Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
05-10-2005 19:13
 
"РУССКАЯ ГЕРМАНИЯ": По законам германского шариата. Трех братьев-курдов обвиняют в умышленном убийстве своей 23-летней сестры

Хатун Сюрюцю (Hatun Sueruecue) была пятым ребенком в семье турецких курдов-анатолийцев. Ее отец переехал в Германию в 1971 году, мать – в 1978-м, а в 1982-м родилась Хатун. Семья обосновалась в берлинском районе Kreuzberg, где вскоре стала известна своей крайней религиозностью. Окончив 8 классов, 15-летняя Хатун по решению семьи оставила гимназию, ее отвезли в Турцию, где насильно выдали замуж за двоюродного брата. В следующем году девушка приехала в Берлин, родила здесь сына, после чего категорически отказалась возвращаться в Турцию. Полгода Хатун с ребенком жила вместе с родителями, но из-за постоянных избиений братьями ушла и обратилась за помощью в Ведомство по делам молодежи (Jugendamt). Там ей помогли снять квартиру и решить другие бытовые проблемы. Хатун продолжила образование: успешно окончив среднюю школу, она получила аттестат и поступила на курсы электромонтеров.

Вечером 7 февраля 2005 года на Oberlandstrasse в р-не Tempelhof, во дворе дома, где она жила, Хатун была застрелена своим младшим братом – 19-летним Айханом. По версии обвинения, пистолет ему передал старший брат – 26-летний Мутлу. Айхан под надуманным предлогом вызвал ее из дома и в упор расстрелял (в это время еще один брат, 24-летний Альпаслан, подстраховывал убийцу). Мотив преступления – возмездие за образ жизни, порочащий честь семьи.

В ходе судебного процесса Айхан полностью признал себя виновным в убийстве. Однако он категорически отрицает причастность к этому старших братьев. Да и само убийство, по его версии, выглядит, как совершенное в состоянии сильного душевного волнения: "Я всегда осуждал сестру за то, что она вела себя не как мусульманка – бросила мужа, начала жизнь отдельно от семьи, не носила хиджаб, – пояснял он в суде. – Я действительно был у нее 7 февраля. Она пошла провожать меня к автобусной остановке, и по дороге между нами опять возник разговор на эту тему. Она защищала свой образ жизни, сказала, что вправе спать с кем хочет. Таких слов я выдержать не мог. Я выхватил пистолет, который недавно купил у незнакомого мне русского, и стал в нее стрелять. Я раскаиваюсь в содеянном. Сегодня я и сам не понимаю, как мог такое сделать. Но мои братья невиновны".

Полностью отрицают свою вину и Мутлу с Альпасланом. Собственно, никаких пояснений суду они не дают – согласно нормам уголовно-процессуального законодательства Германии, их позицию излагают адвокаты. Версия обвинения держится пока только на показаниях бывшей подружки Айхана – 18-летней Мелек, которой тот, по ее утверждению, сам рассказывал об обстоятельствах убийства Хатун. Поскольку у суда есть основания опасаться за жизнь ключевой свидетельницы, она постоянно находится под надзором полиции, а в заседание была доставлена в бронежилете и в окружении трех телохранителей.

В ходе слушаний вскрываются и иные подробности жизни отгородившейся от внешнего мира мусульманской семьи Сюрюцю. Так, давняя подруга жертвы – 24-летняя Гюльса – дала прямые показания на Альпаслана, изобличающие его в изнасиловании Хатун по ее возвращении из Турции. Причем это преступное деяние он совершил не с целью удовлетворения своей похоти, а по тем же причинам, из-за которых женщину позже убили: как наказание за образ жизни, порочащий честь семьи. Эту драматическую историю Гюльса знала со слов жертвы.

Услышав показания, хранивший ранее гробовое молчание Альпаслан вскочил и стал по-турецки (процесс идет на немецком языке, которым все участники владеют свободно) яростно кричать на свидетельницу. "Переведите, что он вам сказал", – потребовал судья у зарыдавшей девушки. "Он назвал меня проституткой", – с трудом выговорила она. Порядок в зале навел не судья, а старший из подсудимых – Мутлу. Стоило ему по-немецки приказать Альпаслану: "Успокойся!" – как тот сел на место и молча уставился в пол. Эпизод с изнасилованием Хатун дал основание суду заподозрить Альпаслана в том, что именно он, а не бывший муж жертвы, является кровным отцом ее ребенка. Однако проведенная экспертиза не смогла дать однозначного заключения. В процессе объявлен перерыв, заседание возобновится через несколько дней.

Спустя месяц после убийства Хатун, в марте, берлинские феминистки организовали под лозунгом протеста против насилия в отношении женщин проведение траурного шествия. В нем участвовало более 1000 демонстрантов, из них около 700 женщин, в большинстве своем немки, но были и мусульманки. На митинге ораторы говорили, в частности, что только за последние несколько месяцев и только в Берлине жертвами домашней тирании стали 5 женщин.

В случае с Сюрюцю проблема предстает в иной плоскости, нежели "обычный", но трагически завершившийся факт домашнего террора: здесь речь идет о своего рода ритуальном убийстве. По данным ООН, в мире ежегодно убивают около 5000 девушек и женщин из-за их отступления от ортодоксальных норм мусульманской морали. В Германии такой официальной статистики не ведется, но, как сообщают из Турецко-немецкого союза помощи женщинам-мигрантам Papatya, с 1996-го по 2004 год в Берлине таких убийств у них зарегистрировано 13, и еще 32 – по другим федеральным землям.

Вскоре после убийства Хатун Турецкий союз Бранденбурга-Берлина потребовал от всех исламских организаций публично признать право женщин на самоопределение и осудить практику принуждения их к браку. На эту же тему прошла кампания в турецкоязычной прессе: Германский союз турецких религиозных учреждений и Объединение исламских культурных центров ФРГ заверили общественность в том, что по данной проблеме с членами турецкой диаспоры будет проводиться разъяснительная работа в мечетях, а также в школах (в этой связи показательно, что 3 восьмиклассника-турка из Thomas-Morus-Oberschule р-на Neukцlln еще в марте открыто высказывались в поддержку убийства Хатун).

Суд над братьями Сюрюцю начался за несколько дней до выборов в Бундестаг. Этим обстоятельством не преминула воспользоваться берлинский сенатор по делам юстиции Карин Шуберт (Karin Schubert). Она публично напомнила о своей недавней законодательной инициативе, состоящей в том, что в Уголовный кодекс Германии следует незамедлительно ввести отдельную норму, предусматривающую ответственность за принуждение к бракосочетанию. "Я уверена, – заявила сенатор, – что тем самым мы укрепим уверенность мусульманских женщин и девушек в том, что наше общество гарантирует их гражданские права".

Что ж, в преддверии возможного начала переговоров о вступлении Турции в ЕС, чему активно противится блок ХДС/ХСС, обогащение немецкого законодательства нормами, истоки которых лежат в мусульманских обычаях, вероятно, действительно актуально. Осталось только укрепить уверенность миллионов избирателей, проголосовавших 18 сентября за ХДС/ХСС, в том, что это защитит немецкое общество от атак мусульманских фанатиков.

Борис ГУБКО

10-16 октября 2005 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]