Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
29-09-2017 14:11
 
"ОТКРЫТАЯ РОССИЯ": Глава общины старообрядцев: «Из-за того, что всё так нечестно, у людей негатив возникает». Президентом мы довольны, а местными чиновниками - нет: конфликт в Сочи вокруг старообрядческого кладбища принял новый оборот

Во время подготовки Олимпиады в Сочи в 2014 году многие горожане пострадали от стройки: некоторые лишились жилья, были скандалы, акции протеста, петиции, но мало кому удалось отстоять свои права. Старообрядцы смогли себя защитить, хотя было принято решение закатать их кладбище в асфальт. Так в самом центре олимпийского Сочи, за заборчиком, в ста шагах от стадиона «Фишт», сохранилось кладбище Нижнеимеретинской бухты.

Сейчас администрация Сочи снова побеспокоила старое кладбище — на этот раз чиновники решили, что его нужно перевести в разряд городских и брать плату, причем немалую, за новые захоронения со старообрядцев.

Почему старообрядцы не хотят и не будут платить, и при чем здесь Николай II, мы поговорили с председателем этой общины, иереем Артемием Ефимовым.

— Артемий, ведь это вашей общине удалось отстоять кладбище во время олимпийской застройки. Митинговали или писали какие-нибудь обращения?

— Да, наша община встала на его защиту. Все происходило слишком быстро. Было не до обращений, конечно, выходили на митинги. Кладбище планировали разровнять. Наше кладбище, наверное, единственный участок в Сочи, который остался нетронутым, со времен заселения этих мест старообрядцами. Нам было важно его оставить не только по религиозным причинам, но и по культурным. Древние кладбища по всей России — это памятники истории и культуры.

— Тогда писали, что еще Николай II выдал старообрядцам дарственную грамоту на землю кладбища и вокруг него.

— Да, конечно. Согласно документу, эти земли были отведены старообрядцам, которые возвращались из Турции в Россию — они заселили эту территорию в 1911 году и заложили здесь моноэтническое кладбище. На месте этого поселения когда-то было малярийное болото и непроходимый лес. Старообрядцы жили в тяжелых условиях. 2/3 староверов умерло, обрабатывая эти земли, делая их пригодными к жизни.

— Во время посещения Международным Олимпийским комитетом Сочи, прошла акция по защите кладбища, на которой ваших братьев избили. Были ли какие-то последствия? Осудили ли кого-то из вас или ОМОНовцев?

— Нет, серьезных последствий не было, слава Богу. Потому что мы никогда не ставили себя в противовес власти и не пытались провести какие-то акции протеста. Мы только отстаиваем свои права: мы живем в государстве, подчиняемся власти и стараемся по максимальной возможности исполнять все требующиеся законы. Сейчас для старообрядцев время очень хорошее. При президенте Владимире Владимировиче Путине такая веротерпимость к старообрядцам, которой не было, кажется, никогда.

— Власти предлагали вам перенести кладбище в другое место?

— Как я уже говорил, это все происходило очень быстро, и для переноса кладбища не было ни времени, ни возможности. Понимаете, в чем смысл старообрядческого кладбища? У нас маленького кусочка земли хватит на тысячу лет. Потому что старообрядческие кладбища не растут — ставятся деревянные кресты, и по прошествии времени (через 25-35 лет), когда крест сгнивает и падает, и уже ни гроба, ни тела там нет, на этом месте мы хороним другого человека. И если бы это кладбище оставили в покое, его хватило бы еще на сотни лет, именно поэтому вопрос о новом кладбище не стоит. В границах оно никуда не разрастается, у нас и ограды не предусмотрены, ведь мы не поклоняемся усопшим. Мы начали ставить ограды, когда с могилами наших людей стали хоронить других. А так, на кладбище должна стоять часовня и могилки, должны быть чистота, порядок.

— В соцсетях встречается мнение, что старообрядцы «пиарятся» и «за могилами не следят». Так ли это?

