Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
30-06-2011 12:01
 
Алексей Гончаров. ТАКОЙ БОГ МНЕ НЕ НУЖЕН. О современном переводе Библии на русский язык

Поколению, пришедшему в Церковь на рубеже 1960-70 годов, освоение церковнославянского языка давалось более или менее просто. Непросто было жить, крестившись, если у тебя за плечами был серьезный вуз, а таких среди нас было немало: в Илье Обыденном среди молодежи добрая половина закончила естественные факультеты МГУ. Вот многие из опекавших молодежь священников и советовали причащаться как можно чаще, чтобы эту непростоту превозмочь. А еженедельное чтение правила и способствовало успешному освоению церковнославянского. На литургии почти всё богослужение постоянно день ото дня, так что при самом малом старании — ходить в храм как положено — богослужебный церковнославянский укладывался в голове очень быстро.

При всём том многие из нас оставались горячими сторонниками перехода на русский язык. По той простой причине, что все люди разные, и для многих из тянущихся в Церковь незнакомый язык на её пороге — далеко не самое лучшее. Для человека, склонного к рациональному мышлению и не обладающего способностями к самообразованию, церковнославянский язык делает пребывание в храме скучным — со слуха вообще ничего не понятно — и мешает войти в Церковь. Тут мне за примером долго ходить не надо — моему тестю, донскому казаку, человеку живому и ищущему, церковнославянский помешал воцерковиться. А для человека не склонного к рациональному мышлению и, тем более, не склонного к самообразованию, церковнославянский язык войти в храм не мешает, но мешает войти в Церковь, потому что сознание его при этом подвергается псевдосакрализации, в результате чего получается не христианин, а обскурант-суевер. Для которого то, что происходит в храме — магические обряды, понимать которые не нужно, но выполнение которых необходимо для успешной жизнедеятельности и устройства на "том свете".

Конечно, литературные произведения — не документ, но Пастернак, когда писал в "Докторе Живаго" о ладанках с текстом 90-го псалма у красноармейца и юноши-белогвардейца, на чем-то ведь основывался. "Живые помощи" живы до сих пор и даже находят оправдание у квазиинтеллигенции. Спросите у выходящего из дверей храма после литургии, как понять "клас прозябшая неоранный и спасительный миру" или "Возьмите врата князи ваша" — многие ли вам ответят? (1)

Конечно, можно сказать, что даже такая вера сильно отличается от язычества. И, с одной стороны, это верно — даже не понимая девяноста процентов происходящего в храме, из понятых десяти процентов человек узнает, что Христос умер за нас, что Богородица нам Мать, что все люди во Христе братья, что святые за нас, грешных, молятся. Это — с одной стороны. А с другой стороны — 1917 год с его кровавыми жертвоприношениями тоже из нашей истории не выкинешь.

Христианская "идеология" сама по себе очень проста и рациональна, и рассказать о ней можно в нескольких словах: "Если не хочешь бессмысленно сгинуть в небытии, люби Бога всем сердцем и ближнего, как самого себя (Матфей 22, 37-40). А ближний тебе тот, кому ты сделал добро (Лука 10, 30-37 ). А добро ты должен делать всякому, кто имеет в этом нужду (Лука 10, 37). А так как натура твоя такова, что ни любить ближнего, как самого себя, ни делать добрые дела тебе очень не хочется (Рим. 7, 14-24), то ходи в храм Божий, где тебе совершенно задаром дадут то, что тебе и силы придаст Бога любить, и добрые дела делать, и вечную жизнь подарит — Тело и Кровь Христовы, Лекарство бессмертия".

Вот и всё. Что же касается тринитарного и христологического богословия, вещей далеко не простых, то в обыденной жизни их, непростых вещей, ничуть не меньше, просто мы по привычке и по легкомыслию об этом не задумываемся. Да и "практикующему" христианину, даже не имеющему почти никакого образования, эти вещи Бог открывает— и в доступной для него форме, чему я и сам не один раз был свидетелем.

Ну что тут, казалось бы, сложного? А как показывает наша трагическая история, даже этого простого ни раньше, ни сейчас на церковнославянском языке большинство из нас освоить не может — и потому для многих ходящих в храм практическая жизнь и христианство разделены очень сильно, интеллект христианство не затрагивает, что и позволяет задурить голову примитивными глупостями. Что, в свою очередь, и приводит к семнадцатым годам.

