Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
14-12-2005 11:19
 
"КУРЬЕРЪ": Скрытая угроза. Недавние события во Франции вновь заставили весь мир заговорить об исламском экстремизме

Недавние события во Франции вновь заставили весь мир заговорить об исламском экстремизме. Наша газета подробно писала о том, что погромы в пригородах Парижа и Лиона были неслучайны. Сегодня мы возвращаемся к теме. Только уже на российском примере. В ноябре сразу в нескольких городах состоялись процессы над активистами мало известной у нас "Партии исламского возрождения".

Загадочная квартира

К подъезду ничем неприметного дома по улице Валеева подошел молодой человек лет 25. Как бы невзначай оглянувшись по сторонам, он зашел в темный проем, поднялся на нужный этаж, остановился напротив квартиры № 36. Убедившись, что на лестнице тихо, Магомед постучал.

Спустя минут десять около того же подъезда появился другой человек, постарше первого. Перед тем как зайти, Юсуп внимательно посмотрел вокруг и, не заподозрив ничего необычного, скользнул внутрь. Дверь все той же квартиры бесшумно отворилась. Хозяин, коротко стриженный смуглый мужчина по имени Аммар, поприветствовал гостя.

Обменявшись короткими новостями, они прошли в комнату, расстелили коврики и помолились. Затем Аммар взял брошюру и начал неторопливо читать, время от времени задавая вопросы. Юсуп и Магомед – оба выходцы из дагестанских сел, старательно отвечали.

Спустя три часа занятие закончилось. Перед тем как расстаться, Аммар передал Магомеду несколько книжек:

– Почитай, о чем мы сегодня говорили, еще раз. И помни: чем больше правоверных примут наше учение, тем быстрее восторжествует воля Аллаха.

Расходились гости, когда уже совсем стемнело. По одному – так советовал Аммар.

Неслучайные встречи

Вскоре на одном из рынков Юсуп встретил земляка. Они поговорили о том о сем, вспомнили общих знакомых. Прощаясь, Юсуп пригласил Мурата к себе домой, обещая свести с очень начитанным и знающим человеком. "Сам он из Палестины, из Хеврона, но давно живет здесь. Тебе будет полезно с ним побеседовать", – заинтриговал земляка Юсуп.

Магомед тоже не забывал о наставлениях Аммара. Как-то, выходя из мечети, подошел к своему давнему знакомому:

– Махра, хочешь послушать араба, который разъясняет ислам по-другому? Не так, как наши имамы.

Махра согласился, и они поехали на улицу Валеева. Здесь их уже ждал Аммар.

В тот день Махра впервые услышал о воссоздании на землях России "Всемирного Исламского Халифата". Позднее Аммар сообщит ученикам, что является членом религиозной организации "Хизб-ут Тахрир Аль Ислами" – "Партии исламского освобождения".

Наша справка

"Хизб-ут Тахрир" была основана в 1953 году в Иордании палестинским судьей Таки Уддин Набахани. Ранее он был членом радикальной организации "Братья Мусульмане". После создания в 1948 году Израиля Набахани перебрался в управляемый иорданцами Восточный Иерусалим. Там он создал "Хизб-ут Тахрир", в ряды которой привлек палестинскую молодежь. Самой популярной идеей, которую пропагандировал лидер партии, была идея о создании всемирного Халифата, объединяющего всех мусульман и не имеющего границ между ним.

После смерти Набахани в декабре 1977 года амиром партии стал палестинец Абдул Кадим Зуллум, проживающий в Иордании.

Эмиссар

В Нижний Новгород Аммар Аль-Жунайди приехал семь лет назад. Тогда ему только-только исполнилось 23 года. Несмотря на возраст он уже успел изрядно поколесить по миру. Бывал в арабских странах, жил на Украине, где учился в Одесском медицинском университете.

В Иордании Аммар, в 16 лет вступивший в партию "Хизб-ут Тахрир", попал на заметку местных спецслужб. Однажды его задержали, но после короткой беседы, не найдя ничего предосудительного, отпустили.

На Украине Аль-Жунайди отметился заметнее: купив копировальную технику, он поставил на поток выпуск листовок с официальными заявлениями Хизба. Позже эти листовки находили в студенческих общежитиях и одесских мечетях.

После трех лет пребывания на черноморском побережье палестинца закинуло в Россию. Перебравшись в Нижний, он поступил в медицинскую академию, а еще через год принял российское гражданство и женился на симпатичной местной девушке.

Студентом Аммар зарекомендовал себя очень неплохим: учился старательно, лекций не пропускал, когда надо было, выступал в художественной самодеятельности. Как-то раз о приветливом, сочиняющем стихи палестинце написали даже в газете.

О том, что у Аль-Жунайди была и другая жизнь, в которой скромный студент именовался "мушарифом", то есть учителем, могли знать только посвященные.

Подполье

Ближневосточный опыт помог Аммару быстро, всего за год, сплести в Нижнем законспирированную сеть. Будущих воинов джихада брали на заметку в мечетях и на рынках. Потом вербовали. Выбирали, как правило, среди тех, кто обосновался на Волге сравнительно недавно. Обрабатывать их было гораздо проще, чем местных мусульман. Аль-Жунайди это понял сразу.

Энергии, с какой действовал недавний выпускник медакадемии, мог бы позавидовать любой функционер "Единой России", ЛДПР или КПРФ. Он мотался в Казань, где от нужных людей получал специальную литературу, наладил через своего знакомого палестинца что-то вроде курсов по изучению арабского языка, регулярно проводил занятия, расширял круг знакомств.