— Изначально мы за своим кладбищем ухаживали самостоятельно, два раза в год. После люди из муниципалитета поставили ворота и сказали, что они будут заниматься этим сами, но ухаживать вскоре прекратили. Потом обратились к нам со словами: «Вот вы ухаживали за кладбищем всегда, а почему перестали?», — мы перестали это делать, потому что здесь стали хоронить всех подряд. Не только старообрядцев. Наши люди, конечно, ходят, убираются потихоньку, но из-за того, что всё так нечестно, у людей негатив возникает. И от этого люди перестали следить за кладбищем, и мне стали высказывать, а я обратился в муниципальные органы. Прошло два-три года, но ничего не изменилось: хоронят-хоронят... Сейчас ситуация накалилась. Когда у места нет хозяина или хозяев много, ничего хорошего не происходит.

— Насколько известно, кладбище вам удалось отстоять, а дома, в которых жили ваши семьи — нет. Пришлось переехать в другое место, в новые дома. Расскажите, были ли какие-то жалобы на новое жилье?

— А мы дома и не отстаивали. Мы были не против переселения — главное, чтобы были нормальные условия. Те люди, которые хотели остаться в своих домах, в них и остались. А те из наших людей, которых переселили, в 99% всем довольны.

— Когда разгорелся скандал вокруг кладбища, местные чиновники обещали, что поспособствуют строительству новой церкви. Но, насколько мне известно, её до сих пор нет. В чем причина?

— Да, речь шла о том, что будет построена церковь старообрядческая — здесь, на Имеретинке была такая церковь, деревянная, но где-то в 1937 году ее сожгли. Когда началось строительство олимпийских объектов, власти пообещали нам построить храм. Малую церковь мы построили сами, а с храмом нам помогали олимпийские подрядчики, в этом заслуга и мэра Сочи А.Н. Пахомова, и губернатора Краснодарского края В.И. Кондратьева. Большую часть мы, конечно, строим сами. Но мы сейчас не переживаем на этот счет. Мы просили только о помощи — помощь есть. Нам не нужно, чтобы делали все за нас.

— Сейчас власти хотят брать с вас деньги за захоронения. Вы против. Почему?

— Любой человек будет против того, чтобы брали деньги за захоронение, потому что по государственному закону человек имеет право хоронить бесплатно. Мы в рамках закона и живём, законы все уважаем. Поэтому если человек богат и имеет возможность выкупить себе квадратные метры и хоронить того, кого он пожелает, на этой территории, то человек, который не богат, не может позволить себе купить квадратные метры для захоронений. Он де-факто уже не попадет туда, поскольку вся земля будет раскуплена — это продажа кладбища, грубо говоря. Церковь не предусматривает покупку мест под захоронения. Староверы — православные христиане, каноны у нас одинаковые. Разница лишь в том, что мы выполняем все каноны строго и неукоснительно. Мы на этом стоим, в этом наша особенность.

— Кладбище вы отстояли митингами. Собираетесь ли вы сейчас выводить своих сторонников на улицы или, может быть, напрямую обратитесь к президенту?

— Мы хотим, чтобы всё было мирно, без волнений, чтобы люди все жили спокойно, потому что только в спокойствии человек развивается плодотворно. С протестами ничего созидательного не будет, а будет демарш. Мы видим только один выход: на общем собрании с муниципальными властями община вынесла предложение присвоить кладбищу статус вероисповедального. Такие вещи в России практикуются, это Федеральный закон № 8 «О погребении и похоронном деле». Мы ничего нового не выдумываем, пытаемся в рамках закона найти удобный вариант, чтобы сохранить это кладбище. Отсутствие денег не должно мешать людям хоронить своих родственников.

— Если глава администрации не присвоит вашему кладбищу статус вероисповедального, а значит, фактически обяжет вас платить за захоронение, что вы будете делать?

— На данный момент мы ждем ответ на наше обращение. Но ситуация с кладбищем все больше накаляется. Сейчас это не просто небольшой поселок — это быстро заселяющийся район, находящийся в центре внимания. Эту проблему нужно решать.

Карина Корнадут,

"ОТКРЫТАЯ РОССИЯ", 29 сентября 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


© Портал-Credo.Ru, 2002-2017. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]