Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
27-10-2015 17:26
 
"РЕЛИГИЯ В УКРАИНЕ": Иллюзия богоборчества. Как раскручиваются «гонения» на УПЦ МП в Украине

Прошло время обостренного национализма на Украине, 
который закономерно проявлялся во время становления государства». 
Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины. 
Москва, 2008 год 

Пиар-проповедь

Совсем недавно управляющий делами УПЦ вдруг  заговорил о «беспрецедентном давлении... в ХХІ веке» на Украинскую Церковь, гонениях со «средневековыми, варварскими, тоталитарными подходами к решению религиозных противоречий». Трудно не согласиться, что это банальный эпатаж, повторяемый под трафаретку московских спикеров. И с таким же эмоциональным накалом, как в знаменитом обращении Сталина к советскому народу после нападения фашистов на СССР. Со стороны всё это выглядит и неприятно, и грустно, и отчасти курьёзно, а у верующих людей от этой фальши душа мятётся.

Так называемые гонения представляют собой перераспределение культовой собственности внутри сельских общин и в основном локализуются в двух областях — Ровенской и Тернопольской. Причем Сарненская епархия (Ровенская обл.) показывает высокий процент строительства и посещаемости наших храмов, и ни одного так называемого «захвата». Зато Патриарх и его спикеры на всю мощь своих пропагандистских мехов трубят, что де в мире идет война с христианством. А у нас, на Украине, более-менее спокойно, никто войны против христиан не замечает. Значит, непорядок, нужно шумок организовать, чтобы Патриарху можно было красивый пример привести.

Называть гонениями переход 20-30 приходов из тысяч принадлежащих УПЦ – больше, чем преувеличение. Смотря на то, как грубо ведет себя пропаганда РПЦ, могло быть намного хуже. «Ты знаешь, – сказал мне знакомый сельский священник, – каждую субботу вылажу из-под трактора и, готовясь к воскресной службе, хоть времени совсем нет, должен пересматривать, что там на нас несут СМИ. Нужно быть готовым защитить людей и от однобокой правды мирских СМИ, и от соблазна, который сеют СМИ православные».

Не так давно в украинском виртуальном пространстве объявилась фирма дешевых пиар-технологий «Союз Православных Журналистов». Фирма анонимная, а потому позволяет себе компилировать из обрывков разноречивой информации тексты о «гонениях» с кричащими заголовками «Захваты храмов…», «Война с Православной Церковью..!», «Преследования христиан…». Заголовки хитренькие, как и сами основатели СПЖ. «Митрополит Албанской Церкви назвал дьявольскими действия УПЦ КП», – такой вывод делают «православные журналисты», исходя из невинных мыслей иерарха о том, что «такие странные явления (церковный раскол – авт.) были в истории нашей Церкви». Похоже, что СПЖ-технологи даже и не подозревали, что эта самая история все-таки есть у Церкви Христовой, поэтому так и не поняли, что же на самом деле хотел сказать владыка.

На СПЖ-предприятие не стоило бы обращать никакого внимания (мало ли какие глупости в интернете встречаются), если бы ссылки на него не появлялись на официозных сайтах УПЦ. И тут уж поневоле задумаешься о профпригодности тех, кто занимается информационной политикой Церкви.

Потому что нельзя постоянно привирать с лукавым акцентом невинной жертвы о том, что происходит «тотальное» давление, запугивание христиан властями или «правым сектором». Так и хочется спросить церковных спикеров: а вы хоть раз были на местах конфликтов, пытались сами примирить людей некогда единой общины? Давайте обойдемся без псевдорепортажей «с места событий», на которых смонтированы кадры и выжаты сенсационные клипы с целью убедить всех и вся, будто для православной Церкви на Украине существует угроза физического уничтожения. Понятно, что этим можно подпитывать страсти российского населения, уверенного в засилье на Украине безбожной бандеровской власти. Но вряд ли это убедит Вселенскую Церковь в невозможности самостоятельного существования УПЦ без опеки Москвы.

Потому что прямая зависимость УПЦ от Москвы как раз и приводит к этим конфликтам. Обруби административно-каноническое подчинение Москве – переведи УПЦ в другую каноническую юрисдикцию или пусти в самостоятельное автокефальное плавание – и сам предмет спора исчезнет.