Учить церковнославянский самому не сложно, но и не просто. Новое далеко не всем по зубам, особенно если человек в возрасте, и образование не ахти какое. Да и с нами, "образованными", случаи разные бывали (2). Как-то, на рубеже 1990-2000-х годов, стояли мы с моим старым другом, иконописцем, на всенощной в Предтеченском храме на Пресне. Оба люди более или менее воцерковленные, и в храме далеко не первый год. После службы мой друг сказал: "Хорошо здесь. Одно плохо — непонятно ничего".

Конечно, многое зависит и от современной культуры чтения — а она в большинстве храмов безобразна, — да и аккустика наших храмов понятному чтению не способствует. Но будь чтение на русском, многое было бы понятно и при такой аккустике.

Вот эти причины и делали нас, помнящих 14 главу Первого Послания к Коринфянам,  сторонниками перевода богослужения на русский язык. При этом противников церковнославянского среди нас я не знаю. По мне, так в воскресные дни надо служить три литургии — с 7 до 9 на греческом, с 9 до 11 на церковнославянском и с 11 до 13 на русском, причем молебен, и очень короткий, надо служить до литургии, как и положено у нормальных людей, а не после, как делается это у нас в угоду "захожанам". И я бы ходил с 9, если не с 7. Католики московские так служат (на латыни, на французском, на польском, на русском, да потом ещё и для детей), и проблем у них нет. А добрым примерам следовать не грех.

И потому я с понятным интересом взял в руки перевод на современный язык Бытия, сделанный Российским Библейским обществом.

Надо сказать, это было не первое ознакомление с опытами такого рода. В семидесятых годах мне подарили билингву Нового Завета (английский и "современный" русский), напечатанную в США. Перевод 17-го стиха 2-й главы Откровения - "и дам ему камешек белый" — меня позабавил. Камень — это понятно. Камень можно и в основание дома положить, чтобы не на песке строить, и при кладке стен дома использовать в качестве краеугольного камня, но "камешек"? Мы что, в бирюльки играем?

Однако тут всё было более или менее понятно — и издание протестантское, и переводчик - человек, для которого русский язык явно не родной. Проблем не возникало, так как не было желания всерьез обсуждать перевод.

Да и переводы отдельных чрезвычайно активных соотечественников меня мало смущали. Один умник, например, перевел: "Хотя Иосиф и был праведен, он решил отпустить Марию без оглашения". То есть иудейская праведность Иосифу говорила, чтобы отдал Марию на побитие камнями, а он против своей праведности попёр.

В таких случаях одна фраза может столько сказать о переводившем человеке и его убеждениях, что стоит он перед тобой во всей своей красе и общаться с ним никакого желания нет, и потому нет желания обсуждать перевод.

Российское Библейское общество — дело другое. В Российском Библейском обществе (были) люди, которых я давно знаю и уважаю, некоторые из них внесли немалый вклад в мое христианское образование — им и доверять можно, с них и спрос другой.

Однако первые же строки Бытия заставили меня насторожиться. Я не могу сказать, что у меня есть какие-либо предубеждения. Например, русский перевод Торы П. Гиля никаких негативных эмоций у меня не вызывает, скорее наоборот, как и перевод Пятикнижия Заокского института адвентистов под редакцией Кулакова.

При чтении же перевода Российского Библейского общества настороженность лишь возрастала. Понятной эта настороженность стала тогда, когда я дошел до истории Каина и Авеля. (В скобках замечу, что речь шла об одном из первых вариантов перевода, опубликованном в "Истине и Жизни". В последующих изданиях перевод был смягчен, но не исправлен, и смысл остался тем же самым).

Сначала приведу эти строки в синодальном переводе, на церковнославянском и в переводе П. Гиля.

Синодальный перевод

4.1 Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа.

4.2 И еще родила брата его, Авеля. И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец.

4.3 Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар Господу,

4.4 и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его,

4.5 а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его..

4.6 И сказал Господь [Бог] Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое?

4.7 если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним.

