Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
12-03-2009 14:48
 
"REGIONS.RU": Священнослужители о запретах на книги

В последнее время в обществе идет активное обсуждение вопроса, насколько необходимо ограничить распространение изданий, вызывающих категорическое неприятие отдельных групп людей. С каждым годом множится количество претензий, высказываемых представителями различных конфессий, национальностей и прочих социальных групп. Очевидно, что весь комплекс мер, направленных на воспитание толерантности, приводит только к росту противоречий внутри общества, то есть к противоположному результату.

Так, в Общественной палате РФ прошли слушания на тему "Экспертиза мусульманской литературы и проблемы формирования списка экстремистских материалов". Заместитель председателя комиссии по вопросам религиозных объединений при правительстве РФ Андрей Себенцов охарактеризовал нынешнее положение с литературой как "безумная ситуация с глупейшими последствиями", которая "угрожает безопасности государства", поэтому "необходима коррекция, пересмотр многих дел". По его мнению, внесенные в 2007 году изменения в закон об экстремизме поставили под удар даже Коран и Библию. "Неудивительно, если в скором времени будут попытки запретить и их", - заявил Себенцов.

Другой нашумевший случай: три жителя Москвы, активисты Движения против незаконной иммиграции (ДПНИ), обратились в московскую прокуратуру с заявлением, где приводят выдержки из книги Виктора Ерофеева "Энциклопедия русской души", являющиеся, по их мнению, оскорбительными по отношению к русским. Они просят прокуратуру проверить, нет ли здесь состава преступления, и если он обнаружится, то внести в суд представление о признании книги экстремистским материалом. На это Виктор Ерофеев заметил, что "Энциклопедия русской жизни" - роман, его текст нельзя трактовать как мое заявление или же мою позицию".
В свою очередь лидер ДПНИ отметил, что "многие книги, которые можно отнести к художественным и религиозным, признаются в России экстремистскими". "Наша цель, чтобы было равноправие в правоприменительной практике. Либо нужно внести поправки в законодательство, чтобы можно было излагать какие угодно мысли о нациях и расах. Либо, коль у нас есть соответствующая статья (Уголовного кодекса), давайте разбираться по всем фактам публикаций, которые затрагивают национальный аспект", - считает он.

А лидер ЛДПР Владимир Жириновский и вовсе предлагает отменить уголовное наказание за возбуждение ненависти или вражды по расовому, национальному, религиозному, половому и социальному признаку. На днях на эту тему он внес в Госдуму законопроект.

Заметим, что если начать запрещать за резкости в адрес тех или иных народов художественную литературу, под запрет может попасть едва ли не вся русская классика, где таких высказываний – в том числе и о русских - немало.

"Как, по-вашему, следует решать проблему 282 статьи УК РФ? Следует ли распространять ее положения на литературные произведения?" - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям и экспертам.

См. также:
Убьет ли 282 статья русскую литературу? (мнения парламентариев)

Отец Сергий
Известный православный миссионер игумен Сергий (Рыбко), настоятель храма Сошествия Святаго Духа на апостолов на Лазаревском кладбище, считает, что царские цензоры оказали обществу "медвежью услугу".

"Я противник всякой цензуры подобного рода и считаю, что революция 1917 года во многом была следствием цензуры. Человеческий ум, человеческую мысль сдерживать невозможно", - сказал батюшка.

"Другое дело – ограничение безнравственности. Вот сейчас повсюду эта похабщина, нецензурщина, которая в советское время была просто немыслима. Мне это неприятно, а каково это детям? Наверное, должен существовать какой-то рекомендательный совет, который будет рекомендовать так или иначе ограничить распространение таких-то изданий или даже вовсе их запретить. Тут не обойтись без воли государства", - добавил он.

"С одной стороны нельзя все разрешать, с другой – запрещать тоже плохо. Нужна золотая середина. Как ее искать – пусть думает, например, Общественная палата: это ее прямая обязанность. Если у Церкви спросят, я думаю и мы скажем свое слово", - сказал отец Сергий.

"Что касается художественной литературы, то, думается, все же должен быть единый стандарт. Если у нас в "художественной литературе" сплошная нецензурщина, то это уже не художественная литература, это какой-то отдельный вид", - добавил он.

"Русские классики были честные люди и писали то, что думали. Если я читаю у классиков какие-то резкие высказывания о русском народе, я знаю, что это говорилось с болью, это не оскорбление, это люди русские болели за свой народ и думали, как исправить положение. Отцы Церкви и пророки в Библии тоже о своих народах многое сказали, - но для того, чтобы народы покаялись, исправились", - подчеркнул священник.