Но это не в планах ни российской иерархии, ни воспитанных в Московских духовных школах архиереев УПЦ. А потому им приходится проводить неуклюжие параллели современной ситуации в УПЦ с советским богоборческим временем. Вот только никак не достает для подтверждения хотя бы одного пострадавшего архиерея, как это было в те самые советские времена, по слову Евангелия «поразится Пастырь – разбегутся овцы». Правда, во время боевых действий на востоке Украины все же потерпел скорби один представитель этого церковного сословия, но касались эти страдания материально-финансового благополучия известного архиерея.

Гонения или гонка вооружения

Как теперь, после архиерейских слов о нынешних «гонениях», смотреть в глаза людям, с которыми мы, христиане, живем, делим радости и горе? Ведь сравнением сегодняшних «гонений» на Украине с советскими наш народ опять нарекается гонителем Церкви Христовой. В советские годы каждый сознательный гражданин считал своим долгом выдать служителей не угодного властям культа на перевоспитание сотрудникам КГБ.

Наши архиереи транслируют мысли Патриарха Кирилла о гонениях на Украине, а в России сегодня происходит эпоха возрождения СССР. В Советском Союзе люди верили в Ваала, олицетворявшегося в образе Вождя. Совесть в образе Христа мешала этому таинственному слиянию беса и человека, её нужно было уничтожить во имя «светлого коммунистического будущего». А сейчас под видом патриотизма государство опять требует от человека чуть ли не религиозного себе поклонения, служения величию, славе и «великой исторической миссии России». Но потом государство неизбежно превращается в идола, питающегося человеческими жертвами.

Говоря о гонениях, укажите на факты такого социального явления на Украине, на законы, как, например, декрет Ленина о «Тотальной борьбе с реакционным духовенством», которые бы легализировали преследования или убийства священников. В конце концов, укажите факты такого отношения к Церкви хотя бы одной сотой украинского общества. В СССР не власти гнали Церковь, а обычные люди, толпа, которая до этого распяла Христа. Власти лишь исполняли социальный заказ.

В украинском селе, где жила моя бабушка, когда отстраивали разрушенный коммунистами храм, даже последние алкоголики кирпичи подносили. Я никогда не поверю, что люди его кому-то отдадут, если батюшка к этому не спровоцирует своими делами или словами, в которые иногда понуждают верить, как в святое Евангелие.

Классический сюжет «захвата» произошел в одном селе все той же Тернопольской области. Батюшка «набрался» спиртного и пошел вразнос, его и послали на покаяние в монастырь. А сменивший его иеромонах, от всей души желая блага людям, начал говорить в духе Патриарха Кирилла проповедь об идеалах Святой Руси и «русского мира». Насмотревшись вдоволь на отдельные образцы сих идеалов в Крыму и на Донбассе, люди его культурно попросили сменить риторику, а после отказа привели, по их мнению, более трезвого и рассудительного «украинского» батюшку. Отвечающего запросам парафии священника они смогли найти в УПЦ КП.

Вопрос риторический: не сами ли мы себя гоним? Вполне очевидно, что приход уже давно ждал случая, как бы избавиться именно от «московского» священника и утомляющей душу церковно-геополитической пропаганды. В народе говорят «какой поп, такой приход». Есть глубокое внутреннее благодатное единство в храме между священником и паствой, и если пастырь отходит от евангельских заповедей, то паства соответственно от Церкви. Простые люди по-другому мыслят, они не разбираются в канонах, они говорят так: «Ты имеешь веру, а я имею дела»: «покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих.» (Иак 2,18).

Когда началась война на Украине (или, точнее, против Украины) один знакомый батюшка, как только в его село привезли несколько «двухсотых», сразу предупредил инициативу раскольников похоронить героев. Сходил в семьи погибших, отслужил литии, а на проповеди в храме сказал: «Патриарх для нас сегодня не указ, мы имеем Евангелие и совесть, и будем поминать вселенских Патриархов среди которых и Кирилл как равный среди равных. Святая лишь Церковь, а никакая не Русь, и мы можем отдавать свои жизни только за Христа, а это и значит, отдавать души за други своя, что и совершили ваши дети, дорогие прихожане».

