Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
16-10-2007 18:51
 
О латинской мессе, еврейских активистах и религиозной цензуре. Надо предоставить католикам самим решать, каким образом им молиться, и не пытаться затевать скандал, который может лишь ухудшить межконфессиональную атмосферу

В 50-60-е годы прошлого столетия, на заре иудео-христианского диалога, каждая встреча между евреями и высокопоставленными католическими клириками была сенсацией. Особенно если они сопровождались такими неожиданными жестами, как приветствие Папы Иоанна XXIII (в миру – Анджело Джузеппе Ронкалли), обратившегося к посетившей его еврейской депутации с библейскими словами: "Я - Йосеф, брат ваш". Однако с тех пор иудео-католические встречи на высшем уровне в значительной степени превратились в рутину и имели уже по большей части не религиозное, а лишь протокольно-политическое значение.

Встреча между Папой Бенедиктом XVI и новым руководством Всемирного еврейского конгресса, состоявшаяся в Ватикане 8 октября, во многом носила именно такой дежурно-протокольный характер. Стороны обменялись положенными любезностями, поговорили о политических проблемах, волнующих современное еврейство (рост антисемитизма в Европе, иранская угроза, желательность диалога с умеренными мусульманами...), высказали намерение продолжить межрелигиозный диалог. Одним словом, весь этот протокольный официоз не заслужил бы и двух строчек, если бы не одно но: по сообщениям некоторых информационных агентств, еврейская депутация выразила свою обеспокоенность в связи с намерением Ватикана вновь разрешить традиционную тридентскую латинскую мессу.

Текст мессы, утвержденный в 1570 году на Соборе в Тренто, содержал, среди прочего, ряд "антииудейских молитв", например, такую: "Помолимся также за евреев, дабы Господь Бог открыл их сердце и они также признали Господа нашего Иисуса Христа". После 2-го Ватиканского Собора, разрешившего служить мессу на других языках, эти молитвы исчезли из католического богослужения. Однако теперь Ватикан планирует частичную реставрацию латинской мессы, которая кажется многим прихожанам более красивой, величественной и торжественной (кстати, не могу с ними в этом не согласиться). И теперь отдельные евреи опасаются, что вместе со старой доброй латынью в католические храмы вернутся и старые молитвы.

С момента, когда планы Ватикана стали достоянием гласности, различные еврейские организации начали бомбардировать курию своими петициями и протестами. Теперь же руководство Еврейского конгресса решило обсудить этот вопрос на самом высоком уровне.

Если верить Карлу Марксу, история повторяется дважды, сначала как трагедия, а затем как фарс. И в данном случае классик, похоже, был совершенно прав. Ибо, читая о неуклюжих попытках отдельных еврейских активистов "обрезать" католическое богослужение, нельзя не вспомнить события "мрачного средневековья", когда одним из излюбленных "развлечений" церковных властей был "учет и контроль"... еврейского богослужения!

Изначально главная еврейская молитва, которую каждый правоверный иудей должен читать трижды в день, состояла из восемнадцати благословений. Однако во II веке н.э. раввины добавили в нее дополнительное "благословение" (фактически же проклятье) против врагов еврейского народа: "Да не будет надежды доносчикам, и все миним пусть немедленно сгинут, и все враги народа Твоего будут истреблены: и злоумышленников искорени, и сокруши, и уничтожь, и низвергни, и покори – в скором времени, в наши дни".

В современном иврите слово мин (мн. числ - миним) означает "еретик". Однако в талмудические времена одним из основных значений этого слова было – "христианин". Поэтому не удивительно, что в некоторых старинных молитвенниках вместо слова "миним"сказано "мешумадим" ("перешедшие в иную веру", "выкресты"). А в одной из рукописей, хранящихся в Оксфорде, прямо содержится слово "ноцрим" ("христиане"), а также "да не будет им надежды... если не вернутся к Завету Твоему".

Разумеется, христианам решительно не нравилось, что в синагогах трижды в день молились о том, чтобы у них "не было надежды". Поэтому в какой-то момент власти потребовали внести изменение в литургию: вместо "миним" читать "раша" (злодеи). Европейские евреи подчинились этому требованию, так что во многих современных ашкеназских молитвенниках всякое упоминание о "еретиках" отсутствует.