Отец Александр Ильяшенко
Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской, отметил, что вопрос о том, какую литературу считать экстремистской, должен обсуждаться широко и гласно.

"У нас стараются применять репрессивные способы: запретить, предотвратить и прочая. А нужны четкие, прозрачные, однозначно толкуемые законы, которые понятны всем. И если художественное или публицистическое произведение попадает под действие этих законов, то на него налагаются опять-таки предусмотренные этим законом санкции. Все это должно быть взвешенно, продумано, обнародовано, можно это широко обсуждать, но правила игры должны быть известны всем участникам литературной деятельности, и всем читателям тоже", - сказал он.

"Суд должен быть правый, скорый и милостивый. Вот если такой суд будет, то тогда будет понятно, по каким причинам то или иное произведение считается недопустимым для распространения", - добавил священник.

"Наши писатели и летописцы действительно подчас не скупились в выражениях, - к примеру, про хана Кончака в "Повести временных лет" говорилось:"безбожный, окаянный и треклятый Кончак". И если начать "пресекать" все подряд, то и летописи можно запретить, и Пушкина, и Гоголя. Поэтому законы должны быть очень взвешенными и рациональными, пресекать только действительное подстрекательство к беззаконным действиям. Потом важно, чтобы были созданы при обсуждении экспертов некие законодательные рычаги и действовать в открытую. Важно, чтобы народ принимал участие в широком обсуждении", - добавил он.


Рушан-хазрат Аббясов Рушан-хазрат Аббясов, руководитель международного департамента Совета муфтиев России, заявил, что для успешного решения проблемы экстремисткой литературы нужна специальная федеральная комиссия.

"Позицию СМР изложил его председатель на совете в Общественной палате. Сегодня нет таких органов, которые могли бы обеспечить действительно квалифицированную экспертизу. Под запретом и в самом деле может оказаться священная как для мусульман, так и для христиан литература, в том числе и Библия, и священный Коран. Поэтому, безусловно, нужно вмешиваться в этот процесс. Сегодня проходит Госсовет, где будет выступление и по поводу запрета в России мусульманских текстов, которые во всем мире не считаются экстремистскими", - сказал он.

"Сегодня на уровне федерального масштаба нужна комиссия, куда вошли бы как религиозные деятели, так и психологи, и журналисты. В списке, который обсуждался 3 марта, около 40% - нормальная мусульманская литература, дозволенная во всем мире. А запрещают ее судьи, которые плохо разбираются в этом вопросе. "Нужно остановить фестиваль районных запретов",- сказал муфтий Равиль Гайнутдин, говоря о важности централизованного совета. Но как дальше взаимодействовать религиозным организациям в такой ситуации – над этим нужно серьезно задуматься", - заключил он.


Роман Силантьев Директор правозащитного центра ВРНС Роман Анатольевич Силантьев отметил, что художественная литература при определенных условиях тоже может быть признана экстремистской.

"Заявления о том, что Библию и Коран могут запретить – это, конечно, преувеличение. Даже самое тоталитарное общество никогда этого не делало. А рассуждать в том смысле, что не надо запрещать книги, поскольку "запретный плод сладок" - абсурдно, иначе весь Уголовный кодекс отменять нужно", - сказал он.

"Так что какой-то список литературы, распространять которую недопустимо, нужен, - да и большинство мусульман это понимает. Об этом свидетельствуют последние заявления мусульман Северного Кавказа, представители Русской Православной Церкви также поддержали составление такого списка", - добавил правозащитник

"Книги из федерального списка запрещены даже в некоторых исламских странах. И список начали составлять сами мусульмане, потому что такая литература постоянно изымалась у экстремистов, и можно было с большой долей уверенности полагать, что она используется для пропаганды их взглядов. Это не волюнтаризм властей, а наоборот - их шаг навстречу традиционным мусульманам. То же касается и неисламской части списка. Перечисленная там литература используется скинхедами и прочими экстремистскими группировками. Список нужно формировать и понимать, что ошибки могут быть, стараться делать экспертизу более тщательно и прозрачно. И нельзя включать в эксперты тех, кто такие книги издает", - подчеркнул правозащитник.

"Из художественной литературы сложнее вынести мысль, что нужно кого-то убивать. Но книга переполнена человеконенавистническими идеями – ей место в списке экстремистских. Власть борется с теми явлениями, которые представляют социальную опасность", - заключил он.

11 марта 2009 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]