Этот храм стоит на камне его веры, и Церковь на его приходе не одолеют врата ада. Почему? К счастью, он не слышит в своей глуши той околесицы, которую последнее время несут Патриарх и его клевреты. Батюшка сделал это по простоте сердечной, потому что так и положено поступать, не рисуясь ни перед кем. А людей не обманешь, они слышат душой тот посыл, с которым священник идет на службу.

А вот и другой случай, о котором свидетельствую. Вызвала община села батюшку на сход решать судьбу храма. Были приглашены представители местной администрации, а батюшка в ответ закрылся в храме и начал служить акафист «Взбранной Воеводе», которым так врагов отгонял. Где он видел врагов? Выйди к людям, скажите слово, объясни свою позицию, а тогда уж делай выводы, плохие это люди или хорошие. После неоднократных приглашений оппонентов объясниться тот священник именем Христа заявил: «Я бы вас всех тут поубивал!». Вот и двери в храме вышибли маленько.

Христос, когда за Ним шли солдаты в Гефсиманию, Сам вышел вперед, дабы не подвергались опасности ближние, и сказал: «Вот Я, Меня берите, а их оставьте, дабы никто не пострадал». Ныне служители Христа, не подумав, что-то изрекают, а потом баррикадируются в храмах, прячась за спинами овец Христовых. В Катериновке на Тернопольщине храм «захватывают», а владыка тем временем на Афоне подвизается. Я себе не представляю Христа, Который проводит время в Гефсимании, оставляя Голгофу.

О многих «мелочах» промолчали православные информационные каналы, подающие безобразный скандал в Катериновке как некий мученический подвиг христиан. Но современные подвиги при тщательном рассмотрении оказываются не чем иным, как провокациями. Когда община христиан УПЦ КП в этом селе предложила служить по очереди в местном храме, прихожане УПЦ (МП) на это не согласились. Областная администрация разрешила этот вопрос с тернопольским владыкой Сергием, который согласился на предложенные условия "ради мира". Это известная практика на Украине ещё со времен унии, когда во избежание кулачной стычки нужно было искать решение для двух общин, претендующих на храм.

Когда прихожане УПЦ КП явились на богослужение, храм был заперт. Милиция, а не «Правый сектор» приехала туда после того, как в церковь, вскрыв двери, зашли представители УПЦ КП с разрешительными документами на пользование храмом. Как тут же появился целый «экскурсионный» автобус с почаевскими семинаристами, которые ринулись вместе с активными прихожанами в храм. На просьбы милиции не обращали внимания, в ейфории «стояния за веру» они набросились на милиционеров, пока не приехал Тернопольский спецназ и за несколько минут в прямом смысле не повыбрасывал всех подряд с территории храма. Конечно же, мальчишек, накрученных проповедью о «стоянии в истине», не стоит судить строго, они были уверены, что борются за правое дело.

И вот наши спикеры, комментируя это происшествие, утверждает, что попираются нормы Конституции и права человека. Но прихожане соседней конфессии (наши братья, хоть и заблудшие) — они что, не люди, у них никаких прав нет? Владыки утверждают, что православные нынче «вне закона». Так ведь все участники конфликта православные, отступления от веры нет, есть отступление по административно-канонической линии.

Вы спросите, а какое право имели светские власти вмешиваться в духовные дела? Можно задать встречный вопрос: почему наши иерархи в сопровождении представителей Московской Патриархии разъезжают по Европе, по мировым судебным инстанциям, в ООН, ОБСЕ, а не обращаются к иерархам Вселенской Церкви, дабы соборно рассудить конфликт? Есть эффектная картинка «захвата», а что дальше будут делать прихожане, жертвы этих провокаций, куда деваться батюшке, как дальше жить односельчанам, что делать тем нескольким семинаристам, на которых за нападение на милицию завели криминальное дело? Все это мало волнует высокопреосвященных лиц.

