Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
19-09-2017 13:02
 
"РЕЛИГИЯ И ПРАВО": От Украины до "Закона Яровой". На семинаре в Совете Федерации была затронута "роль религии в мировой политике"

Тематика межрелигиозных отношений и позиции ведущих религиозных объединений приобретают всё большее значение в рамках политических дискуссий на международном уровне. Объясняется это наличием опасности экстремизма и других форм радикализма на псевдорелигиозной почве, а также ростом религиозного фактора в миграционном кризисе в Европе и в целом в межнациональных отношениях. Эти проблемы были затронуты 8 сентября 2017 года во время научно-методического семинара Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, посвященного тематике 137-й Ассамблеи Межпарламентского союза (14-18 октября 2017 года, Санкт-Петербург). 

Свои доклады представили врио директора Института Латинской Америки РАН Виолетта Тайар ("Россия и Латинская Америка: роль межцивилизационного диалога в обеспечении межрегионального сотрудничества"), замдиректора Института философии РАН Юлия Синеокая ("К вопросу специфики гражданской и этнической форм идентичности"), профессор МГЮА им. О.Е. Кутафина Людмила Ануфриева ("Парламентский контроль и функционирование международной организации в свете принципов уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств"), профессор МГЮА им. О.Е. Кутафина Вячеслав Батырь ("Информационная безопасность и Российская Федерация"), в.н.с. Института философии РАН Андрей Прокофьев ("Межкультурный диалог: риски, сложности, перспективы"). В ходе семинара был также обсужден проект резолюции 137-й Ассамблеи МПС "К 20-летию Всеобщей декларации о демократии: общность нашего развития".

Роль религиозного фактора была затронута в докладе автора данной статьи «Межрелигиозный диалог и свобода совести в международной повестке дня».

Рост влияния религиозных организаций в политике и в социальной сфере происходит в условиях глобализации, развития сетевой религиозности и так называемого «рынка религиозных идей». Помимо позитивного влияния религии и участия верующих в разрешении социально-политических проблем, возрастает и влияние религиозного фундаментализма. Он не всегда, но иногда превращается в псевдорелигиозный экстремизм в рамках обострения противоречий Запада и Востока, а также противостояния секуляризации публичной жизни, которая сохраняется и в Евросоюзе, и в России. 

Религиозный фактор развивается на фоне целого ряда кризисов, с которыми сталкивается и Россия, и другие страны. Прежде всего, это ближневосточный кризис и фактор запрещенной организации ИГИЛ, деятельность которой приводит к экспорту терроризма и псевдорелигиозного экстремизма. В результате действия этого фактора возникает проблема: как, собственно, отличить религиозный фундаментализм от экстремизма, терроризма на псевдорелигиозной почве. 

Другой важный фактор – это российско-украинский кризис, который затронул всё постсоветское пространство. В результате развития ситуации в отношениях между двумя странами после 2014 года была поставлена под вопрос сама по себе целостность Русской православной церкви (Московский патриархат), чуть менее половины приходов которой находятся в Украине в рамках Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ). За время кризиса в рамках УПЦ укрепилась группа сторонников независимости от патриарха Московского, а украинские политики периодически призывают создать свою поместную церковь, которая бы канонически была бы отделена от Московского патриархата.

Помимо этого, что также играет большую роль для защиты российских интересов в мире, другое звучание приобрело определение «русского мира». Оное стало переосмысливаться и в России, и в Украине. Если в Латинской Америке совершенно понятно, что такое «русский мир» (русская диаспора, русские культурные центры), то на постсоветском пространстве это понятие стало политизироваться и напрямую ассоциироваться с российской внешней политикой. В итоге патриарх Кирилл выступил против политизации «русского мира», за наполнение его культурным и духовным смыслом, но после 2015 года руководство РПЦ практически перестало использовать в своей риторике это понятие. 

