Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
22-04-2003 11:37
 
"НОВАЯ ГАЗЕТА": "В нашем стаде появились волки"

Шельмуют псковского священника Павла Аделъгейма (из немцев), посмевшего написать полемическую книжку (тираж 1000 экз.), касающуюся болезненных проблем оскудения хрис­тианства в современной церковной жизни. Теоретическую часть книги автор проиллюстрировал примерами из жизни — своей и других псковских священников, а также начальствую­щего над ними епископа преосвященного Евсевия.

Пять лет прошло с тех пор, как замечатель­ный и всемирно изве­стный русский иконописец архимандрит Зинон Теодор был запрещен в священнослужении, изгнан из клира Псковской епархии и выслан из Мирожского монастыря. Как древнерусская иконопись, из тысяч замечательных масте­ров которой лишь немногие имена среди моря забытых по­мнят сугубые специалисты, прославлена в Андрее Рублеве и Дионисии, так возрождение иконописного мастерства, бес­спорно, является признанной во всем мире выдающейся зас­лугой именно Зинона. Вина которого и осужденных вместе с ним монахов Иоанна и Пав­ла состоит лишь в том, что они приняли причастие на службе, совершенной в монастыре их гостем, католическим священ­ником итальянцем Романе Скальфи. Причем потом ока­залось, что один из двух това­рищей по несчастью пострадал случайно, так сказать, по ошибке: архиерей, не разоб­равшись, но пользуясь слуха­ми, наказал его за то, чего он не делал и делать не мог, так как в этот день его не было в монастыре. Всем это сегодня известно, включая, разумеет­ся, самого архиерея, но "ошибку" никто не собирается не только исправлять, но и признать не собрались за пять лет — где уж тут говорить о том, чтобы хотя бы извиниться перед невинно пострадавшим! В мутных межцерковных отношениях католиков и православных не разобрались за тысячу лет целые поколения уче­ных-богословов, но никто ни­когда не посмел усомниться в подлинности обеих ветвей Цер­кви, в действенности Таинств. Поэтому совместное причастие, которое то запрещается, то раз­решается (последний раз в 1969-м), то вновь "откладывает­ся" (по решению 1986 г.), безус­ловно, не может считаться пре­ступлением, достойным столь строгих мер. Тем более что как только самим иерархам Церкви, как не раз бывало за последние десятилетия, вдруг приспичит по причине политической целе­сообразности в очередной раз побрататься с католиками, все они прекрасно служат и прича­щаются друг с другом. Делал это в свое время и псковский епис­коп, принимавший католичес­кую церковную делегацию в Псково-Печорском монастыре.

Из всех псковских священников нашелся один, ко­торый решился на протест против начальственной рас­правы: за неимением иной возможности действенно вос­противиться несправедливос­ти священник Владимир Анд­реев подал прошение о своем увольнении от службы "за штат". По-мирскому: уволил­ся с работы "по собственному желанию" в знак протеста — в обычной жизни такое тоже бывает, и довольно часто. В церкви — уникальная, дико­винная редкость. И вот что он получил вдогонку от началь­ства, так сказать, "в спину": "Вы, согласно поданного Вами прошения, увольняетесь за штат, с запрещением в священнослужении, в связи с Ва­шим публичным порицанием в адрес Правящего епископа" — не ты от меня ушел, а я тебя вон вышвырнул с "волчьим билетом", чтобы неповадно было владыку холопам крити­ковать. "В связи с публичным порицанием" — велика публичность, прописанная в за­явлении об увольнении!

После этого всего, и еще многого, преста­релый священник с 45-летним стажем служения Павел Адельгейм, отсидевший при Советах за веру тюремный срок, написал свою книжку. Однако никто с ним в публич­ную дискуссию вступать не стал, но решили обойтись "до­машними" средствами. Все по­добные мероприятия имеют одну общую тоталитарную чер­ту, вытекающую как прямое следствие накопленной за про­шедшие столетия церковной беды, постепенно разложив­шей церковный организм до состояния тоталитарной священносановной секты, стремящейся окончательно замкнуть­ся в себе, с тем чтобы иметь неоспоримую и беспредельную дисциплинарную власть над своими "адептами". Черта эта состоит в неистовом (и небезуспешном) желании церков­ного начальства заткнуть рты всем чем-либо недовольным, объявить их в том числе сумас­шедшими (напоминает что-то, не правда ли?) и, по возможно­сти, скрыть неприятную правду от общества, как правило, путем заговора молчания, орга­низуемого в скандальных слу­чаях всей мощью средств, име­ющихся в распоряжении у объединенной начальственно-церковной корпорации. А средства здесь имеются нема­лые, если вспомнить трогатель­ную номенклатурную дружбу церковной верхушки с руко­водством страны и партии в со­ветские времена и выслугу лет многих наших теперешних епископов в КГБ СССР

Говорят, "кто старое помя­нет, тому глаз вон", однако в то же время "новое — это хорошо забытое старое", и методы КГБ, нынче основательно под­забытые обществом, продолжа­ют с успехом применяться в ус­воившей их от "старших по зва­нию" церковно-номенклатурной среде против своих инакомыслящих. Притом об­щественность не считает воз­можным вмешиваться во внутрицерковные разборки, види­мо, по выдвигаемой клерикала­ми на первый план причине их отделенности от государства, которой ловко научились ма­нипулировать в свою пользу церковные начальники. По­звольте, речь ведь все-таки идет не о полной изоляции "за стен­кой" или пребывании Церкви вне государства, общества и границ страны, где-нибудь, на­пример, на Луне. Все-таки ве­рующие являются гражданами страны, для которой их жизнь и судьба (зачастую прямо зави­сящая от произвола, безогляд­но творимого церковными на­чальниками) обязаны быть не­безразличны.

