изменится, всё будет хорошо, правда и Христос восторжествуют, надо делать так-то и так-то… Бывало, идём с ним от метро до дома, он не даёт слова вставить: «Слушай, слушай… да я тебе говорю, вот увидишь…». И начинаешь верить. Тверд был в своих замыслах, благих замыслах по спасению церкви, потому преодолел и запрещение, и клевету, на него возводимую, и страшный лагерный срок, и ссылку в Якутии с 50-градусными морозами, и голодовку в лагере за дорогую ему Книгу книг, и разлуку со стойкой матушкой, с детьми, с друзьями, с Москвой, в конце концов… Любил он Москву. Это я хорошо знаю: всю исходили с ним, изъездили, часто в метро и встречались.

Маме своей, бывало, звоню, а она: «Сынок, сынок, Палыч, Палыч звонил». Палыч – это значит Глебушек, такая была конспирация. Глеб меня по телефону «отцом» называл, без имени. Так привык, что и последние двадцать лет имени не произносил, когда звонил. А мама моя его очень любила. Если Палыч обещал прийти, радости ее нет предела, у нее сразу светились глаза. Ведь кто придет? Глеб – защитник церкви, которую мама так любила. Для нее Глеб и церковь были нераздельны. И это не преувеличение, я свидетель. Любимая церковь, и любимый Глеб. Когда он входил, глаза ее начинали улыбаться. Может, мама и прожила восемьдесят с лишним лет благодаря его поддержке и молитве за него.

С Глеба начинались и ее, и мои молитвы. Я на проскомидии частицу, которую надо было вынимать за патриарха, вынимал за отца Глеба. На литургии, правда, в прошениях поминал патриарха. Грешен, очень грешен, каюсь. За этих «великих господинов» принародно молиться – грех. У нас один Господь! Но что было, то было. Видел я этих «господ» вблизи: чувство от них гаденькое.

Завтра сороковой день, как Глеб отошел ко Господу. Как-то не умещается в голове, что лежит он на Пятницком, а не бегает по Москве с тяжелым портфелем или со страннической сумкой-сумой. Сумки у него всегда были очень тяжелые. «На, подержи», ему нужно что-то достать из карманов. Беру… и ставлю на землю. Тяжело. Не могу после операции. А он после такой же операции поднимает неподъемное – и вперед! Сильный духом и телом человек.

Если бы церковь была Христовой, великого иерея Божия, своего защитника она бы ценила, благодарила за подвиги, и великой была бы ее печаль по нему. Но увы…

Слава Богу, что все-таки есть печальники, хоть нас и не так много.

Вы знаете, у отца Глеба есть дочка Анечка, так она светится таким же светом, как ее папа. Я ее видел на отпевании: она даже в печали светилась этим Христовым светом, Который должен просветить всех нас через молитву к мученику и исповеднику отцу Глебу Якунину!

БЛОГ "ВЯЧЕСЛАВ ВИННИКОВ. ВОСПОМИНАНИЯ", 2 февраля 2015 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


© Портал-Credo.Ru, 2002-2022. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]