Следствием российско-украинского кризиса стало то, что напрямую затрагивает межпарламентское сотрудничество. Это стремление части депутатов Верховной Рады принять ряд законопроектов, на основании которых будет возможна дискриминация Украинской православной церкви, как организации, центр которой находится в «стране-агрессоре». Данной тематике религиозной дискриминации была в основном посвящена деятельность Уполномоченного по правам человека в Министерстве иностранных дел, эта должность уже ликвидирована.

Помимо сирийского и украинского факторов в международной политике присутствует фактор общехристианский, основанный на солидарности консервативных христианских церквей. Гаванская декларация папы Франциска и патриарха Кирилла, принятая в феврале 2016 года, обозначила практически все основные проблемы, которые стоят перед традиционными религиозными силами на международной арене. В декларации отмечены проблема критической позиции греко-католиков по отношению к УПЦ и признания канонической церковью именно УПЦ. В этом отношении Ватикан встал на сторону Русской православной церкви. Лидеры двух мировых Церквей выделили также проблему защиты христиан в разных странах мира: на Ближнем Востоке во время военных конфликтов и в странах Евросоюза от агрессивного секуляризма. Чрезвычайно важной темой также является вопрос участия религиозных организаций, прежде всего, христианских церквей в проблемах, которые касаются соблюдения социальной справедливости в мире. Это одна из основных тем выступлений папы Франциска, когда он выступает на всех международных площадках. 

Что касается защиты прав и интересов верующих, важно упомянуть, что большую роль в этом вопросе сыграла резолюция Парламентской ассамблеи Совета Европы о преодолении дискриминации в отношении христиан, мусульман и других религий, которая в июле 2017 года была инициирована сенатором Людмилой Нарусовой и вице-спикером Госдумы РФ Петром Толстым. 

Одной из основных проблем остаётся отсутствие широкого межрелигиозного диалога на евразийском пространстве. Если Русская православная церковь выстраивает по своим каналам этот диалог с теми, кого она считает традиционными религиозными организациями, то на межпарламентском уровне этого диалога практически нет. Вторая проблема связана с законодательством в религиозной сфере и отсутствием системы и концепции государственно-конфессиональных отношений, как в России, так и в сопредельных государствах. К примеру, государства Центральной Азии принимают меры, связанные с противодействием терроризму и экстремизму, но религиозная жизнь оказывается под контролем до такой степени, что она становится почти невозможной. В России проблемы связаны с применением части положений так называемого «пакета Яровой – Озерова» (вступили в силу в июле 2016 года), которые касаются регулирования миссионерской деятельности. В течении года после принятия этого закона накопилось более 100 административных дел, на оснвоании которых были оштрафованы совсем не террористы и экстремисты («Пакет Яровой» формально принят в целях противдействия терроризму), а представители самых разных конфессий, в основном неправославные христиане: баптисты и пятидесятники. Соответственно, не всегда логичные и правосудные решения, принятые на основании этого закона, составили большую часть доклада Госдепа США за 2017 год о соблюдении религиозной свободы в разных странах мира (отдельный подраздел доклада посвящён соблюдению свободы совести в Крыму). Обвинения со стороны американской администрации в дискриминации верующих в России также регулярно становятся политическим фактором на международной арене, где большое значение придаётся развитию межрелигиозного диалога. 
 
Несмотря на существующие проблемы в отношениях между западными странами и Россией, в ряде европейских стран Россия воспринимается как оплот традиционных ценностей и защитница своей собственной идентичности. Согласно исследованию американского Пью Центра (Pew Research Center) в Центральной и Восточной Европе в 2017 году, большинство опрошенных в странах региона (кроме Украины) считают, что Россия «обязана защищать православных христиан» и «интересы русских».

Роман Лункин, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН,

"РЕЛИГИЯ И ПРАВО", 13 сентября 2017 г.
 

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


© Портал-Credo.Ru, 2002-2017. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]