Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
21-01-2009 19:37
 
Худой мир с исламистами в Газе. Если затишье продлится долго, то можно будет констатировать, что в военно-политическом смысле операция прошла успешно

Четвертая неделя операции "Литой свинец" мало чем отличалась от предыдущей. Израильская армия продолжала уничтожение ХАМАСовской инфраструктуры, в первую очередь, складов оружия и подземных туннелей, соединяющих Газу с Синаем. Не прекращалась и охота за лидерами воинствующих исламистов. Так, 15 января был убит "палестинский Берия" – министр внутренних дел правительства ХАМАСа Саид Сиам – его дом был уничтожен прямым попаданием ракеты. Однако из политических верхов Израиля все чаще раздавались сигналы, что война идет к концу. И действительно, вечером 18 января премьер-министр Эхуд Ольмерт объявил об одностороннем прекращении огня.

Как нетрудно догадаться, это заявление закончило праздник национального единства, продолжавшийся с начала боевых действий. Представители правых и право-религиозных кругов немедленно обвинили правительство в предательстве, трусости, национальном позоре и всех прочих мыслимых и немыслимых грехах. В выражениях при этом не стеснялись, особенно русскоязычные израильтяне.

Впрочем, решение израильского правительства вызвало определенное недоумение не только у местных правых. Многие искренне недоумевали, что заставило Ольмерта пойтина перемирие, когда окончательная победа была близка, как никогда.

На наш взгляд, и критики, и недоумевающие то ли забыли, то ли не обратили внимания, что Израиль с самого начала не собирался свергать режим ХАМАСа, и даже наносить ему смертельный удар. Перед армией была поставлена совсем другая задача – нанести исламистам достаточно сильный удар, максимально ослабив инфраструктуру террора, и, тем самым, вынудить ХАМАС пойти на перемирие. Соответственно, с самого начала было понятно, что правительство свернет операцию, как только придет к выводу, что "клиент созрел".

Почему конечная цель войны была поставлена именно так? На наш взгляд, это, в первую очередь, было связано с тем, что свержение ХАМАСа в долгосрочной перспективе не принесло бы Израилю никакой пользы. Ликвидировав режим радикальных исламистов, пришлось бы решать вопрос, кто будет управлять Газой вместо них. Оккупировать сектор Израиль не хочет – это потребовало бы слишком больших усилий, плюс, в значительной степени, дало бы легитимацию "национально-освободительной борьбе" (читай – террору и ракетным обстрелам) палестинского народа против оккупации. Палестинского Кадырова, который мог бы взять контроль над Газой, опираясь на израильскую поддержку, нет и не предвидится. О том, чтобы передать контроль над сектором каким-либо международным структурам, не стоит и мечтать – никто в здравом уме и твердой памяти не сунется в эту нищую, напичканную оружием помойку, население которой привыкло к насилию. Передать Газу Абу-Мазену (Аббасу)? Однако, как мы уже говорили, двоевластие у палестинцев Израилю объективно выгодно. Поэтому придется признать, что вариант, выбранный правительством Израиля, при всех его недостатках, оптимален.

Объявив об одностороннем прекращении огня, Израиль так же смог сохранить несколько важных достижений. Во-первых, соотношение потерь в ходе боевых действий. За три недели боев в густозастроенной местности, начиненной минами, фугасами и ловушками, израильская армия потеряла десять военнослужащих, из которых половина погибла от "дружеского огня". Исламисты потеряли сотни боевиков, включая нескольких высокопоставленных командиров. Так что общий итог боевых действий, закончившихся с результатом 100:1 в пользу Израиля, трудно охарактеризовать иначе как унизительный разгром, за который ХАМАСу, возможно, еще придется дать отчет перед иранскими спонсорами, которые могут поинтересоваться, почему выделенные ими средства были использованы столь неэффективно.

Во-вторых, "вовремя" остановив боевые действия, Израилю удалось избежать "гуманитарной катастрофы", вероятность которой возрастала с каждым следующим днем боевых действий в густозастроенной местности. Правда, потерь среди мирных жителей (если население, избравшее во власть оголтелых террористов и подставляющее под удар своих детей, можно назвать мирным – Ред.) избежать не удалось – тем более что исламисты, фактически использовавшие их в качестве "живого щита", активно старались, чтобы их было как можно больше. Разыграть эту карту против Израиля ХАМАСу так и не удалось. Хотя профессиональные "правозащитники" и устроили традиционный гевалт о "страданиях мирных жителей", никаких практических шагов за этим не последовало.

Впрочем, в Израиле, похоже, хорошо понимали, что страдания "мирных" жителей являются важным пропагандистским оружием противника. И принимали серьезные меры, чтобы, насколько возможно, помочь палестинским формальным некомбатантам. Так, 18 января на КПП "Эрез" был открыт госпиталь для палестинцев, пострадавших в ходе боевых действий. Кроме того, было достигнуто соглашение с Красным Крестом, что раненые палестинцы смогут пройти лечение в израильских больницах. Правда, неизвестно, сколько пострадавших сможет воспользоваться этим предложением – по свидетельствам жителей Газы, боевики ХАМАСа целенаправленно препятствуют отправке пострадавших в Израиль.

Наконец, объявив о прекращении огня в одностороннем порядке, Израиль избежал каких-либо формальных переговоров с исламистами. И, тем самым, избавил себя от каких-либо обязательств, например, о работе контрольно-пропускных пунктов, на бесперебойной работе которых ХАМАС настаивал в качестве условия перемирия.

Объявив о прекращении боевых действий, правительство Израиля заявило, что выведет войска из Газы не раньше, чем ХАМАС присоединится к прекращению огня. Соответствующее заявление с его стороны было сделано в воскресенье, 19 января, после чего Израиль приступил к отводу войск.

Насколько искренним было это заявление ХАМАСа? На наш взгляд, есть основания предполагать, что в данном случае исламисты действительно хотят перемирия. Об этом могут свидетельствовать две вещи. Во-первых, заявление о прекращении огня было озвучено от имени сирийского руководства ХАМАСа, занимавшего в ходе войны наиболее радикальную и непримиримую позицию. А во-вторых, к этому заявлению присоединился "Исламский джихад" и другие более мелкие организации исламистов. Так что, возможно, израильское правительство в данном случае рассчитало правильно – "клиент" действительно "созрел", и в ближайшее время будет вести себя относительно пристойно.

Главный вопрос, который интересует сейчас всех – как долго на юге продлиться затишье. В то, что перемирие будет вечным, не верит, наверное, никто – ни в Израиле, ни в Газе. Но если затишье продлится достаточно долго, то можно будет констатировать, что в военном и политическом смысле операция прошла успешно, и что поставленная цель была достигнута.

Евгений Левин,
для "Портала–Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]