Христианская цензура также обратила внимание на завершающую молитву каждой еврейской литургии, "Алейну Лешабеах" ("На нас возложено"): "На нас возложено прославлять Господина мира, провозглашать величие Владыки Вселенной. Ибо он не сделал нас подобными народам мира, и не дал нам быть похожими на племена земные. Ибо они поклоняются пустоте и тщете, и молятся божествам, которые не спасают..."

Разумеется, выделенные слова не понравились христианам, которые твердо верили в спасительную силу своей религии. Некоторым из них данная молитва казалась вдвойне оскорбительной, поскольку, во-первых, ивритское "не спасают" (ло йошиа) звучало очень похоже на ивритское произношение имени Иисуса, а во-вторых, многие евреи имели обыкновение, произнося эти слова, смачно сплевывать на пол (русскому читателю этот обычай известен благодаря Гоголю ("Тарас Бульба)": "Жид молился, накрывшись своим довольно запачканным саваном, и оборотился, чтобы в последний раз плюнуть, по обычаю своей веры…"). В результате крамольные слова были изъяты из молитвенников европейских евреев, а в некоторых странах даже были назначены специальные чиновники, которые сидели в синагогах и следили, чтобы евреи не произносили запрещенных слов и не плевались.

Кроме молитвенника, церковной цензуре регулярно подвергались и другие еврейские книги, и, прежде всего, естественно, Талмуд. По требованию цензоров из него были исключены "антихристианские" тексты (часть из которых не имела никакого отношения к Иисусу из Назарета, так как речь в них шла о людях, живших в другую эпоху). Кроме того, в некоторых изданиях слово "гой" (нееврей) было заменено на "кути" (самаритянин) или "акум" (идолопоклонник). В последнем случае христианская цензура парадоксальным образом действовала в духе еврейского религиозного права, в котором многие запреты, касавшиеся контактов с идолопоклонниками, не распространялись на мусульман и христиан.

Специалисты, скорее всего, смогли бы привести и другие, не менее яркие примеры. Однако, на наш взгляд, сказанного выше вполне достаточно, чтобы понять, что регламентация соседского богослужения – дело не новое. Просто раньше Церковь вмешивалась в молитвенную жизнь евреев, а теперь, напротив, отдельные евреи пытаются диктовать, как молиться христианам.

Христианское вмешательство в религиозную жизнь евреев, безусловно, было "трагедией", поскольку за спиной у цензоров была вся мощь христианской Европы (поэтому результатом подобной "цензуры" вполне могло стать массовое сожжение еврейских книг или даже изгнание целой общины). Однако у нынешних еврейских активистов нет решительно никаких рычагов, которыми они могли бы "принудить" Ватикан принять или отменить то или иное решение. Все, на что они в данном случае способны, это бесполезный фарсовый шум в либеральных СМИ.

В свое время еврейские активисты (возможно, те же самые) не менее шумно протестовали против фильма Мела Гибсона "Страсти Христовы", который они посчитали антисемитским. Граждане писали петиции, устраивали пикеты – и остались, говоря словами Жаботинского, "при едином эхе": фильм совершил триумфальное шествие по планете, принеся своим создателям многомиллионную прибыль. Что же до еврейских протестов, то у большинства они вызвали, в лучшем случае, недоумение, а нередко – откровенное раздражение.

То же самое будет и сейчас. Если Ватикан решит восстановить традиционную латинскую мессу – из эстетических соображений или в качестве жеста доброй воли в сторону более консервативных кругов – он ее восстановит, причем в том виде, в каком сочтет это нужным. Никакие протесты этому не помешают, а вызовут лишь раздражение у части католиков – мол, на каком основании эти люди диктуют нам, во что верить и как молиться. Причем подобные настроения могут возникнуть не только у антисемитов, которым никакой повод и так не нужен, но и у людей, относящихся к евреям нейтрально или даже благожелательно.

Резкое улучшение еврейско-католических отношений, начавшееся вскоре после Второй мировой войны, безусловно, является для евреев благом. Однако, чтобы эти изменения стали нормой, они должны происходить медленно, в силу внутреннего убеждения и исключительно по собственной воле самого меняющегося. Поэтому криками, петициями и протестами в этом деле помочь нельзя, можно только навредить.

Так что на месте еврейских активистов я бы предоставил католикам самим решать, каким образом им молиться. И не пытался бы затевать скандал, который может лишь ухудшить межконфессиональную атмосферу и к тому же не имеет никаких шансов на успех.

Евгений Левин,
для "Портала–Credo.Ru",
Иерусалим


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]