Почти во всей Европе православные совершают богослужения по очереди с католиками, и это не оскверняет литургию. Первый в мире большой православный храм апостола Петра был освященной базиликой, в которой раньше приносились жертвы языческим богам. И у нас на Украине испокон веков точно так же храмы делились, потому что они принадлежали феодалам, которые часто были не православными, и за богослужение прихожанам приходилось платить аренду пану. Мы умели мириться в сложной ситуации, и кто знает — может и ныне, видя терпение христиан православных, кто-то вернулся бы в лоно Церкви. Вот точно так много лет служат в соседнем с Катериновкой районном центре — Шумске, и ничего, а тут так быстро возгорелись.

В ряде храмов действительно происходят конфликты, сами общины расслаиваются внутри себя, но это не есть показатель тотальной войны с православием, как это можно понять со слов наших озадаченных ситуацией владык.

Вот пример в селе Судобычи Ровенской области. Кассир местного храма от лица общины просто побоялся сказать прямо батюшке о желании перейти в КП. Когда священник уехал куда-то по делам, они отдали ключ представителю УПЦ КП. Изгнанный батюшка не растерялся и не стал накладывать анафемы на своих впечатлительных духовных чад, а просто пошел служить в сельской хате. Со временем прихожан у него стало вдвое больше, чем было, даже облачения и книги богослужебные новые купили, которые в старом храме ещё за царя гороха были. Люди из нескольких сел кто что мог — собрали и уже заложили фундамент нового храма, прямо на пересечении дорог, чтобы людям из соседних хуторов ближе было добираться. Глава сельской администрации, который и церковью-то раньше особо не интересовался, выделил на это дело добротный лес, чтоб «перед внуками не стыдно было». Нет худа без добра. Так за Христа ли мы нервы друг другу треплем в этой новоявленной канители «гонений»?

В небольшой, но резонансной заметке в нашей местной газете о судьбе храма в селе Птича Ровенской области, между прочим, говорилось, что он решением суда передан для пользования прихожанам УПЦ. За сей храм много лет продолжалась борьба. Как одной, так и другой конфессией писались официальные заявления с угрозами местной власти, что будут брать «выше», если будет не по-нашему, и ходили с крестными ходами по территории Областной Рады. В результате два светских работника администрации были увезены в больницу с инфарктами, а советник при администрации по вопросам религий подал в отставку. Я думаю, с другой религиозной организацией он мог бы прийти к соглашению, а вот с исповедниками Евангелия ну никак.

«По тому узнают что вы мои ученики, если будете иметь любовь между собой», — говорил Спаситель. Но нынче из храмов вылазит православное бескультурье, которым кичатся христиане, как неким подвигом ратным. Раньше большевики на баррикадах глотку рвали, теперь их место, увы, занимает духовенство. В глазах моих сверстников и соотечественников это выглядит как рядовое свинство, а мы говорим, что это добродетель, и обиднее всего то, что мы уверены в этом. «Покаяние – это значит не оправдывать себя поиском внешних причин наших действий, – пишет современный русский проповедник игумен Петр Мещеринов, – но видеть именно свои ошибки и немощи и попробовать понять: а может быть, мы сами даем людям внешним повод судить о Церкви не должным образом».

Было время, когда необходимо было постоять за храмы, но теперь оно миновало, пришла пора диалога, от которого мы осознано уходим. Блаженнейший Владимир (Сабодан) ещё в 2008 году в Москве говорил, что «прошло время обостренного национализма, который закономерно проявлялся во время становления государства». В свете недавних событий у многих появилось стойкое убеждение, что новая вражда поддерживается церковными сторонами обоюдно и искусственно.

Мучения и страхи

Итак, нас уверяют, что сейчас на Украине гонения, как во времена безбожной власти, что используются средневековые методы давления.

Но к стоянию в какой истине призывают и кто конкретно обвиняется? В воспоминаниях архимандрита Кирилла Зайцева «Смутное время патриарха Тихона» есть такие слова Святейшего, обращенные к московским священникам, которых принуждали публично отречься от Бога: «Я никого к мученичеству не призываю, потому что не всякий сможет сей крест понести, и если кто-то оступится, я наперед прощаю».