Аль-Жунайди наверняка понимал, что рано или поздно попадет в поле зрения ФСБ. Поэтому готовил своих людей к провалу: объяснял, как вести себя во время ареста, что говорить, что требовать. А еще палестинец не уставал повторять своим ученикам: если нас схватят, на свободе должны остаться последователи. Способные уже самостоятельно разъяснять правоверным суть учения Хизба. Тогда дело не умрет.

Спрут

Осенью прошлого года силовики Нижегородской области провели совместную операцию, в ходе которой были задержаны 11 человек. Следственный отдел УФСБ возбудил уголовное дело. На следующий день суд санкционировал арест пяти подозреваемых. Среди них были Аммар Аль-Жунайди, Юсуп Магомедов, Магомед Нурмагомедов.

Из других российских городов – Ижевска, Уфы, Тобольска, Казани, Нижневартовска тоже поступали сообщения о задержании "тахрировцев". Во всех случаях в их действиях четко прослеживался единый почерк.

Самара. На вещевом рынке оперативники взяли двух граждан Киргизии, которые раздавали прохожим брошюры религиозно-экстремистского толка. При обысках на квартирах у них нашли листовки, методички, журналы, напечатанные на русском, узбекском, арабском языках.

Челябинск. В крупном торговом комплексе во время "рекламной акции" милиция задержала члена уральской ячейки "Хизб-ут Тахрир". При нем оказалось больше ста "агиток".

Белорецк (Башкирия). В руки сотрудников ППС попал "распространитель", обосновавшийся прямо у входа в универмаг…

Не надо было быть Штирлицем, чтобы понять: российские филиалы Хизба, застолбившие за собой почти все Поволжье, Урал, Западную Сибирь, возникли не вдруг. Так же, как не вдруг в Нижний приехал Аль-Жунайди. А дальнейший ход событий легко читался на примере Узбекистана, где "Хизб-ут Тахрир", развернув подполье в середине 90-х, мобилизовал под свои знамена многие тысячи человек. В том числе и в Андижане.

Кто они?

14 февраля 2003 года Верховный Суд Российской Федерации принял решение о запрещении деятельности "Хизб-ут Тахрир" в России. В числе других полутора десятков экстремистских и террористических организаций.

Вердикт судебной власти вызвал бурную реакцию со стороны российских правозащитных движений. Много говорилось о нарушении гражданских свобод, о том, что в реальной перспективе никакой угрозы государству со стороны Хизба нет.

Ну раздают ребята листовки, ну агитируют, ну изучают Коран. Что в этом крамольного? Ведь не фугасы же закладывают.

Ответ прозвучал позднее – на одном из международных семинаров. Собравшиеся на нем эксперты сошлись во мнении, что "Хизб-ут Тахрир" – это своего рода конвейер, штампующий тысячи людей с управляемым сознанием. Зомби, которые потом вливаются в ряды "Аль-Каиды" и других террористических организаций.

Зеленая волна

Не строит иллюзий в отношении миролюбивых устремлений Хизба и традиционное исламское духовенство. Руководитель аппарата Духовного управления мусульман Нижегородской области Дамир Мухетдинов нарисовал такую картину.

Пятнадцать лет назад в Нижегородской области проживало 58–60 тысяч этнических мусульман, сейчас – почти в три раза больше. Каждые полгода в регион только легально прибывают 20 тысяч выходцев с Кавказа и из Средней Азии. Неофициальная цифра в четыре-пять раз больше. Ведь почти каждый мигрант привозит с собой целую семью. Потом появляются вторая русская жена, дети.

При таких темпах к 2010 году мусульманское население региона возрастет до полумиллиона человек. Почти каждый пятый нижегородец будет мусульманином!

Вывод Дамира Мухетдинова, которого эта перспектива по идее пугать не должна, звучит, тем не менее, тревожно: угроза насилия и террора в регионе может возрасти. Потому что едут к нам люди со своим менталитетом и представлениями о справедливости. Это для живущих испокон веку на берегах Волги татар все разговоры о Всемирном Халифате все равно что спор о Папе Римском. А для многих мигрантов – соль на раны.

Скажут: смотрите, там жизни не давали, тут притесняют. Отчего так? А оттого… И последует хлесткая команда – фас!

Кстати, к моменту нашей встречи Франция еще не полыхала в огне погромов. Это к тому, что прогнозы Дамира Мухетдинова и его опасения рождены не на пустом месте.

Отсчет пошел

7 сентября Аммар Аль-Жунайди вместе с Юсупом Магомедовым и Магомедом Нурмагомедовым предстали перед судом. Они обвинялись в создании экстремистского объединения, а также в "склонении лиц к участию деятельности террористической организации".

На первом же заседании Аль-Жунайди признал свою вину. Иначе Аммар не мог: если бы он публично отказался от членства в "Хизб-ут Тахрир", начал объяснять, что в политику его втянули "нехорошие дяди", что он многого не понимал, "товарищи по партии" сразу бы вычеркнули его имя из своих рядов. А это было для палестинца, как для всякого идейного революционера, страшнее любого наказания.

Аммар держался хорошо. Улыбался и, несмотря на окрики конвоиров, что-то говорил сидевшей в зале девушке.

Юсуп и Магомед в отличие от своего учителя наблюдали за происходящим хмуро. В двух метрах от них, напряженно вслушиваясь в слова судьи, сидели женщины в темных платках – родственницы. Друг от друга их разделяла железная решетка скамьи подсудимых…

25 ноября Нижегородский районный суд приговорил Аммара Аль-Жунайди к 4 годам и 8 месяцам лишения свободы, двух других подсудимых – к 3 годам и 2 месяцам.

На свободу Аммар Аль-Жунайди выйдет как раз к 2010 году – когда каждый пятый нижегородец будет мусульманином.

Александр Коцеруба

14 декабря 2005 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]