Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
03-07-2002 11:08
 
"КЕСТОНСКАЯ СЛУЖБА НОВОСТЕЙ": Кряшены ломают стереотипы

По разного рода оценкам, в Татарстане примерно 300 тысяч кряшен, что составляет около восьми процентов населения. Хотя может показаться, что они представляют незначительное меньшинство, их отличие от татарской нации по признаку принадлежности к православию ("кряшен" – искаженное русское слово "крещенный") делает их важным элементом в политике влияния Москвы в регионах России.

Происхождение кряшен спорное. Согласно о. Павлу (Павлову) из кряшенского прихода Казани, они были христианами задолго до завоевания Иваном Грозным Казанского ханства в 1552 году. "Мы отдельный этнос, - настаивает он, - православный народ, со своим собственным кряшенским языком".

Похоже, однако, что эту точку зрения кряшен не разделяют очень и очень многие. Архиепископ Казанский Анастасий (Меткин) описывает кряшен как "православных, но татар по крови". Протестант, председатель комитета, в котором занимались координацией перевода Нового Завета на татарский язык, Игорь Гыймаев поясняет, что кряшенский язык, в котором "Бог" звучит как "Алла", мало отличается от татарского. Настолько немного, что комитет Гыймаева смог недавно опубликовать редакцию Книги Псалмов на татарском языке, просто взяв кряшенский текст 1914 года и переработав его по правилам современной орфографии татарского языка.

Татары - как мусульмане, так и неверующие - настаивают на том, что разницы вообще не существует. Согласно руководителю республиканского Совета Татарстана по делам религий, Ренату Набиеву, кряшены - это "православные татары, которые являются потомками насильственно крещенных при Иване Грозном". Илдус Файз из Духовного Управления Мусульман Республики Татарстан рассказывает, что Русская Православная Церковь открыла специальные "кряшенские" конторы в 1730-х: "Монахи, с оружием, насильно крестили татар и убивали любого, кто отказывался". Позднее, пояснил он, татарам, принявшим крещение, было даровано освобождение от налогов и воинской повинности, "так что можно сказать, что они продались, отказавшись от своей религии и традиций в служении русским".

В свете всероссийской переписи населения 2002 года, вопрос происхождения кряшен неожиданно приобретает не столько историческую, а скорее политическую окраску. В статье "О татарах-кряшенах" в издаваемой в Татарстане газете "Звезда Поволжья", опубликованной 17 января, Заки Зайнуллин обвинил "шовинистическое, московское русско-националистическое руководство" в попытке разделить татарский народ, в подстрекательстве кряшен объявить себя отдельной нацией. "Нельзя нас делить! Во время российской переписи мы, татары, должны заявить: Мы - татары!" Казанский исламовед Рафик Мухаметшин приводит такое объяснение "делу кряшен" - их существование политически выгодно Москве. Поскольку татары вторая по численности национальность Российской Федерации, заявляет он, их интересы можно игнорировать только разделив татарский народ. "В Татарстане 52% - татары. Но если вы отнимите кряшен, тогда они станут меньшинством в собственной республике, которая станет просто губернией".

Кряшены, однако, планируют указать при переписи населения, что они – отдельная нация. "Мы ценим нашу самоидентичность, - заявляет о.Павлов. - Мы дорожим православием - верой отечественной". Татарские ученые не хотят видеть кряшен отдельным народом, "но перепись покажет, сколько нас здесь".

Эта ситуация получила неожиданное приложение в сфере государственно-конфессиональных отношений. На федеральном уровне все так называемые "традиционные" конфессии постоянно подчеркивают свою связь с определенной этнической группой: православие - с русскими; ислам - с татарами или чеченцами; буддизм - с бурятами и калмыками. Предоставляя религиозным меньшинствам определенное место, слияние в России большинства населения в православную веру подчеркивает однородность нации и может стать основанием для империалистической централизованной политики. В Татарстане, однако, региональные власти следуют федеральной модели, поскольку это работает против интересов Российского государства.

Согласно плакату возле массивной мечети Кул Шариф, строящейся на исторической территории Казанского кремля, это строительство, в соответствии с указом президента Татарстана 1995 года, является "многовековой надеждой всего татарского народа". Поскольку практически все, кроме самих кряшен, полагают, что кряшены являются татарами, по этой модели национально-конфессиональной принадлежности они должны быть мусульманами - и прекратить свое существование, увеличив численность татарской нации и тем сделав ее более заслуживающей полуавтономного статуса.

Во второй половине девятнадцатого века русский православный миссионер Николай Ильминский перевел ряд христианских текстов на кряшенский язык, для которого он создал алфавит. Отец Павел (Павлов) поясняет, что основной причиной усилий Ильминского была "великая угроза, что кряшены отатарились, стали мусульманами". Он не стал комментировать, существует ли такая угроза сейчас.

Илдус Файз, однако, заявляет, что многие кряшены "вернулись в Ислам", и что татары-мусульмане поддерживают их в этом: "мусульмане проповедуют в их среде - не как проповедники из США - но они слушают то же радио и читают те же газеты. Мы так же приглашаем их на уроки Ислама". Отец Павел подчеркивает, что кряшены находят саму идею "возвращения" в Ислам оскорбительной: "За минувшие пять лет было множество призывов в [татарской] прессе, чтобы мы вернулись в лоно Ислама, что нас простят. Это действует, капля за каплей: соседи начинают поговаривать: "Почему вы ходите в церковь? Пойдем с нами в мечеть". Но если мы православные, за что нам извиняться?"

В результате использования федеральной модели национально-конфессиональной принадлежности против них для православных в Татарстане открылись необычные возможности - настаивать на факте того, что конфессиональная принадлежность может быть независима от национальности, способствовать использованию местных языков как богослужебных, усилить миссионерскую работу. В проповеди после воскресного богослужения в казанском соборе Петра и Павла 26 мая - в день когда вспоминается Авраамий Булгарский, наиболее почитаемый кряшенами святой, - священник рассказал, как Авраамию, "посланному Богом проповедовать среди татар, мусульмане сказали, что это было неправильно, и что он должен был стать мусульманином, но он сказал: "Нет, я хочу быть христианином", - так что они пытали его и казнили". В кряшенской Тихвинской церкви, которая окружена мечетями в исторически татарском районе Казани, службы проводятся полностью на кряшенском языке, и есть в наличии свежие издания на кряшенском работ Ильминского, включая его переводы Нового Завета, псалмов и православного молитвослова.

Там же, в центре Казани, в приходе великомученицы Параскевы Пятницы богослужения проводятся на чувашском языке, и в книжной лавке есть в продаже перевод Евангелия от Луки на чувашский язык. Я спросила, был ли приход чувашским. Пожилая женщина за книжным прилавком ответила: "Русские, чуваши, татары, евреи приходят сюда - мы не делаем различия, они все православные". Архиепископ Анастасий соглашается. "Не имеет значения, чуваш, татарин или русский, - поясняет он, – как св. Павел писал, нет ни грека ни иудея". По словам архиепископа, "может быть, в Москве есть такие махровые ребята, которые видят свое спасение "в России", для которых Церковь - это разновидность национализма, но у нас здесь нет казаков и националистов. То, что они говорят, кажется нам очень странным, поскольку мы живем в действительно многонациональной республике".

Джералдин Фейган, Кестонский Институт


© Портал-Credo.Ru, 2002-2017. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]