Нынешние «мученики» едут на заседания ОБСЕ, участвуют в публичных мероприятиях, в телепередачах, чтобы всем продемонстрировать свои гипсы и ссадины. Интересно, как бы выглядел, например, мученик Пантелеимон, который бы со знанием дела (ведь был врачом) рассказывал на форуме в Риме о порезах и ушибах на своем теле?

Недавно митрополит Онуфрий Шепетовку посещал. Это небогатый край, там закрыты почти все прибыльные предприятия. С простых попов, у которых зарплаты едва на отопление хаты хватает, затребовали в дар высокой делегации сумму в долларах с прихода. Знаю это со слов священнослужителей. Зачем, спросите, нереальные для местного духовенства деньги собирать? Может, для беженцев, которых в стране очень много? Или на перелет с эскортом блаженнейшего Предстоятеля? Мученик-иерарх Иоанн Златоуст в изгнание пешком ходил, а «гонимые» владыки на небесной колеснице епархии объезжают. А «богоборческая» местная власть Шепетовки еще должна была на скорую руку организовать мягкую посадку для элитного вертолета архиерея.

Суть, конечно, не в вертолёте, летайте на здоровье сколько угодно, а в отношении к людям. Восемьдесят процентов священников УПЦ живет за границей бедности, тяжело работают и при этом служат литургию. Дай Бог им здоровья, ибо за их терпение Господь милует архиереев.

Да, личное достоинство отдельных иерархов репортажи СМИ принижают (и часто поделом), но отнюдь не Церковь. По нашим делам судят о нашей Церкви. Батюшка бегает по селу — ищет, где же взять взаймы деньги на приезд Блаженнейшего в Шепетовку. Может, козу продать (это конкретный случай)? А как матушке-то сказать, она ж прибьет, ведь копейку к копейке на уголь собирали. Но что делать, ведь архиереем был поставлен вопрос ребром «о соответствии батюшки занимаемой им должности». И не надо удивляться, если потом из уст в уста «бабское радио» по местной округе будет разносить: «Митрополит на вертолете прилетает, не дай Бог, чтобы он сюда еще раз заявился, а то ведь батюшку жалко».

Хотя реальная опасность угодить в мученики была, если бы разгневанные матушки до вертолета добрались...

Слова… Слова… Слова…

Смотришь на фотографии наших архиереев, окруженных паствой, и думаешь, с какой любовью наш народ относится к священному сану, но почему его носителям не интересно, что там у людей на сердце? Все рисуются, как Брежнев среди пионеров, и при этом ни в одной из речей, произнесенных за последнее время, нет даже тени сочувствия народу.

В разгар антирелигиозной «кавалерийской атаки на Церковь», когда было уничтожено уже несколько тысяч «реакционного духовенства», святитель Христов святой Патриарх Тихон не умолкал. «Чадца мои! – писал он в своем Послании от 21 июля 1919 года, – пусть слабостью кажется нам эта незлобивость Церкви, эти призывы к терпеливому перенесению вражды и злобы… но мы умоляем вас, умоляем всех наших православных чад не отходить от этой единственно спасительной настроенности христианина, не сходить с пути крестного, ниспосланного нам Богом, на путь восхищения мирской силы или мщения».

Думаю, излишне будет после этих слов говорить, что по-другому невозможно было тогда поступать. Я люблю и восхищаюсь многими советскими архиереями, через немощь которых Господь правил своей Церковью. Ведь само её существование в те годы – это чудо!..

А сегодня в нашем «бандеровском» городе глава местной администрации на всех больших праздниках молится именно в нашей церкви. Для строительства наших храмов выделяются не самые плохие участки все той же местной администрацией, количество роскошных храмов, которые строятся в городе, уже зашкаливает.

Мы спокойно ходим крестными ходами по центральным улицам с многолетием Патриарху, и люди, которые за этим наблюдают, крестятся, а кто-то крутит у виска пальцем, но не больше. По всей Украине впервые в разгар войны на Донбассе были организованы крестные ходы в день Торжества Православия, и ни одного конфликта! Зато в Сумах нестроения начались с того, что иподиакон правящего архиерея полез в драку, дабы отстаивать свои православные убеждения. По российскому телевидению из этого комара выцедили «нападения на православных». Вывести людей на улицы в такое смутное время, это все равно что устроить пророссийский митинг, когда страна в состоянии войны. Видимо, не без умысла это делалось; слава Богу, ожидаемого урожая не собрали.

