Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
25-02-2009 15:32
 
Архимандрит Аввакум (Давыденко), УПЦ МП. НОВОЕ ВРЕМЯ ЦЕРКВИ. Актуальные задачи РПЦ МП при Патриархе Кирилле и некоторые соображения относительно их разрешения

И сказал Сидящий на престоле:
се, творю все новое.
И говорит мне:
напиши; ибо слова сии истинны и верны

(Откр.21:5)

У одного старика была прекрасная лошадь. Она была настолько замечательной, что даже правитель городка, в котором жил старик, все время завидовал ему. Не один раз он предлагал ему прийти к нему поговорить. Правитель готов был заплатить старику огромные деньги за коня. Но старик только смеялся и говорил: "Я люблю этого коня, а как можно продавать любовь? Поэтому спасибо тебе за твои предложения, но я не могу его продать". Однажды ночью старик не нашел своего коня в стойле. Утром друзья старика - весь городок - собрались, все начали говорить: "Посмотрите, насколько глуп этот старик. Его коня украли, а ведь он мог бы стать богачом". Никогда еще ничто не возбуждало так сильно весь город и особенно близких друзей старика. Все кричали: "Ты бедный и старый, и безумный старик. Тебе лучше было продать его. Ты ошибся".

Старик только засмеялся и сказал в ответ: "Не спешите с выводами, не говорите о том, хорошо это или плохо. Не говорите, несчастье это ли благословение. Я знаю лишь одно. Прошлой ночью конь был в стойле, а утром eгo уже нет. Я не говорю ничего об этом событии. Я просто вижу факт - коня нет в стойле. Для чего близоруко примешивать к этому событию наш узкий ум? Хорошо это или плохо, должно это было случиться или нет? Мы не знаем будущего. К чему создавать несчастья тупыми, близорукими размышлениями?"

Люди были шокированы. Они почувствовали себя немного даже оскорбленными. Они пришли выразить старику свое сочувствие, а этот глупец говорит о какой-то философии. И тогда они начали думать, что все случилось во благо, что его нужно было наказать за глупость, и Бог наказал его. Чем не друзья Иова?

Через пятнадцать дней конь вернулся назад. Его не украли, он просто убежал в лес погулять. И вместе с ним прибежало двенадцать диких кобылиц, очень красивых и сильных. Весь городок опять собрался и начал говорить: "Да. Должно быть, этот старик что-то знает. Как он оказался прав. Это было не несчастье, но благословение. Мы все ошибались". И они сказали старику: "Извини нас, мы не смогли понять и провидеть всю ситуацию в целом. Твой конь не просто вернулся, но привел собой таких прекрасных кобылиц. Ты получишь огромные деньги за них!"

Старик снова сказал: "Неизвестно, благословение это или несчастье. Бог знает. А нам будущее неизвестно. Мы не должны делать выводов до тех пор, пока не будем знать будущего. Вы снова совершаете одну и ту же ошибку. Просто скажите: конь вернулся, вернулся вместе с другими двенадцатью кобылицами. Вот и все". Они ответили: "Не пытайся нас сделать глупцами. Единственное, что мы знаем, так это то, что ты теперь соберешь огромное количество денег. Ты теперь самый богатый человек в нашем селении".

Через неделю единственный сын старика, который объезжал одну из диких кобылиц, упал с коня. Он получил множество травм, увечий, множество переломов. Он был единственной поддержкой старика. И люди, собравшись, стали говорить: "Да, этот старик действительно что-то знает. Возвращение коня обернулось таким несчастьем". Но старик вновь сказал им: "Вы продолжаете совершать одну и ту же ошибку. Можно сказать определенно только то, что мой сын упал и получил множество переломов. Это все. Для чего, не зная, двигаться в будущее? Все эти дни вы видели, как неоднократно ошибались, но снова вы начинаете убегать от настоящего и перебегать в будущее. Благодарите Провидение только за настоящее".