4.8 И сказал Каин Авелю, брату своему: [пойдем в поле]. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его.

Славянская Библия

Масорет в переводе П. Гиля

Септуагинта

4:1Αδαμ δὲ ἔγνω Ευαν τὴν γυναι̃κα αὐτου̃ καὶ συλλαβου̃σα ἔτεκεν τὸν Καιν καὶ εἰ̃πεν ἐκτησάμην ἄνθρωπον διὰ του̃ θεου̃

4:2καὶ προσέθηκεν τεκει̃ν τὸν ἀδελφὸν αὐτου̃ τὸν Αβελ καὶ ἐγένετο Αβελ ποιμὴν προβάτων Καιν δὲ ἠ̃ν ἐργαζόμενος τὴν γη̃ν

4:3καὶ ἐγένετο μεθ' ἡμέρας ἤνεγκεν Καιν ἀπὸ τω̃ν καρπω̃ν τη̃ς γη̃ς θυσίαν τω̨̃ κυρίω̨

4:4καὶ Αβελ ἤνεγκεν καὶ αὐτὸς ἀπὸ τω̃ν πρωτοτόκων τω̃ν προβάτων αὐτου̃ καὶ ἀπὸ τω̃ν στεάτων αὐτω̃ν καὶ ἐπει̃δεν ὁ θεὸς ἐπὶ Αβελ καὶ ἐπὶ τοι̃ς δώροις αὐτου̃

4:5ἐπὶ δὲ Καιν καὶ ἐπὶ ται̃ς θυσίαις αὐτου̃ οὐ προσέσχεν καὶ ἐλύπησεν τὸν Καιν λίαν καὶ συνέπεσεν τω̨̃ προσώπω̨

4:6καὶ εἰ̃πεν κύριος ὁ θεὸς τω̨̃ Καιν ἵνα τί περίλυπος ἐγένου καὶ ἵνα τί συνέπεσεν τὸ πρόσωπόν σου

4:7οὐκ ἐὰν ὀρθω̃ς προσενέγκη̨ς ὀρθω̃ς δὲ μὴ διέλη̨ς ἥμαρτες ἡσύχασον πρὸς σὲ ἡ ἀποστροφὴ αὐτου̃ καὶ σὺ ἄρξεις αὐτου̃

4:8καὶ εἰ̃πεν Καιν πρὸς Αβελ τὸν ἀδελφὸν αὐτου̃ διέλθωμεν εἰς τὸ πεδίον καὶ ἐγένετο ἐν τω̨̃ εἰ̃ναι αὐτοὺς ἐν τω̨̃ πεδίω̨ καὶ ἀνέστη Καιν ἐπὶ Αβελ τὸν ἀδελφὸν αὐτου̃ καὶ ἀπέκτεινεν αὐτόν

Вульгата

4:1 Adam vero cognovit Havam uxorem suam quae concepit et peperit Cain dicens possedi hominem per Dominum
4:2 rursusque peperit fratrem eius Abel fuit autem Abel pastor ovium et Cain agricola
4:3 factum est autem post multos dies ut offerret Cain de fructibus terrae munera Domino
4:4 Abel quoque obtulit de primogenitis gregis sui et de adipibus eorum et respexit Dominus ad Abel et ad munera eius 
4:5 ad Cain vero et ad munera illius non respexit iratusque est Cain vehementer et concidit vultus eius
4:6 dixitque Dominus ad eum quare maestus es et cur concidit facies tua
4:7 nonne si bene egeris recipies sin autem male statim in foribus peccatum aderit sed sub te erit appetitus eius et tu dominaberis illius
4:8 dixitque Cain ad Abel fratrem suum egrediamur foras cumque essent in agro consurrexit Cain adversus Abel fratrem suum et interfecit eum

Везде текст, строго говоря, непонятен.

Но непонятность сама по себе никогда не являлась препятствием ни для познания, ни для веры.

Самый яркий пример — понятие числа.

Как известно, вся наша научно-техническая цивилизация стоит на математике. Без математики не было бы ни физики, ни химии, ни биологии, ни всех инженерных наук, которые сделали нашу жизнь такой удобной.

