Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
28-12-2005 18:46
 
"ГАЗЕТА": Бунт ушел, но обещал вернуться. Беспорядки во Франции не изменили французский менталитет

Во Франции празднуют Рождество: в витринах пляшут и поют Санта-Клаусы, расчетливые французы оставляют в кассах огромные суммы, визиты к родственникам и друзьям расписаны на неделю вперед, а многочасовые застолья утомляют физически и морально. Все это неподвластно времени и из года в год повторяется с завидным упорством. Но одна отличительная черта у нынешнего французского Рождества все же есть: с 24 декабря 2005 года по 2 января 2006 года в ряде французских департаментов запрещена розничная продажа бензина в канистрах.

Местные власти пошли на этот шаг для предотвращения беспорядков, подобных тем, что начались в конце октября. По разным оценкам, в бесчинствах принимали участие более трех тысяч выходцев из иммигрантских семей, которые таким образом выражали недовольство отношением к себе со стороны общества и государства. Каждую ночь бунтовщики жгли машины (за три недели было сожжено около 10 тысяч автомобилей), били витрины магазинов, громили школы, полицейские участки и комиссариаты. Затем волна насилия сошла на нет, но в канун Рождества глава МВД Франции Николя Саркози заявил, что в дни праздников в стране будет продолжать действовать режим чрезвычайного положения, введенный правительством на исходе второй недели погромов. Тем самым французские власти дали понять: в период каникул вероятность повторного мятежа весьма велика.

Между тем и в конце октября взрыв насилия не стал неожиданностью: рано или поздно болезнь, назревавшая во Франции все последние годы, должна была себя обнаружить. В эксклюзивном интервью "Газете" лидер французской студенческой революции 1968 года Даниэль Кон-Бендит (см. выпуск "Газеты" от 11.11.2005) так объяснил разразившийся в стране кризис: "Проблема не в том, чтобы оправдать этих молодых людей или, наоборот, осудить их... Такое положение вещей попросту существует, это факт, который необходимо признать. Бунтовщики наглядно демонстрируют глубочайшее недовольство и тревогу и в то же самое время показывают, что в этих "гетто" растут люди, которые несут в себе огромную агрессию и насилие по отношению к обществу. Совершенно очевидно, что подобную агрессию в них провоцирует та ситуация, в которой они находятся... Нужно постараться понять, почему люди, живущие в обществе и являющиеся его частью, с такой ненавистью и агрессией восстают против этого общества и против системы в целом".

Пока французские левые предлагали свои варианты решения проблемы, призывая не наказывать хулиганов, а помочь им морально и материально, министр внутренних дел Николя Саркози принимал весьма жесткие (для либеральной Франции) меры. В первые же дни беспорядков Саркози назвал погромщиков "отморозками" и отказался встретиться с родственниками двух погибших в трансформаторной будке подростков (формально именно эта трагедия спровоцировала начало погромов). В ночь с 8 на 9 ноября французское правительство одобрило применение закона 1955 года о чрезвычайном положении, в результате чего власти охваченных насилием регионов получили право ввести комендантский час. 13 ноября Саркози вопреки протестам правозащитников санкционировал депортацию из Франции некоторых хулиганов.

В канун Рождества французские газеты писали о перепалке, которая случилась между Саркози и журналистами газеты левого толка Liberation. "Не бывает ли вам иногда стыдно за вашу манеру бездумно реагировать на события?.. Не смешали ли вы в одну кучу иностранцев и насилие, поставив между ними знак равенства?" - спросили журналисты, на что глава МВД ответил: "Вряд ли бездумный министр способен так организовать наведение в стране порядка, чтобы, пережив 25 ночей погромов, избежать жертв, кровопролития и опасных ранений... Мы имеем право говорить, что во Франции запрещена полигамия, и при этом не унижаем иммигрантов. Ваша же позиция – это позиция аятоллы".

Между тем именно эти позиции отстаивают многие живущие во Франции выходцы из иммигрантских семей. Их 5 миллионов, 10% населения страны. Они родились во Франции, имеют французские паспорта, французский язык для них родной, но они все равно остаются чужаками и сами себя, и небезосновательно, считают гражданами второго сорта. "То, как ведут себя французские мусульмане, – следствие менталитета коренных французов, - сказал в интервью "Газете" сотрудник крупной французской компании Пьер Риваж. – Проблема в том, что мы просто обязаны полюбить арабов, иного решения проблемы интеграции мусульман в общество нет. Но для того чтобы действительно их принять, французам нужно в корне изменить свой менталитет, перестать отгораживаться. Но и сами арабы должны иначе себя вести. Они не хотят принимать законы этой страны и каждым своим шагом демонстрируют, что они мусульмане и будут жить так, как хотят. Поэтому французов тоже нельзя обвинять в том, что они сторонятся этих ребят, предпочитают не жить с ними по соседству и с опаской поглядывают в их сторону. Это замкнутый круг, за один день выход найти невозможно, и, если ничего не изменится, рано или поздно ситуация взорвется опять".

Пока же во Франции ничто (если не считать запрета на продажу бензина в канистрах) не напоминает о недавних событиях. В газетах и журналах среди основных событий уходящего года ноябрьские погромы стоят в одном ряду с закрытием на реконструкцию магазина La Samaritaine, получением бесплатного доступа к 14 телеканалам цифрового телевидения и первым полетом нового аэробуса А-380. Похоже, Даниэль Кон-Бендит был прав, когда в интервью "Газете" сказал: "Я опасаюсь, что в тот момент, когда крышка плотно закроет котелок, мы забудем о том, что произошло, и займемся чем-то другим, так и не искоренив проблему".

Татьяна Фаж

28 декабря 2005 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]