Ну вот, обратимся те­перь к церковным до­кументам. Привожу особо любопытные выписки из "Протокола Епархиального совета", на закрытом заседа­нии которого тридцать священнослужителей под руко­водством епископа анонимно и в отсутствие неприглашен­ного о.Павла судили книгу, а более — ее автора.

"...Книга говорит о ду­шевном нездравии иерея Пав­ла. Иерей Павел — церковный диссидент...".

"...Книга иерея Павла "Догмат о Церкви" — кощун­ственна. В ней — клевета на правящего епископа... Ставлю вопрос об отстранении прото­иерея Павла от служения...".

"...Книга вышеназванного автора с первых страниц сви­детельствует о его духовном кризисе. Сразу бросается в глаза отсутствие благослове­ния священноначалия на из­дание труда...".

"...Книга священника Павла Адельгейма "Догмат о Церкви в канонах и практике" является вредной для всех вре­мен и народов...".

"Тяжелая книга,она на­правлена на подрыв авторите­та Церкви...Возможно,что онаявляется своеобразной платой за финансовую поддержку от западных общин...".

"...Книга — антицерковная! Боюсь, что отец Павел делает это умышленно, как враг Церкви...".

"...Ни для кого не секрет, чтоотецПавелвыставлял свою кандидатуру на выборах в органы законодательной власти. Видимо, ему очень хотелось приобщиться к антицерковной деятельности (выделено мной. — Автор) таких личностей, как Глеб Якунин".

"...Мы крайне обеспокое­ны той клеветой, той сатанин­ской провокацией, с которой выступил о.Павел Адельгейм. Мы обращаемся к Вашему Святейшеству с нашей душев­ной просьбой предать о. Павла Адельгейма церковному прещению за его клевету, гнусную провокацию против нашего Владыки, да и против всего Епископата нашей Русской Церкви, а его книгу считать как душевредную, подлежа­щей уничтожению...".

Не знаю, как вам, а мне эти "документы" мучительно напо­минают отточенный сталинс­кий стиль протоколов "выезд­ных троек", известных по архи­вным делам реабилитирован­ных, — стилистика совершенно та же, и убийственность аргу­ментации говорит сама за себя, являя цели и задачи "всенарод­ного одобрения политики партии и единодушного осужде­ния происков ее врагов, кото­рым — смерть!". А каковы раз­бирательства книги в отсутствие автора и без предварительного ее прочтения самими судьями, кричащими при этом: "На кос­тер их!"? Просто какие-то "Иду­щие вместе", да и только, — аг­рессии, как у молодых, а ведь все уже дедушки. Стыдно!

В последнее время что-то совсем "завя­ли" наши правозащит­ники, при том что в стране по-прежнему полно униженных и оскорбленных и помимо че­ченцев, на которых замкнулось правозащитное движение. Придется, видать, нам самим осваивать мировой опыт по за­щите наших собственных прав в борьбе с нашими бытовыми угнетателями и врагами: мест­ными чиновниками-взяточни­ками, которые взвинчивают цены на все; угнетателями, стремящимися недодать даже те африканские гроши, кото­рые они смеют совать работни­кам в виде платы; продажными начальниками; с бандитами и преступниками всех мастей, а также за доллар продавшимися им милицией, прокуратурой и судами, в которых правду до конца света не сыщешь; арми­ей, которая ненасытно пожи­рает наших детушек, — не пе­речислить бедствий, в пучину которых каждого из нас по от­дельности ввергло государство.

То же прямо касается окон­чательно охамевшего от собственной безнаказанности церковного начальства, совершен­но во всем потерявшего меру после того, как не стало на них управы в виде советской власти, — и пора обществу взять их "на контроль": откуда берут и куда девают бешеные деньги, на­клянченные у власти и богатеев от имени Народа Божия, кото­рый сами они ни в грош не ста­вят; как чинят суд и расправу над неугодными или хоть чем-то недовольными, которых се­годня, обездоленных и обижен­ных ими, полно обретается по городам и весям; как замазыва­ют и заминают грязные исто­рии, случившиеся по вине па­костников и развратников из их числа и среды, которых они с подозрительным упорством вся­чески отгораживают от суда общества и выгораживают перед судом власти, и проч., и проч.

Я предлагаю нашей обще­ственности, верующим интел­лигентам, именно мирянам, создать независимую обще­ственную организацию под на­званием, например, "Гражданс­кое содействие жертвам реп­рессивного произвола церков­ной власти" и определить ее задачей в первую очередь по­мощь (в том числе и матери­альную) тем, над кем учинили расправу церковные властите­ли, чтобы людям хоть было куда на первых порах податься. При такой организации можно было бы учредить и независи­мый общественный эксперт­ный суд, который был бы ком­петентен разобраться в церков­ных конфликтах, и предать свои нелицеприятные и не за­висящие от шкурных интере­сов начальства мнения обще­ственной огласке — ни страна, ни Церковь от этого не развалятся вопреки недобросовест­ным опасениям церковных функционеров. И нечего слу­шать шаманские завывания тех, кто желает утаивать правду ради "блага", "чтобы не было соблазна о Церкви" — более всего соблазняют именно за­малчивание и ложь "во спасе­ние" тех, кто этой правды как огня боится.

Священник Русской православной церкви, протоиерей

(Полные данные имеются в редакции)

17-20 апреля 2003 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]