Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
29-03-2005 15:39
 
Председатель партии "Союз людей за образование и науку" ВЯЧЕСЛАВ ИГРУНОВ: «Суд по делу «Осторожно, религия!» абсурден, он поощряет насилие, которое чуждо христианству»

Портал-Credo.Ru: Что бы Вы могли сказать по поводу процесса в отношении выставки "Осторожно, религия!"?

Вячеслав Игрунов: Во-первых, я хотел бы сказать: есть многие события, которые действительно оскорбляют религиозные чувства, и мне лично – при том, что я человек нерелигиозный, – кажется, что уважение к этим чувствам должно быть не просто на уровне нормы поведения. Мне кажется, оно должно глубоко переживаться человеком, потому что религиозные переживания относятся к иррациональной сфере, которую человек не в состоянии контролировать, и оскорбление религиозного чувства дает такие всплески, как ничто другое. С этим может сравниться только переживание относительно национальной идентичности – больше ничего на земле не знаю. Поэтому с религией нужно быть очень осторожным.

Но когда мы возвращаемся к Музею Сахарова и этой экспозиции... Она была достаточно камерной, достаточно простой, и мне кажется, что здесь любой человек может сказать, что он хочет. Поэтому тот погром, который там учинили, на мой взгляд, это более хамская вещь, чем кажется... Если сравнить с лимоновцами, которые захватили какой-то государственный офис, а им вменили попытку захвата государственной власти – правда, сейчас пересматривают, но тем не менее такой жесткий ответ, – там уровень варварства во много раз ниже, чем здесь. Они поступили, как поступают во многих странах мира современные молодые люди. Столкновение общества с властью может принимать разные формы.

То, что произошло в Музее Сахарова, - это столкновение внутри общества, не регулируемое никакими силовыми методами. Оно недопустимо особенно со стороны религиозных деятелей, особенно со стороны представителей той религии, Пророк которой сказал: если тебя ударили по одной щеке, то подставь другую. Это те люди, которые должны были бы своей совестью, своим поведением сказать: ребята, вы поступаете нехорошо. Мало того, что они учинили это, сегодня государственная власть еще старается утопить тех, кто позволил другим высказать свою точку зрения, свое отношение к религии. У нас светское государство, и если человек нерелигиозен, то он имеет такое же право на исповедание этой нерелигиозной своей идентичности, как и другой, который исповедует какую-то веру. И вот сегодня судить за камерное мероприятие в Музее Сахарова и требовать сурового приговора - на мой взгляд, со стороны и суда, и власти совершенно абсурдно. На мой взгляд, сам суд абсурден, сам смысл его абсурден. Он подвигает нас к одобрению насилия, к позволению насилия...

То есть обвинительный приговор является оправданием погрома?

– Да, конечно. На основании идеологических разногласий - иначе их не назовешь, когда представители какой-то одной конфессии бьют тех, кто их обижает, с кем они не согласны. Если внимательно отнестись к этому, мы можем сказать, что, грубо говоря, поедание свинины христианами – это оскорбление для мусульманина, или, скажем, причащение вином для мусульманина – это святотатство. И что же, мы будем бить пьющих вино и едящих свинину? На каком основании? А такое поведение суда, власти, подстегивает, в сущности, к такого рода ментальности, к такого рода некоему самоуправству. Я повторяю: особенно для христианства личный пример является поучительным. Не насилие, не принуждение других, а личный пример, как Иисус Христос Своей жизнью продемонстрировал правила поведения, мораль христианскую. Он никому ничего не навязывал, Он сам прожил жизнь, и, взирая на Него, миллионы и миллионы людей стали христианами. Зачем же насилие? А тут еще суд поощряет это насилие...

И должен сказать, что это происходит на фоне попыток сделать школу православной, что тоже, на мой взгляд, невозможно. Невозможно не только потому, что у нас многоконфессиональная страна, но и потому, что большинство советских людей все-таки нерелигиозно, и они не хотели бы, чтобы дети воспитывались в религиозном ключе. А налоги все платят одинаково - иудеи, мусульмане, неверующие, православные, католики и так далее. Кажется, этот процесс чуть-чуть затормозился. Если бы мне сказали, что в школе станут преподавать историю религии, то я бы только аплодировал. Здорово, прекрасно, это нужно знать. Обязательно нужно знать детям. И пусть дети учат и делают выводы. Но, извините, православная этика, православное воспитание - это совершенно другая вещь. Это уже попытки в свою конфессию вписать львиную долю российского населения.