Изобилие плодов земных во время войны на Украине у нашего архиерейства не оскудевает. Если прошлый наш Предстоятель ездил по Украине на машинах, то нынешний уже летает на дорогих вертолетах. И при этом так много пишется сегодня о помощи беженцам со стороны Церкви. Но я приведу не абстрактный, а конкретный пример.

Один известный мне батюшка вывез свою семью на Западную Украину с тремя малолетними детьми из горячей точки на Донбассе. Сам поехал искать места в Россию. Там помыкался, архиереи деньги за хороший приход немалые запросили, или постригаться в монахи предложили, а матушку, мол, Господь сбережет. Вернулся обратно к жене и детям, грядет зима, а ему одеться толком не во что. И помогают добрые люди как могут, а владыкам некогда на «единицы церковные» растрачивать свое внимание. Эту семью нашли по социальным сетям американские протестанты и присылают одежду с игрушками детям. Слава Богу, не без хороших людей мы живем в этом мире.

С церковных кафедр твердят о том, что не должна Церковь вмешиваться в политику, что кругом политиканы конфликты провоцируют. А позвольте напомнить, сам владыка Павел (Лебедь) был народным депутатом при прошлой власти, да и в нашей епархии пару таких депутатов имелось. И они не стеснялись пользоваться мандатом в церковных нуждах. Вчера еще эти люди делали то же, в чем сегодня обвиняют других.

Никогда не забуду, как в семинарии нам четко объясняли, как голосовать правильно: за Партию регионов и Януковича — объединителя, так сказать, земель русских на Украине. Причем за этим следили и переспрашивали. Один наш преподаватель честно заявил, что за «регионалов» голосовать не будет. Имя известного патролога и знание святых отцов на языке оригинала не спасли его от увольнения.

Вряд ли какое-то право имеют служители присваивать себе роль мучеников, ничем не жертвуя, не рискуя запылить даже бамперы своих бесценных джипов на сельских дорогах. Перед митрополитом Сергием (Страгородским) большевиками в тридцатых годах было поставлено конкретное условие – говорить американским журналистам, что в Советском Союзе религию не преследуют. Русская Церковь за Рубежом за это его осудила, но кто из осуждавших знал, что в его столе лежал список священников с детьми и сродниками, которых бы просто убили за малейшее «неправильно» сказанное Местоблюстителем слово. Митрополит Сергий любил людей, и это давало ему какое-то моральное право слукавить перед властью, пожертвовать своим именем, престижем пастыря гонимой Церкви, славой мученика-героя, ради жизни невинных людей.

Но часто бывает так, что христиане забывают про совесть, считают, что её нормы только для язычников писаны, а мы уже у Бога за пазухой.

«Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови» (Ис 1,11). Существует такая языческая по духу религиозность, которая с древних времен как-то приживается в сердцах христиан вместе с благодатью, и мнит себя выше всякой культуры и нравственности. Теряя Бога в сердце и душе, мы служим Ему исправно молебны, сознательно переступаем через совесть и пренебрегаем даже культурным поведением в обществе. Почему? Да потому что того требуют обстоятельства, личный бизнес, политические интересы христиан православных. Неплохо все это иметь, но опасно переступать положенное Богом Слово в нашей природе. Сей камень если на кого-то упадет, раздавит, а кто на Него упадет, как известно, разобьется.

В 1917 году, критическая масса внутреннего раздражения на духовенство взорвалась революцией. Неспроста Церковь тогда в первую очередь пострадала. Это были не только происки идеологических врагов, это сами чада Церкви суд над ней вершили, и видно было за что: «давно, давно накоплялся гнев народный на священников корыстолюбивых, пьяных и развратных, которых к стыду нашему было немало» (св. Лука Войно-Ясенецкий). Грядет 2017-й. Не дай Бог проявиться наихудшему сценарию, который и в России, и на Украине накликают сами служители культа.

Денис Таргонский,

"РЕЛИГИЯ В УКРАИНЕ", 23 октября 2015 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]