Математика знает чуть ли не всё на свете. А вот что такое "число", этого математика не знает. И даже думать над этим не хочет, потому что проблема чрезвычайно сложная. В начале двадцатого века Б. Рассел попробовал определить это понятие — работу до конца прочитали менее десяти человек. А потом ещё и оказалось, что определение числа, данное Расселом, ошибочно. Так проблема эта и осталась до сих пор без решения (Лосева, на мой дилетантский взгляд, принимать во внимание, может быть, и не стоит). Но развитию математики это не мешает. Все математики верят, что "число" существует, и этой веры им довольно. Надо сказать, что в математике есть и другие основанные на вере вещи. Более того, один из выдающихся физиков (и математиков) нашего времени — Р. Пенроуз — вообще заявляет, что ни один серьезный математик и физик не думает, что он — инженер, который возводит здание математики. По словам Пенроуза, серьезные математики и физики считают себя археологами, которые здание математики откапывают.

И тут, конечно, вспоминается старый вопрос - а где ж это здание существует? - но и это развитию математики не мешает.

Кстати, среди молодежи в Илье Обыденном математиков было очень много. Да и среди стариков они были — "Апостола" на ранней литургии читал профессор математики.

Одним словом — непонятность не является припятствием для серьезного человека. Серьезный человек непонятность рассматривает как проблему, над которой следует думать, но стоять перед ней на месте и никуда не двигаться нельзя.

Для людей более или менее эмоциональных, обладающих к тому же творческим даром, непонятность является большим препятствием. К тому же они, вследствие большей эмоциональности, часто путают имеющийся текст с его толкованием, что чрезвычайно часто совсем не одно и то же.

Как известно, история с Авелем и Каином была положена в основу некоторых литературных произведений — и очень горьких.

Вот только остается главный вопрос — а какая история?

Текст, который мы читаем в Писании, по крайней мере, в интерпретации Синодального перевода, церковно-славянского текста, перевода П. Гиля, сам по себе, как известно и как было уже сказано, совершенно не ясен. Не мне судить о Септуагинте, Вульгате и Масорете, но у переводчиков, надо полагать, были основания перевести именно так.

Толкований очень много, но ни одно из них (даже любимого всеми Иоанна Златоуста) современного человека удовлетворить не может — вспомним хотя бы недавнее возмущение "широкой общественности" Москвы открытыми мусульманскими жертвоприношениями после мусульманского поста. А уж о детях-то и вообще нечего говорить. Попробуйте рассказать маленькому ребенку, как дяденька Авель горлышко ягненочку перерезал, шкурку с него содрал, жир ободрал и принес боженьке, и добрый боженька дяденьку Авеля похвалил, а брата его, который ягненочку горлышко не перерезал, а принес боженьке пшеничные колоски, отругал.

И послушайте, что вам чадо ваше скажет о "добром боженьке" и о дяденьке Авеле.

Но при непонятном тексте Синодального перевода, Славянской Библии и перевода П. Гиля остается проблема. И потому остается возможность различных толкований и, следовательно, различных пониманий этого текста.

В современном переводе Российского Библейского Общества проблемы не остается — никаких перетолкований "переведенный" текст не допускает.

Вот этот текст:

Авель пас овец, а Каин возделывал землю.
3 Настал день, когда Каин принес в дар ГОСПОДУ плоды земли,
4 а Авель — жир ягнят из первого приплода.
5 Дар Авеля был угоден ГОСПОДУ, а дар Каина неугоден. Гнев омрачил лицо Каина.
6 — Отчего ты разгневался? — спросил ГОСПОДЬ у Каина.— Отчего омрачилось твое лицо?
7 Если делаешь добро — подними голову. А если нет, то у порога грех таится. Он тебя вожделеет, ты его господин.
8 Каин сказал своему брату Авелю: — Выйдем в поле. Они вышли в поле. Там Каин бросился на Авеля и убил его.

Перевод "хорош" тем, что, не внося никакой ясности в проблему, не требует никаких объяснений по самому главному пункту, по поводу кровавого жертвоприношения — "жир ягнят" ставит всё на свои места.

Рассмотрим это последовательно.

Сотворивший мир совершенно ясно указал те вещи, которые человек и животные могут использовать как пищу. Все переводы говорят об этом одно и то же.