Случилось так, что через несколько дней началась война. Всех молодых мужчин города насильно забрали в армию. И только единственный сын старика остался дома, потому что у него были переломы. Тогда друзья старика снова собрались. Но еще до того, как они успели открыть рты и произнести хоть одно слово, старик сказал: "Молчите! Когда же, наконец, вы поймете суть жизни, однажды сотворенной Богом Творцом? Она сложна, мы не знаем путей Его, мы не полагали вместе с Ним основания вселенной и не полагали песок морю предел. Главное - сущность настоящего".

* * *

Политики, футурологи, ученые, пророки, мистики разных мастей очень любят прогнозы и постоянно дают советы, как нужно обустроить мир: "Сделать все в нем так и не иначе!" Но убедительность таких прогнозов, а там более рекомендаций, приближается к нулю, если тот, кто их делает, не знает будущего. Развитие, поступь общемирового исторического процесса происходит по неизвестным абсолютному большинству людей законам и зачастую в катастрофических ритмах.

Какое отношение эти притча и рассуждения имеют к нашей актуальной церковно-политической реальности? Неожиданный перевес голосов в пользу Патриарха Кирилла на последнем Поместном Соборе РПЦ МП показал, что нельзя, невозможно нашей Церкви держаться за старое. Существует извечный закон перемен. Вот и нынешняя РПЦ МП жаждет перемен.

Церковные публикации последних недель пестрят заголовками, что в нашей Церкви закончился период традиции, закончилось мирное время. Новый Патриарх якобы не даст спокойно сидеть никому, кто находится на церковном корабле. Он каждого заставит что-то делать. Вряд ли, конечно, один человек в состоянии преодолеть многомиллионную и многовековую инерцию, но несомненно одно: церковную жизнь Патриарх Кирилл по-своему расшевелит, поскольку крепко усвоил западное понимание активной роли Церкви в современном обществе. Но эта "инородная" православной традиции внешняя активность обязательно вызовет в консервативном церковном народе фундаменталистскую реакцию таких масштабов, что перед нею померкнет выступление епископа Диомида. И, похоже, новому предстоятелю РПЦ МП, каким бы жестким он ни был, оживляя церковную жизнь, никуда не уйти и от бурного оживления церковной оппозиции, столь заметной в начале 90-х годов.

Насколько активность оппозиции перейдет в реальный раскол – будет зависеть только от твердости внешней политической системы. Но очевидно, что Церковь не может постоянно прятаться от мира в своеобразный "кокон" благочестия, не должна призывать к тотальному бегству от реальности, чтобы замуровываться в скитах, лесах, "пензенских пещерах". Это тупиковый путь. Она должна болеть болезнями общества, людей, должна отвечать на вызовы быстроменяющегося времени. Она, как и всякий живой организм, чтобы жить, должна, вынуждена меняться, обновляться. Только мертвое, окаменелое и окостенелое не имеет уже в себе и тени пременения. Так есть.

Видный священник-диссидент РПУ МП Димитрий Дудко еще в 70-е годы писал: "В Церкви стало душно. Пришла пора распахнуть ее двери… Необходимо воцерковить ту жизнь, которая за пределами храма. Христианин не может затвориться в какую-то скорлупку, он должен болеть болями других. В храме в настоящее время должен вместиться и клуб, и рабочее собрание!" (Из его книги "О нашем уповании").

Не скрою, мне импонирует это высказывание инициативного, популярного в советское время ХХ века священника. Церковь, храм в частности, действительно очень "пересакрализовались" - до такой степени, что в них может уютно себя чувствовать только старушка, бабушка.

С тем, что это ненормально, согласится всякий здравомыслящий человек.

Нужен новый позитивный взгляд в духе древней церковной традиции. Вера должна оставаться цельной, но мы не должны бояться мыслить смело, говорить новым языком. Если мы будем повторять то, что сказано вчера, позавчера, в древности, на том языке, на котором это было сказано, то современные люди развернутся и уйдут в новые духовные искания.

