Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
05-09-2005 17:04
 
Эксперт Института прав человека ЛЕВ ЛЕВИНСОН: "Удивительно, что о. Всеволод смотрит на правозащитную проблему под чисто социальным углом"

Портал–Credo.Ru: Как бы Вы прокомментировали претензии РПЦ МП на правозащитную деятельность и высказывания по этому поводу зам. председателя ОВЦС протоиерея Всеволода Чаплина о том, что "ценности Отечества, ценности нации и безопасность ближнего" выше ценностей прав отдельного человека? Или "Я абсолютно не понимаю, почему организации, которые считают себя наиболее авторитетными в правозащитной области, защищают по преимуществу людей богатых, известных и влиятельных, тех, на защиту кого даются западные гранты, абсолютно игнорируя реально существующие в стране проблемы в области защиты прав инвалидов, людей, находящихся в домах престарелых в чудовищных условиях".

Лев Левинсон: Выступление о. Всеволода Чаплина – это часть кампании, инициированной не им и не его конторой, а исходящей из Кремля по дискредитации правозащитного движения, создания его негативного имиджа с целью попытаться заменить нынешний отряд правозащитников. То, что говорит о. Всеволод о каких-то православных национально ориентированных правозащитниках, это примерно то же, что мы видим на примере создания новой т. н. правозащитной организации "Сопротивление", которую организовали экс-советник по общественным связям мэра Москвы Ольга Костина, художественный руководитель театра "Модернъ" Светлана Врагова и бывший следователь МВД, а ныне член комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Алексей Александров. Она не столь многочисленна, как прокремлевское движение "Наши", но также фактически организована государством и финансируется крупным бизнесом. Она широко рекламируется – что, наконец, создана настоящая правозащитная организации, которая будет защищать не преступников, а потерпевших, людей, действительно столкнувшихся с произволом, а не политиков. Кто эти персонажи на самом деле? Ольга Костина так называемая несостоявшаяся жертва Пичугина, Светлана Врагова тоже вроде бы пострадала от ЮКОСа – может быть и действительно пострадала – вещи ее выбрасывались из квартиры, у нее жилищные счеты с ЮКОСом – подоплека то совершенно очевидна. Алексей Александров – человек, который любое задание сверху поймет. Это тоже достаточно известный персонаж - бывший депутат Госдумы.

То, что предлагает о. Всеволод стоит в том же ряду – потихонечку подменить состав правозащитного движения. С одной стороны Общественная палата, в которой будет Комитет по правам человека, и который будет заниматься теми правами человека, которые будут согласованы с Кремлем. С другой стоны псевдоправозащитные организации, вроде новосозданного "Сопротивления". С третьей стороны попенять, что нам нужны национально и православно ориентированные правозащитники.

По существу же все это выглядит довольно странно. Если бы о. В. Чаплин просто бы критиковал правозащитное движение – пусть. Это его право, он давно его критикует и имеет другую точку зрения, конечно же, конфессионально ориентированную и государственническую – ну, собственно, и что такого? Но он то говорит, что надо на той мировоззренческой основе, которую он отстаивает, построить новую модель защиты прав человека. Вот это достаточно странно звучит, т. к. при этом он заявляет, что права человека вторичны, а на первом месте – государство и общество и какие-то абстрактные общественные интересы в отрыве от прав личности.

Парадокс его заявлений заключается не в том, что он критикует наши подходы и концепции – ради Бога! Но он утверждает, что мы неправильные правозащитники. О. Всеволод сильно передергивает, когда представляет все в таком ключе, что мы защищаем только богатых и известных. Это все ложь. Чем дальше, тем активнее большинство правозащитников, которые входят в наши сети: Московской хельсинкской группы, Движения "За права человека", особенно в регионах, ориентированы на защиту простых граждан, их насущных и повседневных интересов, о которых Чаплин и говорит. Помогать детям-инвалидам, ветеранам, престарелым это проще всего, но разве права беженцев, проблема Чечни - проблемы только политические? То-то и удивительно, что о. Всеволод смотрит на правозащитную проблему под чисто социальным углом. Правозащитник это некий сервер (от слова сервис – Ред.), который долженработать там, где государство недорабатывает, помогать, вкладыватьсвои ресурсы, энтузиазм в те области, которые нуждаются в поддержке.

Но это, скорее, благотворительность, а не правозащита?

Тут трудно провести границу. Вот, например, защита прав детей-инвалидов в государственных детских домах – это и правозащитная, и социальная тема. Здесь и благотворительность, но здесь же и защита прав этих детей на пристойную жизнь. То же самое можно сказать и о проблемах заключенных. Одной рукой если есть возможность – оказывается какая-то помощь, другой рукой поднимается проблема прав личности. Удивительно в этом то, что о. Всеволод сводит всё к социальным проблемам, говоря от лица Церкви. Как будто Церковь не должно волновать, то, что происходит в Чечне, как будто государственная политика и действие там федеральных сил не вступают в глубочайшее противоречие с христианскими принципами. Махать кадилом и освящать орудия убийства – это вписывается в их понимание прав человека. А когда ведется работа по выявлению там безобразий – тут интересы государства должны стоять на первом месте. А где он, собственно, прочитал это – у Святых Отцов? Я уж не говорю о евангельских основах!

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru".


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]