Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
05-01-2011 16:38
 
2010 год: о том, чего не было. Традиционный диалог между религиозными лидерами зашел в тупик, но диалог верующих по социальным вопросам лишь актуализируется

В эти дни уже много написано и еще, наверное, немало напишут о религиозных итогах года 2010 года с точки зрения представителей различных религий и конфессий, политиков и просто граждан, не обязательно верующих, но обязательно думающих. Напишут о том, что было в прошлом году в религиозной жизни страны и мира. Здесь же приходится писать о том, чего, к сожалению, в ней не было. То есть о межрелигиозном диалоге.

Как-то было хорошо и верно подмечено, что межрелигиозный диалог, как некое продолжительное и постоянное во времени действие, практически невозможен. В силу эксклюзивизма большинства существующих сегодня религий. Наверное, это так. И в ушедшем году каждая из религиозных групп России решала свои "эксклюзивные" задачи, для которых гораздо более востребован фактор этого самого эксклюзивизма, а вовсе не диалога.

Так, РПЦ МП была занята укреплением собственной монополии в российском (и отчасти украинском) обществе и государстве путем активных ходов, направленных на проникновение в сферу образования, культуры, а также усиленным освоением сферы недвижимости. При этом РПЦ МП упирает на фактор собственного положения как исторически ведущей религиозной группы в исторической и современной России, апеллируя к тому, что чуть ли ни 80 % граждан страны считают себя православными. Такой мощной духовной монополии диалог по определению не нужен, поскольку он обычно осуществляется между масштабно равными или хотя бы сопоставимыми участниками.

Впрочем, нет, диалог иногда ведется, но, заметим, исключительно во имя тактических целей. Так, трагическая гибель 10 апреля минувшего года президента Качиньского и всей политической элиты Польши дала, как это ни парадоксально, хороший стимул православно-католическому диалогу, правда, только в формате двустороннем, между ведущими конфессиями России и Польши. Наметившийся было сдвиг вскоре перечеркнули события, связанные с возвращением объектов церковной собственности в Калининградской области.

Безусловно, некие диалогические процессы идут у протестантов. В этой среде, насыщенной различными относительно небольшими, но самостоятельными общинами, процесс диалога и поиска совместных решений - объективно необходимый для самого выживания конфессии в иноцерковном окружении.

С российскими иудеями и буддистами ситуация обстоит иначе. Поскольку диалог с другими нужен для создания какого-то своего нового общественного лица, продвижения себя в обществе, то он сопряжен с определенным риском публичности. Но данным конфессиональным группам в сегодняшней России это не нужно. Они довольно тихо сидят на отведенной им этноконфессиональной жилплощади, на большую менять ее не желают (из опасения потерять уже имеющуюся), а меньшей им просто по нормам "традиционности" не положено.

Единственной религиозной группой в России, занимающей активную позицию в межрелигиозном диалоге, является ислам. Признание достоинства и богооткровенности других авраамических религий – иудаизма и христианства – является частью исламской доктрины и стимулирует поиск точек соприкосновения. Однако общий антиисламский общественный фон в России и мире, а также необходимость для российской уммы решать вопросы внутреннего институционального единства, особенно остро вставшие в прошлом году, не добавляют российским мусульманам ни желания, ни возможностей участвовать в таком диалоге.

Важной особенностью прошлого года стало то, что межрелигиозный диалог не велся и за пределами России. Не было ничего подобного обмену посланиями между представителями религий авраамической триады, который имел место несколько лет назад. Напротив, имело место резкое обострение противостояния с мусульманами по поводу мечети на "Граунд зиро" и угроз некоего маргинального американского пастора сжечь Коран. Заметим, это произошло в цитадели религиозной свободы - США, где диалог между религиями - вроде бы вполне естественная составляющая общественной духовности.

Итак, прошлый год не внушает особого оптимизма по поводу перспектив диалога, а, значит, мира и толерантности между религиями. Как на уровне одной страны, так и в целом на планете. И в принципе, это в чем-то даже понятно и объективно. Диалог, стремление к некоему единению между религиями, которые мы наблюдали в минувшем столетии, сегодня вряд ли возможны. Тогда процессы единения и диалога шли перед лицом угрозы со стороны атеистическо-коммунистической системы, под  властью которой находилась почти половина человечества. Теперь этой угрозы нет, а для решения нынешних собственных проблем религиям диалог и взаимодействие уже не так остро необходимы.

И все же диалог продолжится. Только уже не на институциональном уровне - между религиями и конфессиями в лице их официальных структур, - а на уровне рядовых верующих – причем не по догматическим, а по социальным вопросам, которые представляют общий интерес. И еще. Феноменом наших дней является то, что на основе цивилизационной и культурной встречи Запада и Востока в самом широком смысле этих понятий возникает новый феномен некоего надтрадиционного, надрелигиозного единения и общения людей. Возможно, это не нравится, причем активно, некоторым слишком "традиционным" религиям и Церквам. Но таковы уж они, наши переломные время и мир.

Валерий Емельянов,
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]