Будет ли активирован новым Патриархом диалог с Римско-Католической Церковью? Это насущная задача. Церковь по-новому должна взглянуть на непростительно разделившееся за века, разбредшееся на разные юрисдикции и "фикции" когда-то единое стадо вселенской христианской Церкви. Задача экуменизма должна состоять не в механическом объединении, но в установлении общего языка, чтобы наладить диалог, ведь в Новом Завете апостол Павел сказал: "Христос примирил Собою всяческая, на Кресте вражду убив!"

Что может быть плохого в том, что на экуменических ассамблеях-съездах люди самых разных национальностей и взглядов, отказавшись от злобствования, от собственных этнорелигиозных амбиций и притязаний, собираются вместе, общаясь, ищут совместно лица Божия и Света Божия? Церковь есть вселенский (экуменичный) организм.

По поводу экуменизма в Церкви есть две противоположные позиции. Почему? Он как явление, как движение в Церкви возник лишь в ХХ веке. Ранее о нем не знали. По его поводу ведутся ожесточенные споры. Но он пока еще не осужден соборно. Мы, низовые приходские священники, участвуя в общецерковной дискуссии, должны не спешить со своими скоропалительными выводами, но в простоте душевной оставлять этот вопрос открытым.

Церковь при Патриархе Кирилле по-новому должна давать ответы и на вопросы жизни и смерти в их социальном преломлении. Перенаселенность планеты Земля, планирование семьи, аборты, клонирование, эвтаназия. Здесь не может быть одинакового подхода. Если в Европе заповедь "плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю" насущна, то, наоборот, в Китае, Африке, Индии и Латинской Америке человечество столкнулось с катастрофической перенаселенностью. Идет истребительное наступление человека на дикую природу, вырубаются леса, осушаются болота, а вместе с ними и реки. Встанет остро тема контроля рождаемости. В Китае этот механизм с переменным успехом уже работает, но в Индии, где такого контроля нет, рождаются дети, содержание которых экономически никак не обеспечено. Посему на улицах больших городов всюду лежат брошенные новорожденные - возле скамеек на остановках, на помойках. Возникает вопрос: что является большим грехом - контрацепция, планирование семьи, или рождение ребенка и выбрасывание его на свалку, под скамейку на остановках? Хорошо еще, если подбрасывают в детские приюты, но и они в Индии запредельно переполнены и не могут принять всех брошенных детей, не понижая уровня качества их содержания. Документы Православной Церкви, типа "Социальной концепции", должны ясней и определеннее отвечать на эти глобальные проблемы. Церковь - вселенское общество, для нее нет посторонних вопросов.

Также необходимо иметь новое суждение о таком модном веянии века, как гомосексуализм, весьма распространенный, между прочим, и в среде иерархии. Налицо сложность согласования библейского взгляда и науки. Ошибаются ли ученые  или говорят правду, утверждая, что гомосексуализм - это врожденный порок, сбой в клеточной системе организма, на уровне хромосом, не поддающийся исправлению? Можно ли его исправить согласно учению Церкви? Как? Хорошо, если с данным влечением человек еще может бороться силой своего сознания, воли, особенно верующий, которому Церковь предлагает разные методы внутренней мобилизацией духовных сил и чувств. А как быть с андрогинным гермафродитизмом, то есть врожденным наличием у одного человека женских и мужских признаков? Человек ведь таковым родился!

В Средние века было проще: человек, родившийся с врожденными аномалиями, объявлялся ведьмой или ведьмаком, или самой нечистой силой, сжигался, и делу конец. Сейчас такое не пройдет. Это тот случай, когда вопрос уже адресуется не человеку, но Богу: зачем Ты, Господи, меня такого создал?

Вопрос: разрешит ли, благословит ли Церковь при Патриархе Кирилле операции по изменению, исправлению пола, направлению его в правильное русло? Секс жизненно значим, как часто говорит новый Патриарх, и с одними запретительными инициативами к нему не подойдешь. Сложный вопрос, по которому будут вестись ожесточенные дискуссии, от которых в дальнейшем архиереям, священникам и духовникам не уклониться.