Синодальный перевод:

1.29 И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу;

1.30 а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому [гаду,] пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так.

Славянская Библия:

Перевод Российского Библейского общества:

1.29 И сказал Бог:

— Я отдаю вам в пищу все травы с семенами, какие есть на земле, и все деревья, приносящие плоды с семенами.

30 А зверям, и птицам, и живности земной — всем, в ком дышит жизнь, — Я отдаю в пищу зелень растений.

И стало так.

Дальше произошла страшная история — человек отказал Богу в доверии.

И в результате этого оказался за дверями рая.

Но никаких изменений божественных постановлений о еде не было!

Более того:

Синодальный перевод:

3.17 Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;Быт 4, 12.Быт 5, 29.

3.18 терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою;

3.19 в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.Пс 127, 2.Еккл 12, 7.

Использовать в пищу по прежнему можно было лишь плоды и злаки!

Разрешение употреблять в пищу животных было дано лишь после потопа:

Синодальный перевод:

9.1 И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю [и обладайте ею]; Быт 1, 28.Быт 8, 17.

9.2 да страшатся и да трепещут вас все звери земные, [и весь скот земной,] и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они; Быт 1, 28.

9.3 все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все;

9.4 только плоти с душею ее, с кровью ее, не ешьте;

Славянская Библия:

Это вполне понятно — к потопу "земля растлилась пред лицем Божиим, и наполнилась земля злодеяниями." (Быт. 6.11) и никакой возврат к прежним установлениям был невозможен. И хотя причинение страданий животным — совсем не благостный поступок, но теперь этого греха Господь "не вменяет" (Пс. 31, 2) — человек настолько изменился, что не может выдержать постоянное вегетарианство.

Но времена Каина и Авеля — лишь самое начало человеческой истории и до предпотопных времен (Быт. 6.12 И воззрел [Господь] Бог на землю, и вот, она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле.) еще далеко, "всякая плоть еще не извратила свой путь на земле". И завет, устанавливающий, кому что употреблять в пищу, ещё действует.

И Каин этот завет соблюдает.

А вот Авель, как следует из "современного" перевода РБО, избрал себе в качестве источника пищи вовсе не растительность.

Впрочем, можно предположить, что Авелю пришло в голову убить наиболее жирных овец тогда, когда он задумался над тем, что подарить Богу. А до этого питался овечьим молоком и овечек не резал.

Правда, возникает резонный вопрос — а с чего это вдруг? С чего Авель решил, что у Творца (Поэта) неба и земли, всего видимого и невидимого такие странные вкусы? С чего Авель решил, что овец можно убивать, и у кого он этому научился? И зачем?

Можно понять, как появился обычай приносить в жертву животных. И совершенно очевидно, что появиться этот обычай мог только после того, как появился "тот свет". То есть, после (много после) убийства Авеля. До убийства Авеля никакого "того света" не было.

Более того, отправлять на "тот свет" животных, убивая их, могли только люди, не знающие истинного Бога. Установление жертвоприношений Богом Израиля (см. Исход, Левит, Второзаконие и пр.) имело чисто педагогический характер — религиозное самосознание евреев к тому времени не отличалось от самосознания окружающих народов, вот и понадобился особый культ, чтобы отделить Израиль от окружающих народов, практикующих мерзостные культы. И религиозно чуткие люди знали об этом очень хорошо даже в дохрамовый период — достаточно вспомнить ежедневно многократно читаемый 50-й псалом. Да и в этих жертвоприношениях Богу полагалось отдавать чаще всего лишь то, что в жарком климате для человека не подходило — животный жир. Мясо сжигали лишь в особых случаях.

Сами по себе "жертвоприношения" — абсолютно пустая вещь, принципиально отличающаяся от таинств христианской Церкви.

Таинства христианской Церкви связаны с онтологическими ("структурными") изменениями человека, в таинстве участвующего. Так, например, причащаясь Телу и Крови Господа нашего Иисуса Христа, мы на самом деле — не "в переносном смысле", не "преобразовательно", а на самом деле — становимся Телом Христовым и именно поэтому обретаем возможность воскресения в жизнь будущего века. Попутно, так сказать, в Евхаристии мы превращаемся из камней, обретающихся в "сени смертной", в сынов Авраама по плоти (Лука 3, 8), так как, становясь Телом Христовым, усыновляемся Богородице. То есть становимся абсолютно законными наследниками всех обетований и пророчеств Ветхого Завета.

