Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
26-03-2008 19:26
 
Гиюр: низы не могут, поскольку верхи не хотят. Правительственная политика религиозной адаптации нерелигиозных евреев в Израиле с треском провалилась, констатировали вчера в Кнессете

Сколько советских евреев состояло в смешанных браках, скорее всего, не знает никто. Однако известно, что уже в "застойное" время речь шла о 30-50 %. Поэтому неудивительно, что среди сотен тысяч бывших советских граждан, эмигрировавших в Израиль в соответствии с Законом о Возвращении, оказалось множество неевреев.

Большая часть проблем, с которой столкнулись в Израиле бывшие советские граждане, была общей и для евреев, и для неевреев - изучение языка, поиск работы, адаптация к непривычной левантийской ментальности... Насколько можно судить, большинство эмигрантов-нееврев справились с этими трудностями не хуже своих еврейских "коллег", и в целом достаточно успешно интегрировались в еврейское израильское общество - выучили иврит, нашли работу, купили квартиры. Наряду с еврейскими гражданами страны репатрианты-неевреи служат в армии, учатся в еврейских израильских школах. Tем не менее, в новой стране им пришлось столкнуться с целым рядом дополнительных проблем.

Во-первых, в Израиле до сих пор нет института светского брака. Поэтому для того, чтобы вступить в брак, неевреи, не принадлежащие к какой-либо конфессии, вынуждены выезжать за границу. Поскольку подавляющее число израильских кладбищ также являются конфессиональными, долгое время существовала не менее острая проблема с похоронами, хотя в последние годы этот вопрос постепенно решается.

Во-вторых, среди репатриантов-"неевреев" оказалось немало детей еврейских отцов, ощущающих себя евреями. Нееврейский статус совершенно не соответствовал их самоидентификации и казался многим унизительным.

В-третьих, нееврейские меньшинства Израиля (мусульмане, христиане, черкесы, друзы и др.) живут достаточно обособленно в собственных кварталах или деревнях, имеют свои системы образования, и лишь в минимальной степени интегрированы в израильское общество. Поэтому в общественном сознании понятия "израильтянин"и "еврей" практически идентичны. В связи с этим эмигрант-нееврей оказывается в совершенно кафкианской ситуации, когда, с одной стороны, он является полноценным израильтянином (живет в еврейском квартале, посылает своих детей в еврейскую школу, служит в армии etc), а с другой стороны - не может полностью отождествить себя с этой общностью.

Наконец, четвертая проблема связана с ментальностью израильского общества: не только религиозные евреи, но и значительная часть светских израильтян не готова вступать в брак с лицами, не являющимися евреями по Галахе. Это, разумеется, резко сужает "брачный рынок" репатрианта-нееврея.

Впрочем, с точки зрения еврейского права, у всех этих проблем есть решение. Ибо любой нееврей, будь он хоть негром преклонных лет, может при желании стать евреем. Для этого ему надо всего лишь пройти специальную церемонию перехода в иудаизм - гиюр. Человек, обратившийся подобным образом в иудаизм, считается полноценным евреем и имеет такие же права и обязанности, как рожденный от матери-еврейки.

Как свидетельствует практика, подавляющая часть репатриантов-неевреев заинтересована в максимальной интеграции в израильское общество, которая, в силу названных причин, для нееврея достаточно проблематична. Со своей стороны, правительство Израиля, будучи заинтересованным в максимальной "гомогенности" неарабской части населения, всецело поддерживает любые усилия, направленные на "обращение" приехавших неевреев. Были созданы специальные структуры, занимающиеся гиюром, выделены значительные средства на обучение потенциальных прозелитов.

Казалось бы, при таком раскладе программа "всеобщей евреизации" имела все шансы на успех. Однако в действительности все произошло с точностью до наоборот. Как в один голос признали участники специальной конференции, созванной в конце марта русскоязычными депутатами Кнессета, правительственная политика гиюра на данный момент с треском провалилась - за 2000-06 гг. из сотен тысяч репатриантов-неевреев перешли в иудаизм лишь немногим более 6 тысяч.

Собственно, целью упомянутой конференции, состоявшейся в Кнессете 25 марта, как раз и было обсуждение вопроса, кто и почему виноват в этом провале. При этом мнения участников разделились. Одни считали, что все дело - в недостаточно гибкой политике религиозного истеблишмента, ответственного за формальную сторону гиюра. Другие же, напротив, утверждали, что сами репатрианты-неевреи не слишком хотят становиться евреями, а потому желающих пройти гиюр среди них практически нет.

Кто в данном случае прав? Полагаю, что и те, и другие. Поскольку политика религиозных судов и нежелание репатриантов проходить гиюр являются двумя сторонами одной монеты.