Должна Церковь ясней и определенней иметь суждения по таким явлениям, как спорт, музыка, массовая молодежная культура. Возьмем, к примеру, Олимпийские игры. После того, как христианство стало официальной религией, игры стали рассматриваться как проявление язычества и разврата, и в 394 г. н.э. они были запрещены императором Феодосием I. Апостол Павел писал: "Телесные упражнения мало полезны", а Правила Номоканона категорически воспрещают участие верующих чад Церкви в игрищах, конских ристалищах на ипподромах, театральных зрелищах. Встает вопрос:

как примирить древние правила с сегодняшними действиями Церкви, когда архиереи и священники благословляют поездки спортсменов на эти "игрища", окропляют их святой водой, освящают футбольный мяч? Как примирить древнее и новое, не нарушая Канонов?

Я помню, как в 90-е годы, мы, церковники, в своей периодике ругали рок-н-ролл. Чего только мы ни писали: англоязычное блеяние заграничных ансамблей, развращающее действие на молодежь, ваших детей уводят в ад, не пускайте их в лапы сатане! Потом, к концу 90-х, поутихомирились, стали присматриваться.

А теперь священники и диаконы наперебой выступают на тех самых "сатанинских игрищах" с проповедью. Истина непреложна: проповедовать Слово Божие, как говорил апостол Павел, вовремя и не вовремя. Церковь – там, где люди. Церковь идет к людям. Церковь идет в массы. Кенозис?

Да! Ведь и Господь наш Иисус Христос не остался сидеть неподвижно на престоле высоком и превознесенном, но, умалив себя до образа раба, пришел к людям.

Как жить с исламским миром, который завоевывает планету Земля?

В 622 году от Р.Х. вспыхнула новая мощная мировая религия. Пророк Мухаммад в Аравии поднял зеленый стяг, военное знамя ислама. Он умел воплощать свои мистические откровения в политическую плоскость. Этим ислам и живет. Он застал хиреющую, дряхлеющую Византийскую империю врасплох. Почему отцы Церкви ничего подобного не провидели, не писали и не пророчествовали, не предостерегли, не предупредили мир о появлении еще одной новой мировой религии? Почему мы не смогли противопоставить исламу ни одной действенной апологетической доктрины? Новый Завет рассматривался как последний Завет, после которого больше не будет никаких новейших "заветов". Жизнь в той богатой Византийской империи рассматривалась как конечная трансформация из царства земного в Царство Небесное и все. Но вспыхнула, появилась новая религия, которую никто не ждал, не выглядывал! Появился ислам. В чем трудность? Его уж никак нельзя назвать возрождением примитивного отсталого язычества. Ислам - новая форма жесткого монотеизма. Как быть? Относительная молодость этой религии дает ей силы действовать, распространяться все больше и шире по нашей планете. По всему видно - молодые, бойкие, напористые воины ислама еще зададут жару в XXI веке и высоколобой Америке, и нашей старушке Европе. На телеканале "Спас" я наблюдал, как Патриарх вместе с муфтием (дело было в Казани) совместно принимали участие в каких-то военных торжествах. Дивно зрелище, чудно видение!

Глобализация и постмодерн - что мы можем сказать или противопоставить им? Когда-то в уездном городе Калинове cтранница Феклуша открывала глаза на мир дворовой девке Глаше: "Говорят, такие страны есть, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий, а в другой – Салтан персидский. И что ни судят они, то все неправильно. У нас закон праведный, милая, а у них неправедный. А то есть еще земля, где люди с песьими головами". Глаша изумляется: "Каких-то, каких-то чудес на свете нет! А мы тут сидим, ничего не знаем. Еще хорошо, что добрые люди есть; нет-нет да и услышишь, что на белом свету делается; а то бы так дурами и померли!" (Драма "Гроза" Александра Островского). Сегодня подобные рассказы странницы не пройдут у современных девиц Глаш. Мир стал глобальным, как в плане информации, торговли, так и путешествий.