Ветхозаветные жертвоприношения "сами по себе" ни к чему не приводят — никаких структурных, онтологических изменений с человеком, приносящим жертву, не происходит. Богу нужен не дым от сжигаемой жертвы (весьма неприятный), а состояние духа приносящего жертву, о чем многократно говорит Ветхий Завет (см. тот же самый 50 псалом — и не только).

И потому смысловая ценность "жира ягнят от первого приплода" в качестве "дара" Богу весьма сомнительна.

Никакого "того света" во времена Каина и Авеля не было. И Бог был на "этом свете", не на "том" — Бог был доступен, хотя и менее доступен, чем до грехопадения. Зачем этому Богу, Творцу (Поэту) неба и земли, всего видимого и невидимого, понадобился — пусть не в качестве жертвы, а в качестве дара — жир ягнят, совершенно не ясно. (Но совершенно ясно, как у толкователей, детей своего времени, сложилось мнение о кровавом жертвоприношении).

И вот в результате этого сверхстранного поступка — овечек убил, шкурки содрал, жир ободрал, и — "Это Тебе, Господи!" — Бог, заповедовавший питаться только плодами и злаками, этот поступок одобрил, а несчастного Каина, ненарушившего Божьего указания, резко отчитал! Что за бред? Как вообще можно всерьез принимать такого "бога"?

А так как "современный" перевод РБО предлагает мне именно такого "бога", принять я этот перевод никак не могу. По той простой причине, что более чем сороколетнее пребывание в православной Церкви воспитало из меня свободного человека. Который в принципе не может вилять хвостом даже перед очень-очень сильным дядей, пусть даже его другие называют богом.

Бог, которого мне навязывает этот перевод, мне совершенно не нужен. Ни под каким видом.

А так как сердца нормальных детей и нормальных взрослых (вспомним историю с мусульманскими жертвоприношениями), выросших при хотя бы остатках христианской культуры, тоже бунтуют при чтении и обдумывании такого перевода, я считаю этот перевод богохульным.

Как свободный человек — а Свобода — одно из Имен Божиих — я имею право на своё понимание текста Св. Писания в тех случаях, когда нет общепринятого Единой Святой Вселенской и Апостольской Церковью объяснения и если моё понимание не противоречит самому Св. Писанию и постановлениям Вселенской Церкви.

Я далёк от попыток навязать моё понимание другим, но не вижу ни малейшего основания от него отказываться без разумных на то оснований.

И Синодальный перевод, так же как и Славянская Библия и перевод П.Гиля, осталяют мне полное право понимать историю Авеля и Каина совершенно по-другому.

Как? Да очень просто.

Но сначала давайте вспомним, что традиция Церкви говорит о том, что правильное понимание Ветхого завета возможно только через Новый Завет.

И вспомним о "пастыре добром", душу свою полагающем за овец (Иоанн 10, 11).

И подумаем над тем, а надо ли душу свою полагать за завтрашний обед, за продукты питания, если рассматривать овец с потребительской точки зрения? Не странна ли предлагаемая притча ("модель", выражаясь современным языком)?

А еще вспомним о том, что Сам Господь сказал: "Да будет слово ваше да — да, нет — нет, а что сверх того, то от лукавого" (Матфей 5, 37).

И потому или притча действительна плоха, если овцы — будущий обед (ср. Матфей 6, 25-33), или, если притча хороша, то овцы— совсем не предмет питания.

И я, как человек, безусловно верящий Христу, верю, что притча хороша и как предмет каких-либо утилитарных потребностей овцы доброму пастырю совершенно не нужны.

Не овцы нужны пастырю, а пастырь овцам.

Для того, чтобы заботился о них и душу свою за них полагал. Чтобы привел их к вратам рая. Потому что без такого пастыря овцы заблудятся и пропадут.

И вот с этих позиций и нужно рассматривать историю Авеля и Каина.

Попытаемся это сделать.

