Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
06-04-2012 18:40
 
Неэффективный менеджмент «эффективного менеджера». Церковь, отнимающая поликлинику, детский сад или музыкальную школу, выбрасывающая на улицу музей, вызывает озлобление

Нынешний медиа-скандал вокруг главы РПЦ МП взбудоражил российское общество. Кому-то вдруг понадобилось поднять на свет старую уже тему с часами Патриарха Кирилла (Гундяева) – и вот патриархия уже вынуждена официально оправдываться за "ошибки" своей пресс-службы, убравшей в фоторедакторе часы (которых Кирилл, по его словам, никогда не надевал) с патриаршей руки, но оставившей их тень на столе. Более того, при ретушировании часов в программе "не заметить" их отражение попросту невозможно. Можно предположить, что отражение оставили на фото намеренно, но развивать сложные теории о том, кто за этим стоит и какая цель этим преследовалась, мы не будем.

Сам Патриарх поступил, конечно, некрасиво – малодушно соврал, согрешил. Но с кем греха не бывает? Со всеми бывает. И, казалось бы, сейчас самое время, во время Великого поста, избавить паству и "внешних" от искушения – продать пресловутый "Брегет" и деньги раздать нищим сиротам и убогим. Но ничего подобного мы не видим. Более того, по мнению ряда церковных и светских деятелей, например В. Чаплина или М. Шевченко, Патриарх имеет полное право носить то, что ему захочется, пускай это будут самые дорогие вещи, и вправе не тратить свои деньги на то, чего он не считает для себя важным.

Однако церковное предание ясно осуждает стремление епископов к роскоши. В III веке Антиохийский Собор отлучил от Церкви занимавшего престол Антиохии епископа Павла Самосатского за ересь. Сохраненное церковным историком Евсевием соборное послание в резких выражениях описывает гордость, кичливость и напыщенность Павла, его тщеславие и ненасытное стремление к роскоши, к пиршествам и пресыщению, а также добавляет, что Павел помогал и своим пресвитерам и диаконам скрывать различные смертные грехи, не оздоровляя церковный клир, но попуская еще большему его разложению. Неизвестно, как бы сложилась дальше ситуация с отлученным иерархом, если бы языческий император Аврелиан не взялся исполнить решение Собора и изгнать Павла из Церкви.

В V веке антиохийский священник Иоанн Златоуст в своих знаменитых словах о священстве говорил, что священнику "надлежит быть дальновидным, смотреть тысячей глаз, потому что он живет не для себя одного, а для такого множества людей. Невозможно священнику скрыть свои слабости, малейшие его недостатки делаются известны". Несколько ранее, в IV веке, святой Григорий Богослов горячо обличал современных епископов, которые перестали быть пастырями, а сделались волками, от которых общество не могло ожидать себе добра. По роскоши жизни епископы могли равняться с консулами, правителями областей, со знатнейшими из военачальников: "Если им приходилось выезжать, то они ездили на отличных лошадях, блистательно высились на колеснице, любили чтобы встречали и провожали их с подобострастием, особенно любили вкусные яства и мягкие и волнующиеся одежды… Пастыри по отношению к слабым как львы, а по отношению к сильным как собаки, всюду сующие свой нос и пресмыкающиеся чаще у дверей людей влиятельных, нежели у дверей людей мудрых". "Кто смотрит на вас, — заключает Григорий, — тот пойдет противоположной стезей. И это единственная польза от вашей испорченности".

Можно было бы привести сотни примеров из церковной истории того, как епископы и Патриархи оправдывали подсудимых за взятки, продавали пожертвованные частными лицами в Церковь имущества и присваивали деньги, распоряжались церковными деньгами как своими собственными, продавали таинства. Но, тем не менее, все это осуждалось церковными Соборами, за "должностными преступлениями" клириков следила не только церковная, но и государственная власть.

В первые четыре века христианства церковные деньги составляли достояние бедных и расходовались на пропитание неимущих, призрение сирот, лечение больных, погребение бедных христиан и т.п., духовенство никаких особых прав на них не имело. Одним словом, Церковь выполняла огромное социальное служение и защищала низшие слои общества. Даже в Российской Империи церковный бюджет был "прозрачен" для общества. Если открыть российские церковные журналы XIX века, то там можно обнаружить все сметы, все доходы и расходы епархиальной казны, церковных школ, свечных заводов, строительных комитетов, сберегательных касс взаимопомощи для сирот и бедного духовенства, где учтена каждая копейка, каждая пара выданных ученикам сапог или портянок, каждый рубль поступивших пожертвований. В церквях велись особые книги братских доходов, имелись описи церковного имущества, книги вскрытия церковных кружек и тарелочных сборов — все это контролировалось благочинными. Ныне в РПЦ МП ничего этого нет. Куда уходят выделенные Церкви частыми лицами или государством суммы – никто никогда до конца не узнает.

К сожалению, никаких мер к исправлению в РПЦ МП не наблюдается. Провозглашенная в 90-х годах прошлого века новая "национальная идея" — "главная ценность это деньги" — принесла свои плоды. Стремление к богатству, к роскоши буквально захлестнуло Церковь (как, впрочем, и общество) в последние десятилетия. И Патриарх подает в этом своим подчиненным пагубный пример. Именно демонстративная роскошь иерархии, высшего священства компрометирует Церковь больше всего.

Между тем у РПЦ МП есть огромное богатство, огромный нравственный капитал – это вера в нее сотен тысяч людей. Вера, которая может сдвинуть горы. Именно на это сделал бы ставку хороший менеджер. Возвратиться к настоящему служению обществу, привлекать предпринимателей для инвестиций в, как сейчас модно говорить, человеческий капитал, а не в возведение дворцов и золочение куполов или приобретение недвижимости — вот что мгновенно погасило бы поднявшуюся ныне волну антиклерикализма.

Еще раз повторю, что настоящий верующий Патриарх сделал бы главным направлением своей деятельности привлечение и воцерковление народа российского, а не их кошельков. Этого можно достичь лишь воплощением в жизнь евангельского учения Господа Иисуса Христа, в частности, через отказ от роскоши лично Кирилла и его епископата, активную благотворительность, выведение из тени церковного бюджета.

Еще одним, на наш взгляд, крайне необходимым условием является отказ от заигрывания с сильными мира сего, с политиками и властями. Притязания Церкви на политические преимущества в светском государстве, каковым является Российская Федерация, - вот еще один источник антиклерикализма в обществе. За прошедший век цивилизация ушла далеко вперед по сравнению с "веком Империй", люди и общество сильно изменились. Возврата к старому быть не может, а насильное навязывание религиозных норм прошлого вызовет лишь неприятие, непонимание и ненависть, как это было, например, во Франции на рубеже XIX и XX веков. Тогда стремление католической Церкви в союзе с роялистами и националистами к возвращению "старых порядков" вызвало раскол в уже изменившемся обществе и ненависть к католицизму. Закон 1905 г. об отделении Церкви от государства способствовал нормализации отношений Церкви и общества на рациональной основе.

Согласно опросам, граждане России хотят видеть свою Церковь всецело "духовной", не такой как государство или бизнес-структуры, а живущей по другим законам – законам святости и чистоты. Это вполне соответствует традиционной ментальности русского народа, российского идеократического общества. Церковь, отнимающая у народа поликлинику, у детей детский сад или музыкальную школу, выбрасывающая на улицу музей или картинную галерею — вызывает лишь неприятие и озлобление. Но способны ли вернуться иерархи РПЦ МП к исполнению Христовых заповедей – покажет будущее.

Игорь Фирсов,
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]