Глобализм – это данность, мы его не можем ни благословить, ни проклясть. Посему в нем необходимо усмотреть не только отрицательные стороны, но и положительные.

Постмодернизм - это эпоха "после всего". Эпоха усталости, бессилия, когда не остается энергии уже ни на что. Как говорила христианский философ Татьяна Горичева, постмодернизм - эпоха, когда не остается сил, даже на то, чтобы умереть! Если проповедь Христа и Евангелия в практическом нашем приходском благочестии чаще всего заменяется проповедью внешних обрядовых форм "церковности", суть которых - попытка привести человека к Богу через исполнение одного ритуала, то для изменения такой ситуации необходима новая евангелизация церковного народа, начиная, прежде всего, с тех, кто поставлен пасти стадо Христово. "Каков поп - такой и приход", - гласит народная мудрость. И жизнь показывает, что там, где священник радеет о миссионерстве, умеет говорить на языке, понятном современному человеку, и уровень прихожан качественно иной.

Черти, рога, копыта, котлы, кочерги, масоны, коды, чипы, карточки...
Зачастую проповедь преображения жизни во Христе у нас на приходах подменяется "популярными" рассказами о бесах, мытарствах, тайных врагах, темных заговорах жидов, ритуальных убийствах, масонах и антихристе. Способствует этому парадоксальная непопулярность Священного Писания в среде православных верующих. Жажда слышания слова Божия, столь ощутимая в советскую эпоху, после падения безбожия внезапно иссякла среди тех, кто должен был бы всегда питаться этим Словом. Евангелие у нас до сих пор чаще целуют, чем читают. А те, кто читает, воспринимают чаще не саму Весть, а ее трансформацию в привычном, мрачном апокалиптическом дискурсе.

Как жить со своими собратиями, для которых вызовы времени неприемлемы, которые не хотят слышать о них? Для некоторых православных в сих переменах времени видятся грозные знамения конца времен. Но и тут следует не потерять равновесия. Апокалиптически настроенных православных нельзя отторгнуть от себя. Они свои по духу. Они близкие. И нельзя уничижать их. Как самонадеянно определяет их "диакон всея Руси" Андрей Кураев: "мракобесы, мутные отстойники тупости и глупости"! Это очень близоруко. Еще неизвестно, прежде Суда Божия, на чьей стороне правда и что сулит нам безбожный глобальный мир, грядущий на нас. Здесь должен быть духовный баланс взаимоотношений, мнений и взглядов. У боящихся конца времен есть высокий пафос противления мировому злу, видимому и невидимому. И многие из нас, современных верующих, выходцы оттуда, из того народного противления "антихристу зверю".

Наши взаимоотношения должны быть сбалансированы в духе христианской выдержки, ответственности за свои слова, сострадания и понимания. Патриарх Кирилл это понимает и, я думаю, не будет делать резких поворотов и реформ в Церкви, дабы, как Патриарх Никон, не вызвать в народе Божием новые смуты, расколы и нестроения.

Период времени, начавшийся в 90-е годы, был сложным периодом не только для Церкви, но и для всего постсоветского сообщества в целом. Было непонимание, злобствование, превозношение. В свою новую эпоху Церковь должна сказать - хватит злобствовать! Настало время примирения, консолидации общества. Если мы духовны, нас ничто не должно раздражать в принципе. Ненависть и боязнь - признаки недостатка духовности, страстности. Последние годы нам показали, что злобствование, подозрительность, неприятие - тупиковый путь.

В РПЦ МП, которая с новым Патриархом вступает в период нового времени, должно всячески поощряться и набирать силы позитивное мышление. Это не что-то новоизобретенное, оккультное, но древнее и вечное. Это плоды Духа Святого, о которых нелишне сегодня вспомнить, – Любовь, Радость, Мир, Долготерпение, Вера, Кротость, Воздержание. Их надо взращивать в себе ежедневно и ежечасно. А там, среди мятежей, расколов, войн и ужасов, скорбей и болезней, веруем - возсияет и нам Свет Царствия Божия, которое таинственно день ото дня приближается.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]