По недавним исследованиям ВОЗ (Всемирная Организация Здравоохранения при ООН) питание у современных племен-собирателей — не земледельцев, — как ни странно, самое сбалансированное. Но это лишь к слову, это можно во внимание не принимать.

Даже если учесть, что в тех широтах, к которым церковная традиция относит местоположение Эдемского сада, плодов земных земля приносила в избытке, рай был вовсе не бесконечным воздержанием, бесконечным постом.

Современному человеку животный белок нужен — вегетарианство вещь далеко не безвредная. Но нет никаких оснований полагать, что первый человек физиологически нуждался в животной пище, в источнике белка. Азота, строительного материала белка, в нашей атмосфере 74%. У современного человека он не усваивается, хотя некоторые микроорганизмы его усваивают до сих пор. Даже современный человек живет в симбиозе с микроорганизмами, которые, обитая в пищеварительном тракте человека (в человеческих кишках), вырабатывают для него многие полезные вещества. Ученые давно и упорно работают над проблемой биохимической фиксации азота. И если завтра или послезавтра эта проблема будет решена, проблема голода исчезнет навсегда, как исчезнет и животноводство — если человечество, конечно, поумнеет и перестанет есть друг друга (что очень мало вероятно). Кстати — после изгнания Адама из рая термиты отказались принимать новые правила жизни — и до сих пор питаются только растительностью. Но живущие в их кишках микроорганизмы усваивают азот из воздуха, перерабатывают его и поставляют тем самым термитам необходимый всем живым организмам белок.

Святоотеческая традиция говорит нам, что до грехопадения стихии были не властны над Адамом — не Адам был зависим от окружающего мира, а окружающий мир был зависим от Адама. И лишь после грехопадения Адам попал в плен физических законов окружающего мира. Возможно, слова Господа: "...будешь питаться полевою травою" (Бытие 3, 18) и говорят о изменении "биохимической" структуры человека и приобретении этой структурой свойств животного. Сотворение "кожаных одежд" (Бытие 3, 21) — а тут существуют разные толкования — тоже, вероятно, свидетельствует о изменении структуры человека после грехопадения.

И потому предполагать, основываясь на святоотеческой традиции, что у первых людей был отличающийся от нашего обмен веществ, и белок был им совсем не нужен, потому что источником азота был воздух — возможно и разумно.

А вот другой структурный элемент нашей плоти — углерод — человеку был нужен всегда — в атмосфере его очень мало и из воздуха его не усвоишь. И его человек получал с растительной пищей.

Богоотступление происходило быстро, но не мгновенно (мы и до сих пор до конца ещё от Бога не отпали) — и потому не мгновенно происходило и изменение обмена веществ.

И вполне разумно предположить, что ни Каину, ни Авелю в качестве "продукта питания" животный белок, так нужный современному человеку, был не нужен.

А растительная пища была нужна.

И потому ни Каин, ни Авель пищей животного происхождения не питались — никакой физиологической нужды в этом не было.

Но Каин, питаясь растительной пищей, очень заботился о своей самодостаточности, о своем, независимом от Бога, источнике существования — и потому стал земледельцем.

А Авель предпочитал во всем полагаться на Бога и питаться, как птицы небесные — чем Бог пошлет (Матфей 6, 26-30).

Слова Господа "в поте лица твоего будешь есть хлеб" Авель выполнял — он был добрым пастырем, но о плате за работу не думал — ему ничего не нужно было от своих овец — ни молока, ни мяса, ни шерсти, ни шкуры. Судя по тому, что рай был насаждён самим Господом, вся земля раем не была. И потому овцы в пастыре нуждались. Даже если их никто не ел, и те животные, которые мы привыкли считать хищниками, были падальщиками (вполне допустимо предположить, что "бесстрадательная", "естественная" смерть среди животных была и до грехопадения — такого рода, как опадают листья с деревьев или выпадают у нас волосы. Ведь бытует же мнение, что у животных бессмертной души, личности, нет. Правда, не надо забывать и Бытие 1, 30), не в раю таким бестолковым животным, как овцы, пастырь был нужен — для приведения их в землю обетованную, к воротам рая.

