Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
07-04-2004 17:23
 
У них есть Махди, а у вас его нет. Американское вторжение в Ирак пробудило к жизни древнюю шиитскую религиозную идеологию

Американское вторжение в Ирак видимо пробудило в этом историческом регионе, колыбели цивилизации, одном из центров исламской культуры, те силы, которые до того были покрыты сероватым сухим пеплом полумодернизированной восточной цивилизации. Утратив сковывающую силу и общего врага, жизнь иракских мусульман забродила, ища новые выходы, о возможности которых американская политика при планировании вторжения в Ирак, похоже, даже не задумывалась. Если сопротивление в суннитском Ираке поддается еще какому-то логическому объяснению - суннитской национальной враждой против оккупантов, то на шиитском юге вторжение и воцарение политического хаоса в стране воззвало в итоге к весьма древним и могучим исламским идеям, с которыми уже не раз и не два приходилось сталкиваться европейским колонизаторам, вторгавшимся в ареал мусульманской и особенно шиитской культуры.

Речь, прежде всего, конечно, об идеях махдизма, древнем исламском учении о своеобразном мессии, последнем пророке, "скрытом имаме" шиизма, который придет в конце времен для того, чтобы установить чистоту ислама и справедливость на земле. Со столкновением с идеями махдизма связан был один из самых драматических эпизодов в истории английского колониализма — восстание в Судане под руководством самопровозглашенного Махди. Повстанцы разгромили английские колониальные войска, в сражении погиб генерал Гордон, ставший для англичан героем, и лишь через полтора десятилетия англичанам при помощи сверхусилий удалось установить контроль над Суданом. Для разгрома повстанцев в битве при Омдурмане в 1898 году английскому главнокомандующему Китчнеру понадобилось применить новейшее оружие – пулеметы системы "Максим". Именно после этой победы родились знаменитые хвастливые стихи Киплинга: "На любой ваш вопрос дадим мы ответ: У нас есть "максим", а у вас его нет!".

Сегодня ситуация сложилась немного иная. "Максим" есть у всех. Как и любое другое оружие, позволяющее туземцам убить достаточное количество "белых людей", чтобы белым это очень не понравилось. Конечно, у них нет ни высокоточного оружия, ни ударных вертолетов, но вот ракеты, которыми эти вертолеты сбивать – обычно есть. "Туземцы" может быть и не смогут выиграть войну против всей американской армии, но заставят с собой изрядно помучиться. Тем более, что они могут теперь достойно ответить: "у нас есть Махди, а у вас его нет". При сопоставимом техническом уровне за американцами в Ираке не стоит никакой идеи. Причем чем дальше, тем меньше её хотя бы призрачных следов. А вот за иракскими шиитами, которые взяли на вооружение идеи махдизма и даже назвали свои вооруженные формирования армией Махди, такая идея есть. И это наличие идеи сразу же сказалось на качестве вооруженного сопротивления иракцев – за три дня боев американцы потеряли 50 солдат - в прежние месяцы, даже в период похода на Багдад, цифра совершенно немыслимая.

При этом, если предположить, что дальнейшая эскалация конфликта может привести к серьезному усилению иракского махдизма, то последствия этого для геополитической ситуации могут быть самые драматические. В отличие от высушенного и формалистичного, замешанного на чистой "кафирофобии" идеологии ваххабизма, исповедуемой радикальными исламистами сейчас, махдизм идея богатая и способная привлечь сочувствующих далеко за пределами исламского мира. По сути, махдизм без особого труда может быть трансформирован в полноценный "исламский антиглобализм". Вот как описывается время прихода Махди в одном из исламских произведений: "Во время прихода Махди люди будут пренебрегать молитвами и божественностью, дарованной им, легализовывать неправду, практиковать ростовщичество, принимать взятки, строить огромные здания, продавать религию для покорения этого низкого мира, нанимать идиотов, общаться с женщинами, разрушая семейные связи, повиноваться страсти, и рассматривать незначительными клятвы. Великодушие будет считаться слабостью, а беззаконие прославляться. Принцы будут развращены, а министры станут угнетателями, ученые будут предателями, а чтецы Корана порочными и злыми. Лже-свидетельства будут преподносится открыто, а аморальность провозгласится в полный голос.Священные книги будут непонятны, мечети в лицемерии, минареты вытянуты. Криминал будет прославляться, рамки битв будут заужены, сердца будут в разногласии, договора расторгнутыми", — чем не картина современного мира по-американски?

При этом освободитель Махди окажется не столько борцом за исламскую исключительность, сколько восстановителем ортодоксальной чистоты и моральной строгости Ислама, а с другой стороны – пророком для всех людей книги: "Он извлечёт Тору и другие Божественные книги из пещер, и будет судить среди верующих Торы согласно Торе, среди верующих Евангелия согласно Евангелию, среди верующих Корана, согласно Корану". Здесь намечается идеология сплочения "людей книги", представителей "авраамических религий" против "ритуалов периода невежества" и стоящей за ними Америки. Таким образом, махдизм вполне может вывести радикальный ислам из той идеологи антихристианства и антиудаизма, которая делает исламистов автоматическими врагами большей части цивилизованных наций. Именно Америка как "центр беззакония" может в этой идеологии стать главным врагом, в то время как представители традиционных религий зачисляться в союзники. Наконец, идеал высокой справедливости, утопический проект которого содержится в представлениях о Махдизме, может стать мощным мобилизующим фактором для исламских и некоторых неисламских народов.

Так что нельзя исключать, что, начав войну в Ираке и спровоцировав возникновение иракского махдизма, Америка пробудила исключительно опасного врага, по сравнению с которым Бин Ладен покажется мальчиком для битья…


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]