С точки зрения раввинов, гиюр есть прежде всего религиозный акт обращения в иудаизм, в процессе которого прозелит берет на себя обязательство жить по законам Торы. Соответственно, необходимым условием гиюра является готовность человека вести религиозный образ жизни - соблюдать субботу, не есть некошерного, регулярно ходить в синагогу и т.д. Между тем, подавляющее число репатриантов - люди светские. Идти на столь резкое изменение образа жизни они не готовы, а пытаться обмануть раввинов - в большинстве своем не хотят.

При этом репатриантов вполне можно понять. Ведь подавляющее число коренных израильтян - также люди нерелигиозные. И, тем не менее, их еврейство никто и никогда не оспаривает. Следовательно, делают вывод репатрианты, понятия "еврей" и "иудаист" не являются синонимами – и можно ни во что не верить и ничего не соблюдать, и при этом все равно оставаться евреем. Почему же тогда раввины готовы признать евреем сына Сары и Вани, даже если он ест свинину в Судный день, и при этом настаивают, что сыну Абрама и Маши, чтобы стать евреем, непременно требуется вести религиозную жизнь?

Вразумительного ответа на этот вопрос у раввинов нет - ссылки на "тайны еврейской души" и аргументы в духе "так сказано в Торе" на большинство русскоязычных израильтян не действуют. Тем более что в Торе на этот счет как раз ничего не сказано - закон о том, что еврейство определяется по матери, появляется лишь в Талмуде, причем в талмудической литературе есть и прямо противоположное мнение.

Репатрианты-неевреи, как было сказано, заинтересованы в интеграции в еврейско-израильский коллектив. Однако правила игры, предложенные раввинами, вместо этого фактически предлагают им стать частью всего лишь одной еврейской общины - не слишком многочисленной и, что самое главное, ведущей не самый аттрактивный для современного человека образ жизни.

Нельзя сказать, что данная проблема не имеет решения в рамках религиозного еврейского права. Как мы уже писали, некоторые религиозные авторитеты пришли к выводу, что в ряде случаев человек, который не собирается соблюдать заповеди, все-таки может пройти гиюр - во-первых, поскольку смешанный брак является очень серьезным грехом, которого нужно избежать любой ценой; а во-вторых, поскольку в этом случае его дети останутся евреями. Однако в наши дни на религиозной улице правят бал совсем другие люди, полагающие соблюдение заповедей conditiosinequanon гиюра.

Причем в последние дни позиции этих кругов значительно усилились. Большинство новых судей, назначенных в религиозные суды по делам новообращенных, принадлежат к ультра-ортодоксальному лагерю. Кроме того, участились случаи, когда раввины отказывались признавать евреями людей, прошедших ортодоксальный гиюр у определенных раввинов. Только в городе Ашдоде, по некоторым сведениям, имело место до сорока подобных случаев.

К чему приведет подобная политика, предсказать достаточно несложно. Нееврейские граждане Израиля в большинстве своем останутся в стране. Их дети окончат обычные израильские школы, отслужат в армии, будут говорить и читать на иврите куда лучше, чем по-русски... В общем, станут полноценными израильтянами. Что за этим последует - вполне предсказуемо: резкий рост числа браков между коренными израильтянами и израильтянами-неевреями. В свою очередь, потомки от этих браков окажутся "гоями", не имеющими права вступать в брак с евреями. Через два-три поколения это с большой вероятностью приведет к национальному расколу.

По меньшей мере, часть ортодоксальных раввинов прекрасно понимает опасность нынешней политики в вопросах гиюра. Однако на сегодня у них нет ни сил, ни влияния, чтобы противостоять фундаменталистам.

В Вавилонском Талмуде приводится следующий случай: некий человек решил устроить провокацию, и нанес небольшое увечье жертвенному животному, которое римский император послал в Иерусалимский Храм. Среди раввинов возник спор, как поступить: с одной стороны, принести увечное животное в жертву нельзя, а с другой стороны - император может обидеться и даже начать войну. Дальше, согласно Талмуду, события развивались так: "Ради мира с властями мудрецы хотели принести животное в жертву, несмотря на указанное повреждение. Тут рабби Захария бен Авхилас сказал им: "Люди не поймут, что мы сделали это ради мира, и подумают, что поврежденных животных можно приносить в жертву, и будут нарушать закон". Тогда, во избежание доноса, они решили убить Бар-Камцу [доносчика]. Но рабби Захария сказал: "Люди могут подумать, что тот, кто наносит повреждение животному, предназначенному для жертвы, подлежит смертной казни".

С формально-галахической точки зрения р. Захария был безусловно прав. И, тем не менее, р. Иоханан, один из выдающихся мудрецов Талмуда, полагал, что именно ригоризм р. Захарии привел к тому, что Иерусалим был разрушен, Храм сожжен, и евреи изгнаны из своей страны.

Каждый религиозный еврей знает эту историю со школьной скамьи. Тем не менее, как показывает конфликт вокруг гиюра, последователей р. Захарии среди раввинов все равно остается немало. Так что остается лишь надеяться, что последствия их ригоризма окажутся все-таки менее разрушительными.

Евгений Левин (Иерусалим),
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]