И когда стадо было готово, самых совершенных — "тучных" (что вполне может быть художественным образом, которых в Св.Писании очень много) — Авель пригнал к вратом рая, которые охранял херувим с огненным мечом. "Твоя от Твоих Тебе приносяще, Господи — если эти овцы годятся для Твоего сада, прими их".

Это была не жертва, как перевели Кирилл и Мефодий для варваров, примеряясь к их миропониманию, а искренний дар Господу, в котором и следа не было заботы о себе.

А с Каином была другая история.

Каин принес свидетельство своей самодостаточности, своей независимости от Бога. Свою пищу, которую он взрастил, как он, вероятно, думал, своими руками.

В качестве "дара" ни овцы, ни плоды земли сами по себе Творцу Вселенной были не нужны. Тем более, не нужен был и "жир ягнят от первого приплода".

Ему было нужно то, в чем Ему отказал Адам — доверие и любовь. Не потому, что Ему чего-то недоставало, а потому, что Он любил человека, а вера Богу — единственный способ для человека стать Богом самому. А именно для этого и сотворил человека Господь.

У Авеля это было.

У Каина — не было.

Вот на это и указал ему Господь.

Вот каково моё понимание неясного текста Бытия 4.1 – 4.8.

Я вовсе не говорю, что оно абсолютно правильно. Но право на существование оно имеет. И менять его без разумных доводов я не собираюсь. И уж тем более — под действием "научно корректных и в то же время литературных" переводов, потому что для перевода Св. Писания этих составляющих мало — нужно ещё и свидетельство Церкви о правильности перевода.

А без такого свидетельства "научно корректные и в то же время литературные переводы" могут быть большим соблазном для входящих в Церковь, что необходимо учитывать и самим переводчикам, и тем, кто по своим прямым обязанностям предназначен для хранения православного вероучения.

Трагедия нашего времени состоит ещё и в том, что ни с той, ни с другой сторон (ни со стороны переводчиков, ни, тем более, со стороны епископата) духовных сил на это нет. Что совершенно очевидно — потому что не может укрыться город, стоящий на вершине горы, и если этого города мы не видим, то его пока, увы, и не существует.

И потому при переводе Св. Писания необходима крайняя осторожность, которая должна выражаться хотя бы в примечаниях к тексту — мол, не рассматривайте прочитанное как истину в последней инстанции.

Правда, со стороны недавно вступивших в церковную ограду, в особенности тех, кто вступил туда, следуя за своим начальством, возможен вопрос: "А как вообще может автор вышеизложенного текста всерьез, в здравом уме обсуждать мифологические тексты Пятикнижия и как это у него согласуется с современными научными данными?"

Но этот вопрос настолько серьезен, что требует отдельного разговора.

Примечания

1. Г. П. Федотов СЛАВЯНСКИЙ ИЛИ РУССКИЙ ЯЗЫК В БОГОСЛУЖЕНИИ (Опубликовано в ж. "Путь", 1938, № 57.)

2. Вот один из таких случаев. В середине семидесятых я прислуживал на ранней литургии в Илье Обыденном. Как-то раз, войдя в алтарь, я увидел о. Александра Егорова (одного из тех замечательных и, увы, немногочисленных священников, которые окормляли оставшихся духовных детей о. Алексея Мечева) и одну из алтарниц храма, старую монахиню, смиреннейшую женщину, готовившихся к совершению проскомидии и обсуждавших какую-то проблему. О. Александр говорил: "А ей отец Николай (настоятель храма, умнейший и образованный человек с большим чувством юмора) говорит: "Ну что ж ты у меня такая неграмотная?! Ну что ж ты Писание не читаешь?"

После литургии я спросил у алтарницы, о чем была речь и услыхал удивительную историю: "Да наша ........ (к сожалению, за давностью я забыл имя — речь шла о одной из старых монахинь, прислуживающих в Илье Обыденном) задумалась о том, что такое вечность. И никак не поймет. И начала молиться. И в тонком сне увидала прекрасный город. И поняла, что это ответ. А храма в городе нет! И очень её это смутило. И пошла она к о. Николаю. А он ей и говорит: "Ну что ж ты у меня такая неграмотная?! Ну что ж ты Писание не читаешь? Ну ясно же сказано — "храма там не будет!"

  

© Портал-Credo.Ru, 2002-2017. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]