Все эти вещи исходят из одной, я бы сказал, посконной ментальности, которая характерна для средневекового мышления, но мы-то вступаем в XXI век...

– Именно "посконная ментальность" призывает запретить оперу "Дети Розенталя"?

– Ну это, конечно, полный абсурд. Я не читал Сорокина, да и вообще постмодернизм – не мое увлечение. Но на том основании, что он написал какие-то матерные книги не пускать или вмешиваться в оперу – это абсурд. Это все равно, что на том основании, что Пушкин написал "Гавриилиаду", не печатать его в приличных издательствах - мол, матершинника, порнографа публикуете. Причем, ладно "Гавриилиада", а если взять его стихотворения, которые приличному человеку неприлично в обществе читать? И что, от этого Пушкин перестал быть событием нашей истории? Я не хотел бы как Ирина Хакамада [на телевидении] сравнивать или ставить Сорокина на уровень Пушкина, или говорить, что он великий писатель, что он останется в истории литературы – я не люблю постмодернизма. Но мешать человеку выражать свое "я" - абсурдно. И когда молодой человек в схватке с Хакамадой говорит "Надо было бы, скажем, в целлофановом пакете продавать" - пардон, какие претензии к господину Сорокину? Ведь Сорокин книг не печатает, в целлофан не упаковывает, и не стоит на людной площади. Это нормы государства, того государства, которое защищает и от имени которого выступает этот резвый молодой человек. Пусть они законодательно определяют, что где должно печататься, пусть он обратится к своей власти, которая обеспечивает те места, где можно публиковать литературу с матерными словами. Пожалуйста, определитесь - но при чем здесь Сорокин? Я Сорокина не куплю и так - и до рекламы Якеменко. Но то, что Якеменко делает, прямо противоречит здравому смыслу. Укоренилось представление, что можно через насилие достичь хорошего результата. Не верю!

– А если будут созданы не только общественные советы, к чему призывает Российская партия жизни, но и введена новая цензура?

– Я думаю, что Партия жизни вряд ли является инициатором подобных вещей. Я не исключаю, что здесь [на съезде партии] произносятся такие слова, которые отвечают чьим-то установкам. С другой стороны, лично я буду оппонировать подобному подходу, когда представитель власти обвиняет второй телеканал, который точно руководится из Кремля, в том, что он ведет разнузданную антипрезидентскую кампанию – мне это слышать достаточно странно. Куда уж более жесткая цензура: если Кремль не справляется со вторым [государственным] телеканалом, то кто же с ним тогда справится? Поэтому я не являюсь сторонником цензуры. Напротив, я являюсь сторонником того, чтобы было создано Общественное телевидение, к которому государство руку бы не прикладывало и которым руководил бы совет из авторитетных в обществе людей. Такой род цензуры можно было бы принять, но его надо называть телевизионной политикой. Пожалуйста, мы не запрещаем Ren-TV показывать ночью свои скабрезные фильмы, но такое телевидение, как канал "Культура", показывает прекрасные фильмы. Пожалуйста, создадим такой телеканал на общественные деньги, сами будем им руководить, - и пусть показывает образцы высокой морали. Заинтересуйте зрителя...

Я считаю, что наши дети лишены нормального воспитания, поскольку то, что является нормой жизни, у них как бы отнимается. Помню, когда я был маленьким ребенком, думал: как же так, материнство везде воспевается, а то, что ведет к материнству, - порицается. Как переступить этот порог от порицания к воспеванию - где та грань? Думаю, что очень многие люди не могут сейчас этого понять. Отсюда переход из одной стадии приводит к цинизму, а на самом деле должно быть непрерывное и естественное воспитание. Поэтому я не против того, чтобы дети понимали все в жизни. Цензура, снимая поиск, снимая мысль, останавливает общество в развитии.

–Что касается воспитания - мы знали воскресные школы как религиозные, а Партия жизни предлагает создать воскресные политические школы…

– Я немедленно пойду туда преподавать. Я с удовольствием бы преподавал в политической школе. Я не думаю, что политическая школа должна быть государственной. Она должна быть независимой. Если какие-то общественные организации возглавили бы такое движение - я бы пошел преподавать, это моя мечта. Моя мечта - учить молодежь политике...

Но, может быть, в нынешнем российском обществе сопротивление такой инициативе окажется слишком сильным?

– Не исключено. Или сопротивление окажется слишком сильным, или, наоборот, эту инициативу попытаются оседлать, сделать такой официоз, который будет иметь только негативные последствия. Оба варианта возможны. Но можно пройти между Сциллой и Харибдой...

Беседовал Валерий Никольский,
для "Портала–
Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]